НО­ВАЯ ЖИЗНЬ ДРЕВ­НЕ­ГО ОБ­РА­ЗА

Как вос­ста­нав­ли­ва­ют пред­ме­ты ста­ри­ны для му­зеев?

AiF Kostroma - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ми­ха­ил КАРЕПОВ

Ре­зуль­тат их ра­бо­ты поз­во­ля­ет нам, лю­дям из XXI ве­ка при­кос­нуть­ся к ис­то­рии Оте­че­ства и род­но­го края. О тон­ко­стях про­фес­сии ре­став­ра­то­ра рас­ска­за­ла ху­дож­ник-ре­став­ра­тор стан­ко­вой тем­пер­ной жи­во­пи­си фи­ли­а­ла Все­рос­сий­ско­го ху­до­же­ствен­но­го на­уч­но­ре­став­ра­ци­он­но­го цен­тра им. ака­де­ми­ка И.Э. Гра­ба­ря На­та­лья ПО­ТА­ПО­ВА.

ВТО­РАЯ ЖИЗНЬ СТА­РИ­НЫ

– По­че­му вы ре­ши­ли за­нять­ся та­кой спе­ци­фи­че­ской де­я­тель­но­стью как ре­став­ра­ция икон?

- Во вре­мя уче­бы в ака­де­мии я про­бо­ва­ла се­бя в раз­ных от­рас­лях ху­до­же­ствен­но­го твор­че­ства: в ди­зайне ин­те­рье­ров, ланд­шафт­ном ди­зайне, непо­сред­ствен­но ар­хи­тек­ту­ре. И в наш центр, я счи­таю, ме­ня при­ве­ла са­ма судь­ба. Что на­зы­ва­ет­ся, Бог на­пра­вил (улы­ба­ет­ся). У каж­до­го ре­став­ра­то­ра своя, до­ста­точ­но уз­кая спе­ци­а­ли­за­ция. Кто-то за­ни­ма­ет­ся жи­во­пи­сью, ме­бе­лью, скульп­ту­рой, ке­ра­ми­кой, тка­ня­ми, из­де­ли­я­ми из ме­тал­ла. Я – тем­пер­ную жи­во­пись, то есть ре­ста­ври­рую ико­ны.

– С ка­ки­ми ико­на­ми вы ра­бо­та­е­те?

- Как пра­ви­ло, с му­зей­ны­ми экс­по­на­та­ми, в ос­нов­ном из Ко­стром­ско­го му­зея-за­по­вед­ни­ка и Цер­ков­но­го ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ско­го му­зея Ко­стром­ской епар­хии РПЦ. Что же ка­са­ет­ся вре­ме­ни их на­пи­са­ния, то пре­иму­ще­ствен­но это XIX век, ре­же ко­нец XVIII. Бо­лее позд­них икон, к со­жа­ле­нию, со­хра­ни­лось очень ма­ло. Опять же ре­став­ра­ции как та­ко­вой в ста­ри­ну про­сто не су­ще­ство­ва­ло. Ста­рую ико­ну по­нов­ля­ли, или пе­ре­пи­сы­ва­ли, или уби­ра­ли кра­соч­ный слой и пи­са­ли по­верх его но­вый сю­жет. Ес­ли к нам по­па­да­ет та­кой об­раз, то пре­иму­ще­ство, ко­неч­но, от­да­ет­ся бо­лее ран­не­му изоб­ра­же­нию.

– Чем «бо­ле­ют» ико­ны?

