КТО ТУТ ТУНЕЯДЕЦ?!

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

- Я все­гда по­лу­чал удо­воль­ствие от то­го, что со­чи­няю, иг­раю му­зы­ку и раз­вле­каю лю­дей. И тем не ме­нее успел по­ра­бо­тать и бар­ме­ном, и груз­чи­ком на Бе­ло­рус­ском вок­за­ле, и про­вод­ни­ком в по­ез­дах даль­не­го сле­до­ва­ния… За­кон о ту­не­яд­стве не да­вал пра­ва быть сво­бод­ным ху­дож­ни­ком, хо­тя за­ра­ба­ты­вал я в боль­шин­стве слу­ча­ев имен­но му­зы­кой. По­это­му про­фес­сии под­би­рал с гиб­ким ра­бо­чим гра­фи­ком. Я в них «не врас­тал», от­во­дя каж­дой по го­ду-два.

А ещё я все­гда ра­бо­тал без на­чаль­ни­ков. Да­же когда пел в труп­пе у Михаила Бо­яр­ско­го. Мы ез­ди­ли по стране, и под ак­ком­па­не­мент ор­кест­ра «Диа­па­зон» я ис­пол­нял три пес­ни. По­том объ­яв­лял Бо­яр­ско­го, и Ми­ша рвал ста­ди­о­ны, как Ту­зик грел­ку. Мы мно­го­му у него на­учи­лись то­гда - как ра­бо­тать с пуб­ли­кой, как дер­жать удар судь­бы. У Михаила Сер­ге­е­ви­ча бы­ли боль­шие про­бле­мы со здо­ро­вьем, но он ни­ко­гда не ски­сал. Бо­яр­ский - че­ло­век очень цель­ный, во­ле­вой, с хо­ро­шей са­мо­иро­ни­ей... У ме­ня труд­но­стей в жиз­ни то­же хва­та­ло. Но у Ми­ши я на­учил­ся пе­ре­жи­вать их по ме­ре по­ступ­ле­ния и без сто­на...

Го­ды ра­бо­ты в груп­пе «Бра­во» окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­ли ме­ня как му­зы­кан­та. Имен­но бла­го­да­ря Ев­ге­нию Хав­та­ну я рас­крыл­ся на эта­ком сим­би­о­зе аме­ри­кан­ско­го рок-н-рол­ла и оте­че­ствен­ной эст­ра­ды 60-х го­дов. Я все­гда лю­бил пес­ни Хи­ля, Ма­го­ма­е­ва, Пье­хи, Кри­ста­лин­ской - той пле­я­ды му­зы­кан­тов, ко­то­рая сде­ла­ла на­шу эст­ра­ду неза­бы­ва­е­мой. С Та­ма­рой Ми­ан­са­ро­вой, Эду­ар­дом Хи­лем и Мус­ли­мом Ма­го­ма­е­вым по­том уже пел ду­э­том. Эпо­ха «Бра­во» - это, на­вер­ное, был са­мый пло­до­твор­ный пе­ри­од с точ­ки зре­ния хи­тов: мы с Же­ней Хав­та­ном вме­сте на­пи­са­ли пе­сен 15-20, ко­то­рые по сей день зву­чат в ра­дио­эфи­рах. Мы с «Бра­во» пе­ри­о­ди­че­ски встря­хи­ва­ем мо­ло­дёжь сво­и­ми сов­мест­ны­ми вы­ступ­ле­ни­я­ми.

По­ка же имею честь пригла- сить всех, кто не­рав­но­ду­шен к то­му, что я де­лаю, на боль­шой концерт «Моск­вич 2015», ко­то­рый в на­ча­ле де­каб­ря прой­дёт в Москве в Те­ат­ре опе­рет­ты. По­ми­мо шля­ге­ров, ко­то­рые я на­пи­сал за всё вре­мя, там бу­дет и оте­че­ствен­ная клас­си­ка - де­ли­кат­ная и в то же вре­мя с улыб­кой в каж­дой но­те.

Я был куль­тур­ным по­слом Олим­пий­ских игр в Со­чи и ис­пы­ты­вал от это­го неимо­вер­ную гор­дость! Как юмо­рит Иван Ур­гант: «Толь­ко Аль­берт Дем­чен­ко и Сют­кин име­ют за спи­ной по 7 Олим­пи­ад». (

- Ред.) Мо­жет быть, имен­но по­это­му мне и бы­ло до­ве­ре­но звание посла - как че­ло­ве­ку, ко­то­рый зна­ет, что та­кое Олим­пи­а­да. А это слов­но пе­ре­лёт на дру­гую пла­не­ту... Бы­ло при­ят­но ви­деть в Со­чи на­сто­я­щий празд­ник спор­та, сде­лан­ный очень и очень вкус­но. По ор­га­ни­за­ции это бы­ла луч­шая Олим­пи­а­да из всех, на ко­то­рых я по­бы­вал. Там ца­рил осо­бен­ный дух, лю­ди очень спло­ти­лись.

