ПРА­ВО НА СПРА­ВЕД­ЛИ­ВОСТЬ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ило­на ТУНАНИНА

со­ци­аль­но­го, го­су­дар­ствен­но­го жи­лья. В преды­ду­щие го­ды его про­сто не стро­и­ли! Биз­нес сей­час неохот­но ра­бо­та­ет, и это то­же про­бле­ма, о ко­то­рой обя­за­тель­но нуж­но го­во­рит, убеж­де­на Лу­би­на: «Ко­гда нет жи­лья, нет ра­бо­ты, лю­ди не за­щи­ще­ны. Те же сироты, ко­то­рым го­су­дар­ство га­ран­ти­ру­ет не толь­ко об­ще­жи­тия, но и от­дель­ные квар­ти­ры». Сре­ди во­про­сов, ко­то­рые при­хо­дит­ся ре­шать ом­буд­сме­ну в Кры­му, ка­са­ют­ся ме­ди­цин­ской сфе­ры: не хва­та­ет ле­карств и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных вра­чей. Не го­во­ря уже о мед­по­мо­щи в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды, где ле­чить за­клю­чен­ных про­сто неко­му. По­мощь не ока­зы­ва­ют да­же боль­ным с ту­бер­ку­ле­зом и СПИДом.

Про­бле­му ре­шить мож­но, при­вле­кая к ра­бо­те пе­ре­се­лен­цев из Укра­и­ны, счи­та­ет омбудсмен. Сре­ди 380 ты­сяч украинцев, ко­то­рые жи­вут в Кры­му по ми­гра­ци­он­ным кар­там, есть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные вра­чи. Од­на­ко по­лу­чить ра­бо­ту они не могут — из-за низ­ких зар­плат и от­сут­ствия жи­лья. Кро­ме то­го, с 1 ян­ва­ря 2015 го­ду уже­сто­чи­лось ми­гра­ци­он­ное за­ко­но­да­тель­ство. Ес­ли рань­ше укра­и­нец мог устро­ить­ся на ра­бо­ту без про­блем, то те­перь толь­ко на ос­но­ва­нии па­тен­та, на­ли­чия граж­дан­ства РФ или сви­де­тель­ства о вре­мен­ном про­жи­ва­нии.

«ЮРИ­ДИ­ЧЕ­СКОЕ

ЧУ­ДО»

В этом го­ду жизнь под­бра­сы­ва­ет за­дач­ки слож­нее. Во­про­сы, с ко­то­ры­ми крым­чане об­ра­ща­ют­ся к ом­буд­сме­ну, тре­бу­ют вме­ша­тель­ства не толь­ко мест­ных, ног и цен­траль­ных ор­га­нов вла­сти. При­хо­дит­ся ре­шать во­про­сы, ко­то­рые не ре­гла­мен­ти­ру­ет­ся раз­ни­цей рос­сий­ско­го и укра­ин­ско­го за­ко­но­да­тель­ства. «При­шли ко мне се­мья, муж, двое де­тей, за­ре­ги­стри­ро­ван­ных в недо­стро­ен­ном до­ме, — при­во­дит при­мер Люд­ми­ла Лу­би­на. — А же­на, ко­то­рая по­лу­чи­ла пас­порт граж­да­ни­на РФ толь­ко в этом го­ду, за­ре­ги­стри­ро­вать­ся в этом до­ме не мо­жет. При Укра­ине мож­но бы­ло про­пи­сы­вать­ся в недо­стро­ен­ный дом, в дом, не сдан­ный в экс­плу­а­та­цию, а рос­сий­ский за­кон это ка­те­го­ри­че­ски за­пре­ща­ет. Та­кие во­про­сы, ко­неч­но, на­до ре­шать в Москве, по­то­му что у нас есть за­кон о вступ­ле­нии Кры­ма в РФ, и там ука­за­но, что ухуд­шать положение на­ших граж­дан нель­зя».