- Ико­ны бо­ле­ют вре­ме­нем. Ико­ны – это пред­мет мно­го­слой­ный. На де­ре­вян­ную ос­но­ву на­но­сит­ся па­во­ло­ка. По­том она грун­ту­ет­ся. За­тем идет непо­сред­ствен­но кра­соч­ный слой. И за­вер­ша­ет все слой оли­фы. Со­от­вет­ствен­но, бы­ва­ет, что стра­да­ет ос­но­ва – дос­ки рас­кле­и­ва­ют­ся. Жи­во­пись утра­чи­ва­ет­ся с грун­том, мо­гут быть от­ста­ва­ния крас­ки, взду­тия. То есть, це­лый спи­сок де­фек­тов. Ре­став­ра­ция пе­ре­во­дит­ся с ла­тин­ско­го как «вос­ста­нов­ле­ние» и са­мая глав­ная её за­да­ча – за­кон­сер­ви­ро­вать пред­мет вос­ста­нов­ле­ния и со­хра­нить ав­тор­ский по­черк и об­лик. И, с од­ной сто­ро­ны, вер­нуть пред­ме­ту пер­во­на­чаль­ный вид, по­ка­зать его зри­те­лю та­ким, ка­ким он был. Но, в то­же вре­мя, ре­став­ра­тор не дол­жен при­вно­сить ни­че­го сво­е­го, как-то вли­ять на ав­тор­ство про­из­ве­де­ния. То есть, пред­мет по­сле ре­став­ра­ции не дол­жен вы­гля­деть как но­во­дел.

– Сколь­ко ухо­дит вре­ме­ни на ра­бо­ту с од­ним пред­ме­том?

- Во­об­ще на ре­став­ра­цию ча­сто ухо­дят го­ды. Все пред­ме­ты раз­ные, раз­ной слож­но­сти, раз­лич­ных раз­ме­ров. Мы не цех по про­из­вод­ству де­та­лей и не ре­монт­ная ма­стер­ская. По­это­му ска­зать кон­крет­но, сколь­ко вре­ме­ни уй­дет на вос­ста­нов­ле­ние той или иной ико­ны нель­зя. Ча­сто при ре­став­ра­ции воз­ни­ка­ют ка­кие-то под­вод­ные кам­ни, на­при­мер, по­но­ви­тель­ская за­пись (но­вая ико­на по­верх ста­рой – Ред.), это то­же тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но­го вре­ме­ни.

КАЖ­ДЫЙ ЭКС­ПО­НАТ – УНИ­КАЛЬ­НЫЙ!

– По­па­да­ют­ся ли ред­кие эк­зем­пля­ры?

- По-сво­е­му, каж­дый из них уни­ка­лен. Ведь в преж­нее вре­мя не бы­ло се­рий­но­го про­из­вод­ства, все пи­са­ли вруч­ную. У каж­дой ико­ны свои ха­рак­тер­ные осо­бен­но­сти. В ос­нов­ном это ко­стром­ская шко­ла ико­но­пи­си. Но очень ча­сто в му­зе­ях от­сут­ству­ет ин­фор­ма­ция об ико­нах, их ав­то­рах. Это же не кар­ти­ны, на них под­пи­си не ста­ви­ли. За­ча­стую есть все­го од­на за­пись, на­при­мер: «По­сту­пи­ла из экс­пе­ди­ции 1958 го­да», и всё! Мы все­гда про­сим му­зеи, что­бы они при­сы­ла­ли ле­ген­ду пред­ме­та, но по ико­нам та­кой ин­фор­ма­ции прак­ти­че­ски ни­ко­гда нет. Од­на­ко по­рой встре­ча­ют­ся обра­зы с очень ин­те­рес­ным сю­же­том. К при­ме- ру, я вос­ста­нав­ли­ва­ла ико­ну «Яв­ле­ние ико­ны Фе­до­ров­ской Бо­жи­ей ма­те­ри кня­зю Ва­си­лию». На ней изоб­ра­жен мо­мент, ко­гда ко­стром­ской князь Ва­си­лий во вре­мя охо­ты близ ре­ки За­пруд­ни, об­ра­тив вни­ма­ние на лай со­ба­ки, уви­дел ви­ся­щую на де­ре­ве ико­ну.

– Дол­жен ли ре­став­ра­тор иметь зна­ния в ху­до­же­ствен­ной об­ла­сти?

- Бе­з­услов­но! Ко­неч­но, он дол­жен иметь и ху­до­же­ствен­ный вкус, и чув­ство фор­мы, цве­та, гар­мо­нии.

– Ес­ли ли в ре­став­ра­ции ме­сто для твор­че­ства?

