НЕ ПРО­СТО ИГ­РУШ­КИ

За­чем иг­рать в кук­лы взрос­ло­му че­ло­ве­ку?

AiF Kostroma - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ми­ха­ил КАРЕПОВ

– очень важ­на. По­это­му маль­чи­кам ну­жен кон­струк­тор. А де­воч­кам – кук­лы. На­при­мер, это сей­час на ту же Бар­би вы­пус­ка­ют це­лый гар­де­роб одеж­ды. А преж­де цел­лу­ло­ид­ные кук­лы вы­пус­ка­лись го­лы­шом. Де­воч­ки са­ми де­ла­ли для нее одеж­ду – раз­ви­ва­ли твор­че­ские спо­соб­но­сти, учи­лись ши­тью, го­то­ви­лись к взрос­лой жиз­ни. Ко­неч­но, со вре­ме­нем ста­ли со­вер­шен­ство­вать­ся ма­те­ри­а­лы. По­яви­лись иг­ро­вые кук­лы из кар­то­на, бу­ма­ги, цел­лу­ло­и­да, па­пье-ма­ше и дру­гих ма­те­ри­а­лов. Кста­ти, ста­рин­ные кук­лы под­раз­де­ля­ют­ся на вин­таж (ста­рые иг­ро­вые кук­лы) и ан­ти­ква­ри­ат. Как пра­ви­ло, это кук­лы ин­те­рьер­ные, пред­на­зна­чен­ные для укра­ше­ния до­ма.

ЦАР­СКИЕ КУК­ЛЫ

– Ин­те­рес­но, а у вен­це­нос­ных особ бы­ли ка­кие-то осо­бен­ные кук­лы?

- У по­след­не­го рус­ско­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло че­ты­ре до­че­ри. В то вре­мя кук­лы бы­ли очень до­ро­ги. Це­на ка­че­ствен­ной фар­фо­ро­вой кук­лы мог­ла до­хо­дить до сто­и­мо­сти хо­ро­ше­го эки­па­жа с упряж­кой ло­ша­дей. Им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­до­ров­на уде­ля­ла боль­шое вни­ма­ние, что­бы ее де­тей окру­жа­ли кра­си­вые ве­щи. По­это­му для ма­лень­ких ца­ре­вен при­об­ре­та­ли кра­си­вых фран­цуз­ских, немец­ких ку­кол. Но по­иг­рать ими ма­лень­кие ца­рев­ны мог­ли толь­ко в ка­че­стве по­ощ­ре­ния и очень недол­го. Ча­ще же они иг­ра­ли с те­ми кук­ла­ми, ко­то­рых де­ла­ли сво­и­ми ру­ка­ми.

– А прав­да, что во вре­ме­на ста­нов­ле­ния со­вет­ской вла­сти кук­лам из­ряд­но до­ста­лось?

- Рус­ская фар­фо­ро­вая кук­ла по­яви­лась в кон­це 18 ве­ка и поль­зо­ва­лась боль­шой по­пу­ляр­но­стью. Та­кие иг­руш­ки по немец­ким об­раз­цам вы­пус­кал Москв­ский фар­фо­ро­вый за­вод. Они да­же по­лу­чи­ли пять зо­ло­тых ме­да­лей на меж­ду­на­род­ных вы­став­ках. Но се­го­дня они яв­ля­ет­ся боль­шой ред­ко­стью, так как, к со­жа­ле­нию, их по­сле­ре­во­лю­ци­он­ная судь­ба сло­жи­лась очень пе­чаль­но. Нар­ком про­све­ще­ния Лу­на­чар­ский, су­пру­га ко­то­ро­го бы­ла страст­ной кол­лек­ци­о­нер­кой та­ких ку­кол, в 1920 го­ду по­смот­рев на этих фар­фо­ро­вых кра­са­виц, ска­зал: «Это пе­ре­жи­ток бур­жу­а­зии. На­ши де­ти та­ки­ми кук­ла­ми иг­рать не мо­гут» И бы­ло при­ка­за­но за­вод уни­что­жить, а ку­кол раз­бить. Вза­мен им ста­ли вы­пус­кать ку­кол по про­фес­си­ям: кре­стья­нин, ра­бо­чий, пи­о­нер­ка, са­ни­тар­ка. Од­на­ко вре­мя все рас­став­ля­ет по сво­им ме­стам. И се­го­дня ан­ти­квар­ную фар­фо­ро­вую кук­лу из кол­лек­ции же­ны Лу­на­чар­ско­го мож­но при­об­ре­сти на ев­ро­пей­ских аук­ци­о­нах. При­чем, их це­на мо­жет до­хо­дить до несколь­ких ты­сяч дол­ла­ров.

