ЧА­СЫ С СЕКРЕТОМ

Му­зей­ный экс­по­нат ока­зал­ся с двой­ным дном

AiF Kostroma - - ПОДРОБНОСТИ - Лю­бовь НОВОЖИЛОВА. Лю­бовь НОВОЖИЛОВА. Али­са ШИДЛОВСКАЯ

ЗО­ЛО­ТОЙ ЖУК

Изыс­кан­ное сто­ло­вое се­реб­ро и жен­ские укра­ше­ния, сре­ди ко­то­рых мас­сив­ный жу­чок с гра­на­та­ми в сти­ле Фа­бер­же, усы­пан­ный брил­ли­ан­та­ми и дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми, – та­кое бо­гат­ство пред­ста­ло взо­ру спе­ци­а­ли­стов му­зея при осмот­ре ста­рых ча­сов лон­дон­ской ра­бо­ты. Клад ока­зал­ся за­вёр­нут в свёрт­ки и спря­тан под план­ка­ми, при­кры­вав­ши­ми дно.

«На­поль­ные ча­сы кон­ца XIX - на­ча­ла XX вв. по­яви­лись в му­зее в чис­ле дру­гих пред­ме­тов по­сле смер­ти двух се­стёр, по­след­них пред­ста­ви­тель­ниц се­мьи Угличаниновых. Это про­изо­шло ещё в 1967 го­ду», - рас­ска­за­ла за­ве­ду­ю­щая ис­то­ри­че­ским от­де­лом Костромского му­зея-заповедника Лю­бовь НОВОЖИЛОВА.

Чьей ру­кой фа­миль­ные цен­но­сти бы­ли по­ло­же­ны в ча­сы, неиз­вест­но. Но в му­зее пред­по­ла­га­ют: ес­ли бы укра­ше­ния оста­лись в от­кры­том до­сту­пе, до на­ших дней они бы не уце­ле­ли. Цен­но­сти мог­ли сги­нуть в го­ды ре­во­лю­ций и войн, их бы рек­ви­зи­ро­ва­ли или укра­ли, да и са­ми де­ти вла­дель­цев ча­сов силь­но нуж­да­лись в день­гах.

«В 1960-е го­ды сёст­ры Уг­ли­ча­ни­но­вы про­да­ва­ли пред­ме­ты из сво­е­го до­ма в му­зей, - уточ­ни­ла

- Они мог­ли знать о бо­гат­ствах, но остав­ля­ли их на чёр­ный день, а, мо­жет быть, ро­ди­те­ли не ска­за­ли им о «зо­ло­тых» ча­сах. Сёст­ры Уг­ли­ча­ни­но­вы в со­вет­ское вре­мя за­ни­ма­ли лишь две ком­на­ты сво­е­го до­ма, пре­по­да­ва­ли, а за­тем су­ще­ство­ва­ли на ма­лень­кую пен­сию сре­ди пред­ме­тов про­шлой обес­пе­чен­ной жиз­ни».

БОЛЬ­ШАЯ ЛЮ­БОВЬ

Ес­ли об­сто­я­тель­ства по­яв­ле­ния кла­да в ча­сах неяс­ны, то вот судь­ба хо­зяй­ки хо­ди­ков из­вест­на. Свет­ская кра­са­ви­ца Ма­рия Уг­ли­ча­ни­но­ва, в де­ви­че­стве По­ля­ни­на, мать тех са­мых обед­нев­ших се­стёр, ро­ди­лась в Ко­стро­ме в 1866 го­ду, в дво­рян­ской се­мье. Род­ные и зна­ко­мые зва­ли её лас­ко­во Маня. В юно­сти осо­бе по­свя­ща­ли ро­ман­сы и сти­хи.

«Од­ним из са­мых пыл­ких по­клон­ни­ков Ма­рии был офи­цер Ва­си­лий Сви­ньин, - по­яс­ни­ла Воз­мож­но, мо­ло­дые лю­ди по­зна­ко­ми­лись на тан­це­валь­ном ве­че­ре в офи­цер­ском со­бра­нии 140-го За­рай­ско­го пол­ка, ку­да бы­ла при­гла­ше­на ма­туш­ка Ма­рии с се­мей­ством. За­вя­за­лась пе­ре­пис­ка и об­ще­ние».