- Я бы ска­за­ла, что ме­ста для твор­че­ства здесь ма­ло, по­то­му что мы огра­ни­че­ны опре­де­лен­ны­ми рам­ка­ми, нор­ма­ми и ме­то­ди­ка­ми. Ни­че­го сво­е­го в пред­мет на­шей ра­бо­ты мы при­вно­сить не мо­жем, ина­че бу­дет уте­ря­на его уни­каль­ность. А зна­чит и исто­ри­че­ская цен­ность. Но, на­вер­ное, да­же сам про­цесс по­ис­ка ме­то­да ре­став­ра­ции – это уже твор­че­ский про­цесс (улы­ба­ет­ся). Те же, ко­му твор­че­ства не хва­та­ет на ра­бо­те, за­ни­ма­ют­ся им в сво­бод­ное вре­мя. Я, на­при­мер, пи­шу кар­ти­ны. Бы­ла да­же вы­став­ка мо­их ра­бот в Му­зее при­ро­ды и об­ласт­ной ад­ми­ни­стра­ции.

МИ­НУ­СЫ И ПЛЮ­СЫ

– В чем ми­ну­сы ра­бо­ты ре­став­ра­то­ра?

- Во-пер­вых, наш труд свя­зан с вредной хи­ми­ей, раз­лич­ны­ми рас­тво­ри­те­ля­ми. У нас боль­шая зри­тель­ная на­груз­ка. Ну, и ни для ко­го не яв­ля­ет­ся сек­ре­том, что куль­ту­ру у нас не осо­бо жа­лу­ют, счи­та­ют, что это сфе­ра, без ко­то­рой мож­но обой­тись, мож­но за­дви­нуть её на вто­рой план… А во­об­ще ре­став­ра­ция – это тя­же­лый труд, тре­бу­ю­щий тща­тель­ной под­го­тов­ки, вред­ный для здо­ро­вья, низ­ко­опла­чи­ва­е­мый и за­ча­стую непо­ня­тый со­вре­мен­ни­ка­ми.

– А в чем плю­сы? Ведь ес­ли бы их не бы­ло, на­вер­но, вы не ра­бо­та­ли бы ре­став­ра­то­ром?

- Ре­став­ра­то­ры как вра­чи – они ле­чат! Толь­ко не лю­дей, а пред­ме­ты ста­ри­ны. Это ра­бо­та, свя­зан­ная с ис­кус­ством, и ре­став­ра­тор всё рав­но по­ни­ма­ет, что он несет куль­ту­ру лю­дям, воз­рож­да­ет пред­ме­ты ста­ри­ны, да­ет им вто­рую жизнь. И ко­гда по­па­да­ет­ся в ру­ки осо­бен­но древ­няя и от то­го цен­ная вещь, то про­ни­ка­ешь­ся ощу­ще­ни­ем, что при­ка­са­ешь­ся к ис­то­рии, к её «мно­го­ве­ко­вой тол­щи». И за этим пред­ме­том сто­ят сот­ни и ты­ся­чи лю­дей! Их судь­бы, це­лые эпо­хи жиз­ни сво­ей стра­ны, род­но­го го­ро­да…

– Что для ре­став­ра­то­ра са­мое труд­ное?

- На­вер­ное, по­бо­роть свой страх. Как пе­ред опе­ра­ци­ей страш­но по­дой­ти к па­ци­ен­ту. Ведь глав­ное, как и в про­фес­сии вра­ча, не на­вре­дить. Со­брать­ся с мыс­ля­ми, си­ла­ми, вы­брать пра­виль­ную ме­то­ди­ку вос­ста­нов­ле­ния и на­чать ра­бо­тать.

– Для ре­став­ра­то­ра обя­за­тель­но знание ис­то­рии стра­ны, ее куль­ту­ры или же до­ста­точ­но чи­сто тех­ни­че­ских на­вы­ков?