Ещё один при­мер: весь про­шлый год су­ды в Кры­му «при­во­ди­ли в со­от­вет­ствие», то есть, нуж­но бы­ло обос­но­вать со­дер­жа­ние под стра­жей. И здесь не обо­шлось без оши­бок. «Од­ну граж­дан­ку осу­дил суд в Одес­се к услов­ной ме­ре на­ка­за­ния. При­во­дить в со­от­вет­ствие ни­че­го не на­до, она не под стра­жей, — рас­ска­зы­ва­ет омбудсмен. — Тем не ме­нее, суд «при­во­дит в со­от­вет­ствие», и она… от­бы­ва­ет на­ка­за­ние Укра­и­ны в на­шем рос­сий­ском го­су­дар­стве».

По­рой, что­бы по­мочь лю­дям, при­хо­дит­ся не толь­ко ис­прав­лять чу­жие ошиб­ки, но и, ис­поль­зуя за­ко­но­да­тель­ную ба­зу и свое положение, изоб­ре­тать «неве­до­мое юри­ди­че­ское чу­до». Так бы­ло с недав­ней ис­то­ри­ей од­ной небла­го­по­луч­ной се­мьи, в ко­то­рой рас­тут двое несо­вер­шен­но­лет­них де­тей, у од­но­го из ко­то­рых он­ко­за­бо­ле­ва­ние. Для то­го, что­бы ре­бен­ка мог­ли ле­чить, ну­жен стра­хо­вой по­лис, а у го­ре-ма­те­ри не ока­за­лось ни про­пис­ки, ни граж­дан­ства. «При­шлось по­со­ве­то­вать пред­се­да­те­лю сель­со­ве­та взять над ней опе­ку, де­ти ста­ли граж­да­на­ми России со все­ми пра­ва­ми, ко­то­рые

МЛН.

есть», — за­клю­ча­ет упол­но­мо­чен­ный по пра­вам че­ло­ве­ка.

Глав­ная за­да­ча ом­буд­сме­на – не толь­ко за­щи­та прав, сво­бод и за­кон­ных ин­те­ре­сов граж­дан, но и кон­троль всех ор­га­нов вла­сти. И тут ча­ще зву­чат пре­тен­зии к го­род­ским чи­нов­ни­кам. «Са­мая боль­шая бе­да для всех чи­нов­ни­ков на ме­стах — они не зна­ют за­ко­но­да­тель­ство РФ, — утвер­жда­ет Лу­би­на. – Ко­гда воз­ни­ка­ет ка­кая-то нестандартная си­ту­а­ция, чи­нов­ник на ме­стах те­ря­ет­ся, не по­ни­ма­ет, как ре­шить про­бле­му, и про­сто вы­швы­ри­ва­ет этих лю­дей».

Неко­то­рым пред­ста­ви­те­лям рай­он­ных со­ве­тов при­хо­дит­ся объяснять, что омбудсмен — не спо­соб удо­вле­тво­ре­ния чьих-то ам­би­ций и на­ра­бот­ки очков на сле­ду­ю­щих вы­бо­рах. «В гор­со­ве­те есть та­кой де­пу­тат Кис­кин, он пи­шет де­пу­тат­ские об­ра­ще­ния с тре­бо­ва­ни­ем по­чи­нить уни­таз, кры­шу, хо­тя это в его ком­пе­тен­ции, это не пол­но­мо­чия ом­буд­сме­на», — де­лит­ся Люд­ми­ла Лу­би­на.

КТО «ПРЕ­СЛЕ­ДУ­ЕТ» КРЫМ­СКИХ ТА­ТАР?

В Ми­ни­стер­стве юс­ти­ции Укра­и­ны на днях за­яви­ли, что го­то­вят чет­вер­тый меж­го­су­дар­ствен­ный иск про­тив России в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка. По сло­вам ми­ни­стра юс­ти­ции Укра­и­ны Павла ПЕТ­РЕН­КО, речь в жа­ло­бе идет о на­ру­ше­нии прав че­ло­ве­ка на тер­ри­то­рии Кры­ма, в том чис­ле крым­ских та­тар, а так­же о по­ли­ти­че­ских мо­ти­вах та­ко­го пре­сле­до­ва­ния и на­ру­ше­нии пра­ва на сво­бо­ду вы­бо­ра. Ещё од­на те­ма, ко­то­рую ак­тив­но обсуждают в укра­ин­ских СМИ — пре­сле­до­ва­ние крым­ских та­тар за их по­ли­ти­че­ские взгля­ды. Неко­то­рые, яко­бы, да­же бес­след­но ис­че­за­ют.