Вре­ме­на сей­час, го­во­ри­те, слож­ные? За­то ис­пы­та­ния все­гда сбли­жа­ют... Я это по­нял ещё в Аф­гане в 1987 го­ду. Яс­но уви­дел, по­че­му ре­бя­та, ко­то­рые по­бы­ва­ли там, не все­гда впи­сы­ва­ют­ся по­том в мир­ную жизнь. Они при­вык­ли жить с ого­лён­ны­ми чув­ства­ми, когда ста­но­вит­ся не важ­но, ка­кое у те­бя об­ра­зо­ва­ние, ин­тел­лек­ту­аль­ный уро­вень... На первую ли­нию вы­хо­дят про­стые че­ло­ве­че­ские ка­че­ства…

В Аф­ган, призна­юсь, я по­ехал не по соб­ствен­ной во­ле - пос-

лал ком­со­мол. Был фе­сти­валь в Да­нии, на ко­то­ром мы долж­ны бы­ли отыг­рать. Хэд­лай­нер - за­ме­ча­тель­ный аме­ри­кан­ский ис­пол­ни­тель Принс. Меч­та! Когда уже ста­ли оформ­лять до­ку­мен­ты, нам ска­за­ли в при­каз­ном, уль­ти­ма­тив­ном тоне: «А, кста­ти, за ме­сяц до Да­нии вы долж­ны обя­за­тель­но съез­дить в Аф­ган». Мы ведь то­гда по­па­ли в уни­каль­ную си­ту­а­цию: из-за нелёт­ной по­го­ды не по­са­ди­ли са­мо­лёт в Ка­бу­ле, и мы се­ли в Кан­да­га­ре. А это го­ря­чая точ­ка № 1 в Аф­гане. Мы там под об­стрел по­па­ли… В об­щем, яр­кие впе­чат­ле­ния оста­лись… Ска­жу по-че­ло­ве­че­ски: страш­но. Коб­зон, Ро­зен­ба­ум бы­ли там по мно­гу раз. Но я вто­рой раз не по­ехал бы. До­ста­точ­но рис­ко­ван­ное ме­ро­при­я­тие. Тем бо­лее, как в той песне, «и бес­плат­но от­ряд по­ска­кал на вра­га». Но всё же ито­гом мо­ей 24-днев­ной по­езд­ки в Аф­ган по­ми­мо яр­ких впе­чат­ле­ний ста­ла по­куп­ка од­но­кас­сет­но­го маг­ни­то­фо­на «Па­на­со­ник».

Вос­пи­та­ние - это когда де­ти ви­дят со­весть ро­ди­те­лей. Я это по­нял то­гда, когда сам уже был от­цом со ста­жем. От ма­мы у ме­ня иро­нич­ное от­но­ше­ние к соб­ствен­ной пер­соне. А от па­пы - са­мо­ана­лиз и ора­тор­ские ка­че­ства. Он был очень хо­ро­шим ора­то­ром, когда пре­по­да­вал

Мои ма­ма с папой раз­ве­лись, когда мне бы­ло 14 лет. В мо­мент рас­ста­ва­ния ро­ди­те­лей оби­да, ко­неч­но, бы­ла. С от­цом ви­дел­ся эпи­зо­ди­че­ски. А по­том всё на­ла­ди­лось. Вре­мя рас­став­ля­ет все точ­ки над «i». По­ни­ма­ешь с воз­рас­том: нель­зя с юно­ше­ским мак­си­ма­лиз­мом под­хо­дить к ро­ди­те­лям и осуж­дать их. На­до про­сто их при­ни­мать. Ро­ди­те­лей не вы­би­ра­ют.

У ме­ня са­мо­го от­лич­ные от­но­ше­ния с детьми. Я уро­ки из

влёк. (

Ред.) Плот­ная опе­ка идёт толь­ко до со­вер­шен­но­ле­тия, а даль­ше - ди­стан­ци­он­ное вос­пи­та­ние. По­мо­гаю толь­ко в экс­тре­маль­ных си­ту­а­ци­ях. Ста­ра­юсь, что­бы они са­ми ис­ка­ли вы­ход.

Млад­шая доч­ка ра­ду­ет уме­ни­ем ре­шать про­бле­мы, увле­чён­но­стью лю­би­мым де­лом. Мне нра­вит­ся, что у неё есть свой об­ще­ствен­ный фонд, Вио­ла по­мо­га­ет лю­дям на­хо­дить се­бя, ра­бо­та­ет над тем, что­бы в на­ше пол­ное со­блаз­нов эко­но­ми­че­ское вре­мя лю­ди жи­ли ещё и ду­хов­ны­ми цен­но­стя­ми. Мо­ло­дец! Всё де­ла­ет са­мо­сто­я­тель­но.

Сек­рет мо­ей мо­ло­жа­во­сти, спра­ши­ва­е­те? Ни­че­го осо­бен­но­го для под­дер­жа­ния фор­мы не де­лаю. Я - ко­роль вя­ло­го фит­не­са. Всё - без фа­на­тиз­ма. Здо­ро­вье - это как ты се­бя чув­ству­ешь. А я се­бя чув­ствую пре­крас­но, да­же ес­ли ино­гда и на­ру­шаю ре­жим. Всё объ­яс­не­ние в том, что у нас с воз­рас­том ха­рак­тер на­чи­на­ет от­ра­жать­ся на ли­це. По­это­му я дав­но на­учил­ся не за­ви­до­вать. Не пе­ре­жи­вать мно­го­крат­но нега­тив, ко­то­рый ты из­ме­нить не мо­жешь. На­до про­сто его при­нять - и оста­вить в про­шлом. Нуж­но лег­че от­но­сить­ся к соб­ствен­ной пер­соне. Бы­ла в своё вре­мя та­кая ин­тер­ме­дия Юрия Ни­ку­ли­на и Михаила Шуй­ди­на: «Ве­се­ло бе­рём брёв­ныш­ко и ве­се­ло несём». Ста­ра­юсь жить имен­но так.

Я бы на­звал се­бя лёг­ким и неза­ви­си­мым. Помни­те, как у Жва­нец­ко­го? «Вы про­бо­ва­ли за­швыр­нуть ко­ма­ра? Он не ле­тит, ку­да вы его бро­са­е­те. Нет, он ле­тит, но сам по се­бе и плю­ёт на вас». Вы­вод: на­до быть лёг­ким и неза­ви­си­мым. (

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.