БЕЗ ВОЗРАСТНЫХ ОГРА­НИ­ЧЕ­НИЙ

– Как по­се­ти­те­ли ва­ше­го му­зея ре­а­ги­ру­ют на кол­лек­цию?

- Во мно­гом на­ша кол­лек­ция вы­пол­ня­ет про­све­ти­тель­скую функ­цию: зна­ко­мит с ка­ки­ми-то ис­то­ри­че­ски­ми мо­мен­та­ми, с ис­то­ри­ей иг­руш­ки. На­при­мер, мы рас­ска­зы­ва­ем о япон­ской иг­руш­ке «да­ру­ма» – про­об­ра­зе на­шей рус­ской мат­реш­ки. Рас­ска­зы­ва­ем об об­ря­до­вых кук­лах. Из ка­ких ма­те­ри­а­лов они де­ла­лись, по­че­му имен­но та­кие кук­лы и иг­руш­ки де­ла­лись в то или иное вре­мя…

– За­чем, как вы ду­ма­е­те, к вам при­хо­дят взрос­лые?

- Для взрос­лых это но­сталь­гия. Мно­гие на­ши по­се­ти­те­ли при­хо­дят во­об­ще без де­тей. Кто-то смот­рит ан­ти­квар­ных ку­кол. Кто-то ви­дит но­сталь­ги­че­ские мо­мен­ты сво­е­го дет­ства и мо­ло­до­сти…

– Но де­ти-то к вам то­же при­хо­дят?

- Ко­неч­но! А по­сле за­вер­ше­ния зна­ком­ства с экс­по­зи­ци­ей об­ни­ма­ют экс­кур­со­во­да (улы­ба­ет­ся). По­рой мож­но услы­шать та­кую фра­зу от де­во­чек, для ко­то­рых наш му­зей это та­кой… ку­коль­ный рай: «Я счаст­ли­ва». И мы все­гда го­во­рим де­тям, ко­то­рые при­хо­дят к нам на экс­кур­сии, что ес­ли они не бу­дут вы­бра­сы­вать свои ста­рые иг­руш­ки, то со вре­ме­нем у них со­бе­рет­ся соб­ствен­ный му­зей. Пом­ню, од­на де­воч­ка по­зво­ни­ла нам и го­во­рит: «А мож­но моя кук­ла с ва­ши­ми од­ну ночь пе­ре­но­чу­ет?» (сме­ет­ся).

– От­ку­да во­об­ще при­шла идея со­здать та­кой необыч­ный му­зей?

– Я с дет­ства со­би­ра­ла кол­лек­цию ку­кол. Как-то раз при­об­ре­ла кра­си­вую кук­лу, ко­то­рая хра­ни­лась у ме­ня лет два­дцать. По­том, в си­лу об­сто­я­тельств, я ста­ла мно­го пу­те­ше­ство­вать по то­гда еще со­юз­ным рес­пуб­ли­кам СССР. И за­ча­стую су­ве­ни­ром из раз­лич­ных мест ста­но­ви­лись имен­но кук­лы. За­тем в мо­ей жиз­ни по­яви­лась ан­ти­квар­ная кук­ла немец­ко­го фаб­ри­кан­та Ар­ман­да Мар­се­ля. У ме­ня по­явил­ся ин­те­рес. Я ста­ла чи­тать мно­го спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной ли­те­ра­ту­ры об ис­то­рии ми­ра, го­су­дар­ства. Ста­ла при­об­ре­тать ан­ти­квар­ные кук­лы на аук­ци­о­нах. И гео­гра­фия мо­их пу­те­ше­ствий рас­ши­ри­лась до Ев­ро­пы и да­же Аме­ри­ки. И вот, все мои кук­лы жи­ли у ме­ня до­ма. Но по­сте­пен­но до­маш­ние ста­ли го­во­рить, что они вы­жи­ва­ют лю­дей из соб­ствен­но­го жи­лья (сме­ет­ся). Соб­ствен­но го­во­ря, так и по­явил­ся наш му­зей. Мне де­ла­ли пред­ло­же­ние на очень хо­ро­ших усло­ви­ях от­крыть его в Яро­слав­ле. Но я пат­ри­от­ка Ко­стро­мы и ре­ши­ла, что моя кол­лек­ция долж­на вы­став­лять­ся имен­но в на­шем го­ро­де.

КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕ – ДЕ­ЛО ЗАРАЗНОЕ

– Как по­пол­ня­ет­ся ва­ша кол­лек­ция?

- Сна­ча­ла я со­би­ра­ла ее са­мо­сто­я­тель­но. Но по­сте­пен­но ста­ла при­вле­кать к это­му сво­их род­ствен­ни­ков и дру­зей. Так, на­при­мер, мои дру­зья в Гер­ма­нии ре­ши­ли мне по­мочь и ста­ли по­ку­пать ан­ти­квар­ные кук­лы на рын­ках и аук­ци­о­нах. А по­том по­сте­пен­но и са­ми ста­ли кол­лек­ци­о­не­ра­ми, на­ча­ли глу­бо­ко изу­чать эту те­му. И так во­шли в нее, что са­ми от­кры­ли свой му­зей (сме­ет­ся). Что ка­са­ет­ся по­куп­ки ан­ти­квар­ных ку­кол, то тут все до­ста­точ­но про­сто. При­ез­жай на аук­ци­он и по­ку­пай. Бы­ли бы день­ги. А вот, что­бы ку­пить со­вет­скую иг­руш­ку, тут без по­мощ­ни­ков не обой­тись. Ведь к ним не от­но­си­лись так бе­реж­но, как к ан­ти­ква­ри­а­ту. Где-то нос от­би­ли, ру­ку или но­гу от­ло­ма­ли. А вы­рос ре­бе­нок, так и во­все вы­бро­си­ли кук­лу. По­это­му най­ти со­вет­скую иг­руш­ку в хо­ро­шем со­сто­я­нии слож­нее, но по­то­му и интереснее.

– Ка­кие наи­бо­лее ин­те­рес­ные эк­зем­пля­ры хра­нят­ся в ва­шей кол­лек­ции?

- У нас есть эт­ни­че­ские кук­лы из Ис­па­нии, Маль­ты, Ин­дии, Ин­до­не­зии, Явы, Бир­мы, Ба­ли, Ти­бе­та, До­ми­ни­ка­ны, Но­р­ве­гии. Нам их до­ста­ви­ли по спец­за­ка­зу. Есть се­рия ис­пан­ских ха­рак­тер­ных ку­кол 70-х го­дов про­шло­го ве­ка, то есть, об­ла­да­ю­щих опре­де­лен­ным вы­ра­же­ни­ем ли­ца, на­при­мер, удив­ле­ние, вос­торг, разо­ча­ро­ва­ние, ис­пуг. При­чем ни од­но из них не по­вто­ря­ет­ся. Есть вос­ко­вая кук­ла XIX ве­ка, ко­то­рую труд­но най­ти да­же в ев­ро­пей­ских кол­лек­ци­ях. Это ра­бо­та ан­глий­ско­го фаб­ри­кан­та Пье­рот­ти. Она пол­но­стью со­хра­ни­ла свой об­лик, оде­та в за­вод­ское пла­тье. У нее да­же во­ло­сы на­ту­раль­ные.

Лю­бовь к кук­лам бы­ва­ет один раз и на всю жизнь, счи­та­ет Надежда Шей­ко.

Фо­то из лич­но­го архива Н.В. Шей­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.