- Здесь, ко­неч­но, боль­шую роль иг­ра­ет ре­мес­ло. А по­сколь­ку у нас все-та­ки на­уч­но-ре­став­ра­ци­он­ный центр, то и на­у­ке уде­ля­ет­ся до­ста­точ­ное вни­ма­ние. Ре­став­ра­то­ры чи­та­ют, изу­ча­ют до­пол­ни­тель­ную ли­те­ра­ту­ру, раз­лич­ные на­уч­ные тру­ды. Ино­гда ведь нуж­но не толь­ко вос­ста­но­вить пред­мет, но и сде­лать да­ти­ров­ку и ква­ли­фи­ци­ро­вать пред­мет по эпо­хе, стране, сти­лю из­го­тов­ле­ния. Вот не так дав­но к мо­им кол­ле­гам при­вез­ли на ре­став­ра­цию из Ще­лы­ко­ва кон­соль. А на са­мом де­ле это ока­за­лась не кон­соль, а ге­ри­дон – ана­лог тор­ше­ра, ко­то­рый ис­поль­зо­вал­ся как под­став­ка для цве­тов и фрук­тов. И ре­став­ра­тор внес яс­ность в сущ­ность это­го экс­по­на­та. Или при­шла к нам ико­на «Спас на пре­сто­ле». Ока­за­лось, что она за­пи­са­на, и пер­во­на­чаль­но это был об­раз «Спас в си­лах», то есть – две со­вер­шен­но раз­ные ико­ны! Ре­став­ра­то­ры мас­ля­ной жи­во­пи­си, ко­то­рые ра­бо­та­ют с кар­ти­на­ми, очень ча­сто от­кры­ва­ют и ав­тор­ство по­лот­на.

ЛЮ­ДИ СО «СВЕТ­ЛОЙ ГО­ЛО­ВОЙ И ЗО­ЛО­ТЫ­МИ РУ­КА­МИ» – ТАК НА­ЗЫ­ВА­ЮТ РЕСТАВРАТОРОВ, СПЕ­ЦИ­А­ЛИ­СТОВ, ДАЮЩИХ ВТО­РУЮ ЖИЗНЬ ДРЕВНИМ И УНИ­КАЛЬ­НЫМ ПРЕД­МЕ­ТАМ, МУЗЕЙНЫМ ЭКСПОНАТАМ.

ХРА­НИ­ТЕ­ЛИ СТА­РИ­НЫ

– Ка­ко­вы со­вре­мен­ные тен­ден­ции в об­ла­сти ре­став­ра­ци­он­ных ма­те­ри­а­лов?

- Ре­став­ра­ция – сфе­ра кон­сер­ва­тив­ная. И взгля­ды на ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые ис­поль­зу­ют­ся в ре­став­ра­ции – то­же кон­сер­ва­тив­ны. Но не по­то­му, что мы та­кие от­ста­лые ре­тро­гра­ды (улы­ба­ет­ся), а по­то­му что это­го тре­бую усло­вия на­шей ра­бо­ты. Ста­рые пред­ме­ты нуж­но вос­ста­нав­ли­вать с по­мо­щью ста­рых же спо­со­бов и ма­те­ри­а­лов. Ведь рань­ше ис­поль­зо­ва­лась ис­клю­чи­тель­но ор­га­ни­ка, и по­то­му мы ста­ра­ем­ся поль­зо­вать­ся ма­те­ри­а­ла­ми, при­бли­жен­ным к ней. На­при­мер, ста­рый доб­рый ры­бий клей. При­чем, ва­рим его са­ми. И есть еще один мо­мент – неко­то­рые ве­ще­ства, необ­хо­ди­мые для ре­став­ра­ции те­перь про­мыш­лен­ность про­сто не вы­пус­ка­ет! И нам при­хо­дит­ся де­лать их са­мо­сто­я­тель­но.

– Че­го не мо­жет сде­лать про­фес­си­о­наль­ный ре­став­ра­тор, ка­кие бы день­ги ему ни по­су­лил за­каз­чик?

- Не бу­дет под­ме­нять ав­тор­ство экс­по­на­та сво­ей ра­бо­той, ес­ли вос­ста­нав­ли­ва­е­мый пред­мет очень раз­ру­шен и со­хра­ни­лось очень ма­ло пер­во­на­чаль­но­го ма­те­ри­а­ла! По­то­му что это бу­дет уже со­вер­шен­но иное про­из­ве­де­ние.

Н.По­та­по­ва: «Мы не цех по про­из­вод­ству де­та­лей и не ре­монт­ная ма­стер­ская!»

Фото ав­то­ра / из архива на­уч­но­ре­став­ра­ци­он­но­го цен­тра им. Гра­ба­ря

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.