На эти вы­па­ды со сто­ро­ны со­сед­не­го го­су­дар­ства Лу­би­на не пе­ре­ста­ет по­вто­рять: это спе­ку­ля­ции на крым­ско-та­тар­ской те­ме. Про­па­да­ют лю­ди раз­ных на­ци­о­наль­но­стей. При этом пра­во­охра­ни­те­ли раз­де­ля­ют ис­чез­нув­ших на тех, кто про­пал без ве­сти — и тех, кто не же­ла­ет под­дер­жи­вать связь с род­ствен­ни­ка­ми. Ко вто­рой ка­те­го­рии, в том чис­ле, от­но­сят­ся лю­ди, ко­то­рые, по сло­вам Лу­би­ной, ве­рят в иде­а­лы Укра­и­ны и же­ла­ют сра­жать­ся в АТО. Та­ких лю­дей в про­цент­ном от­но­ше­нии ста­ло боль­ше, утвер­жда­ет она. Что ка­са­ет­ся про­пав­ших, то омбудсмен, про­ана­ли­зи­ро­вав си­ту­а­цию, да­же вы­ве­ла ста­ти­сти­ку: по дан­ным на на­ча­ло это­го го­да русских про­па­ло 119 че­ло­век, утра­ти­ли связь с род­ны­ми — 136; ис­чез­ли 13 крым­ских та­тар, утра­ти­ли связь — 10 че- ло­век; украинцев про­па­ло 24, утра­ти­ли связь — 18.

«Го­во­рить о том, что в Кры­му осу­ществ­ля­ет­ся ге­но­цид в от­но­ше­нии крым­ских та­тар, непра­во­мер­но», — ре­зю­ми­ру­ет Лу­би­на. Она под­чер­ки­ва­ет, что по во­про­сам по­ли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний ни пред­ста­ви­те­ли крым­ско-та­тар­ско­го на­ро­да, ни граж­дане Укра­и­ны, жи­ву­щие в Рес­пуб­ли­ке, к ней не об­ра­ща­лись. «Был та­кой ко­ми­тет по за­щи­те крым­ских та­тар, они там ор­га­ни­зо­вы­ва­ли «го­ря­чую ли­нию». Я им пред­ло­жи­ла: ес­ли хо­ти­те по­мочь лю­дям, да­вай­те мне фак­ты, жа­ло­бы, я бу­ду с ни­ми раз­би­рать­ся и по­мо­гать лю­дям. Мне при­сла­ли толь­ко двух че­ло­век, я им по­мог­ла, — го­во­рит омбудсмен. — Ес­ли чест­но, не пред­став­ляю, в чём еще пра­ва крым­ских та­тар на­ру­ша­ют­ся. Но те быв­шие чле­ны медж­ли­са, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь, ко­то­рые го­во­рят о «ге­но­ци­де», «ок­ку­па­ции». Им вы­год­но по­вто­рять эти сло­ва, раз­ду­вать скан­да­лы — они не по­те­ря­ли в эко­но­ми­че­ском, со­ци­аль­ном ста­ту­се ни на грамм, но утра­ти­ли власть. Медж­лис крым­ско­та­тар­ско­го на­ро­да имел огром­ное вли­я­ние и на по­ли­ти­ку Укра­и­ны, на ру­ко­вод­ство Кры­ма, а сей­час это­го вли­я­ния нет».

3,5 ОБЪ­ЕК­ТОВ НЕДВИ­ЖИ­МО­СТИ В КРЫ­МУ.

Ино­гда ка­жет­ся, что за­щи­тить свои пра­ва мож­но толь­ко вот так — с пла­ка­та­ми, в пи­ке­тах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.