Но эта ис­то­рия за­кон­чи­лась тра­ги­че­ски. Ва­си­лий на­пи­сал 18-лет­ней Мане тро­га­тель­ное пись­мо, ока­зав­ше­е­ся пред­смерт­ной за­пис­кой. Во­ен­ный в 22 го­да покончил с со­бой: несо­сто­я­тель­ный па­рень со­зна­вал невоз­мож­ность же­нить­бы на лю­би­мой. Ко­стро­мич­ка всю жизнь хра­ни­ла пись­ма несчаст­но­го по­клон­ни­ка. А свою судь­бу она позд­нее свя­за­ла с Алек­сан­дром Уг­ли­ча­ни­но­вым, учи­те­лем. В се­мье ро­ди­лось чет­ве­ро де­тей. Все жи­ли в до­ме с ме­зо­ни­ном на ны­неш­ней ули­це Сверд­ло­ва в Ко­стро­ме. До­ход Уг­ли­ча­ни­но­вы име­ли не толь­ко от ра­бо­ты гла­вы се­мей­ства, но и от сда­чи зем­ли в арен­ду и ком­на­ты по­сто­яль­цам. Де­нег хва­та­ло да­же на дра­го­цен­но­сти.

«В вит­ри­нах на выставке мож­но уви­деть из­де­лия из се­реб­ра, зо­ло­та, жем­чу­га, дра­го­цен­ных и по­лу­дра­го­цен­ных кам­ней, - про­ком­мен­ти­ро­ва­ла ме­не­джер по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью Костромского му­зея-заповедника Да­рья ЗАВЬЯЛОВА. - Здесь и мод­ный брас­лет-змей­ка в сти­ле мо­дерн, и брошь с ал­ма­за­ми, и серь­ги с брил­ли­ан­та­ми, и брошь «Жук». На фо­то­порт­ре­те Ма­рии Уг­ли­ча­ни­но­вой нетруд­но за­ме­тить эту брошь и брил­ли­ан­то­вые серь­ги из най­ден­но­го кла­да. На­бор из бра­ти­ны и ча­рок, зо­ло­тые ча­сы, на­груд­ный знак за вы­слу­гу по служ­бе так­же впер­вые пред­став­ле­ны. Есть и се­реб­ря­ные ста­ка­ны XVIII ве­ка, ви­ди­мо, фа­миль­ное се­реб­ро, ко­то­рое пе­ре­да­ва­лось по на­след­ству».

УНИКАЛЬНУЮ СЕМЕЙНУЮ КОЛ­ЛЕК­ЦИЮ, ВОШЕДШУЮ В ИС­ТО­РИЮ КОСТРОМСКОГО МУ­ЗЕЯ­ЗАПОВЕДНИКА ПОД НА­ЗВА­НИ­ЕМ «КЛАД УГЛИЧАНИНОВЫХ», ПРЕД­СТА­ВИ­ЛИ НА ВЫСТАВКЕ «ПИСЬ­МА ИЗ ПРО­ШЛО­ГО: МАНЯ ДО­РО­ГАЯ, ПРОЩАЙ…» В ДВОРЯНСКОМ СО­БРА­НИИ.

НА ПО­ИС­КИ СОКРОВИЩ

В фон­дах му­зея-заповедника со­хра­ни­лось нема­ло пред­ме­тов из се­мей­ных кол­лек­ций.

«Преж­де все­го - это пред­ме­ты из дво­рян­ских уса­деб, по­сту­пив­шие в му­зей по­сле ре­во­лю­ции, а так­же пред­ме­ты го­род­ско­го бы­та, по­сту­пив­шие от вла­дель­цев или их род­ствен­ни­ков, - го­во­рит Лю­бовь НОВОЖИЛОВА. - И у каж­дой се­мьи свои тай­ны».

Так что не ис­клю­че­но, что про «ко­стром­ские кла­ды» мы слы­шим не в по­след­ний раз.

Несколь­ко лет ра­бот­ни­ки му­зея не до­га­ды­ва­лись, что у на­поль­ных ча­сов есть двой­ное дно.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.