ОБ­ВИ­НЕ­НИЕ И НА­КА­ЗА­НИЕ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

по­звон­ка. Че­рез несколь­ко недель ро­ди­те­лям по­ка­за­лось, что Эб­би труд­но дви­гать ру­кой, они по­еха­ли в боль­ни­цу, про­шли об­сле­до­ва­ние. В тре­тий раз за свою ко­ро­тень­кую жизнь ма­лыш­ка оказалась в боль­ни­це в се­ре­дине мар­та 2014-го — те­перь в ле­че­нии нуж­дал­ся стар­ший брат, и ма­ма на­хо­ди­лась в па­ла­те с дву­мя детьми. Но че­рез несколь­ко дней по­сле вы­пис­ки Эб­би с ма­мой вер­ну­лись — в этот раз из-за ви­рус­ной ин­фек­ции, ко­то­рую под­хва­ти­ла де­воч­ка. 22 мар­та Ан­ге­ли­на с до­че­рью по­ки­ну­ли боль­ни­цу, а 26го ро­ди­те­ли за­ме­ти­ли, что до­че­ри труд­но дви­гать но­гой, бед­ро отек­ло.

И вот — сно­ва боль­нич­ные сте­ны, рент­ген по­ка­зал пе­ре­лом бед­ра и… « мно­же­ствен­ные мно­го­крат­ные ме­та­фи­зар­ные пе­ре­ло­мы длин­ных труб­ча­тых ко­стей…, мно­же­ствен­ные пе­ре­ло­мы рё­бер сле­ва, клю­чи­цы спра­ва, недо­ста­ток ви­та­ми­на Д». Это ци­та­та из вы­пис­но­го ли­ста Эб­би Де Май­ер. Ро­ди­те­лей тут же об­ви­ни­ли в истязании ре­бён­ка — де­скать, по­вре­жде­ния раз­но­го вре­ме­ни, до­ма про­ве­ли обыск, пы­та­ясь об­на­ру­жить сле­ды кро­ви, пред­ме­ты, ко­то­ры­ми мог­ли уда­рить мла­ден­ца. Ан­ге­ли­на и Да­ни­ель, от­ри­цая, что ко­гда-ли­бо под­ни­ма­ли ру­ку на соб­ствен­ную дочь, пы­та­лись вспом­нить: мог­ли ли ко­гда-то слу­чай­но по­вре­дить де­воч­ке — нелов­ко взять, слу­чай- но уши­бить. Не вспом­ни­ли.

Са­мое ин­те­рес­ное, что до то­го дня, ко­гда бы­ли сде­ла­ны рент­ге­нов­ские сним­ки, ни один ме­дик, осмат­ри­ва­ю­щий ре­бён­ка — а, вы­хо­дит, что в боль­ни­це ма­лень­кая Эб­би про­ве­ла чуть ли не чет­верть сво­ей жиз­ни, не за­ме­тил ни си­ня­ков, ни по­вре­жде­ний.

Кста­ти, те са­мые сним­ки ро­ди­те­ли са­ми уви­де­ли недав­но, по­чти два го­да до­би­ва­лись, что­бы кли­ни­ка вы­да­ла их. «Бы­ло со­мне­ние, что сним­ки во­об­ще на­ши, — вспо­ми­на­ет Еле­га Кви­ринг. — На них — ка­кие-то мел­кие тре­щин­ки (при та­ких пе­ре­ло­мах, ко­то­рые опи­са­ны у ре­бён­ка, по­вре­жда­ют­ся око­ло­су­став­ные тка­ни, а са­ми фраг­мен­ты ко­сти не сме­ща­ют­ся — ред.). Эб­би не так дав­но сно­ва де­ла­ли рент­ген, в той же кли­ни­ке, сним­ков нам не вы­да­ли, лишь опи­са­ние — кон­ста­та­ция то­го, что но­вых пе­ре­ло­мов нет. Но ста­рые-то тре­щи­ны от­ку­да? Сей­час мы пред­по­ла­га­ем, что они мог­ли по­явить­ся во вре­мя ро­дов: Ан­ге­лине де­ла­ли ке­са­ре­во се­че­ние, ре­бён­ка вы­тас­ки­ва­ли спе­ци­аль­ным при­бо­ром, ва­ку­ум­экс­трак­то­ром. Мо­жет, от­ту­да тре­щин­ки на пле­чи­ках?»

ПРЕ­ЗУМП­ЦИЯ ВИНОВНОСТИ

Экс­пер­ты не ис­клю­ча­ли, что при­чи­ной тех са­мых тре­щи­нок мог­ла быть ка­кая-ли­бо бо­лезнь. Но преж­де чем на­ча­лись су­деб­ные раз­би­ра­тель­ства (впо­след­ствии с ро­ди­те­лей об­ви­не­ния в истязании ре­бён­ка бы­ли сня­ты), о де­тях «по­за­бо­ти­лись». За­бра­ли до то­го, как суд вы­нес ре­ше­ние об огра­ни­че­нии ро­ди­тель­ских прав.

В од­ном из до­ку­мен­тов, опи­сы­ва­ю­щих по­ве­де­ние де­тей и ро­ди­те­лей во вре­мя встреч, упо­ми­на­ет­ся, что рань­ше Дже­ми, за­ви­дев ма­му и па­пу, с ра­до­стью бе­жал к ним, увле­кая в иг­ро­вую ком­на­ту, а за­тем стал про­яв­лять свои чув­ства сдер­жан­нее. «Пер­вое вре­мя раз­ре­ша­ли ви­деть­ся с детьми раз в две неде­ли, по­том — раз в ме­сяц, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­ге­ли­на. — Сей­час де­тей на­ве­ща­ет Да­ни­ель, Эб­би узна­ёт его, да­же го­во­рит ему «па­па». Патро­нат­ные ро­ди­те­ли пы­та­ют­ся на­учить её на­зы­вать нас по-дру­го­му: «па­па Да­ни­ель», «ма­ма Ан­ге­ли­на», но по­ка у них это не по­лу­ча­ет­ся».

Ка­жет­ся, что нель­зя бы­ло сде­лать боль­ше для воз­вра­ще­ния сво­их де­тей: прой­де­но несколь­ко су­деб­ных ин­стан­ций, Ан­ге­ли­на и Да­ни­ель со­гла­си­лись прой­ти пси­хо­ло­ги­че­ское и пси­хи­ат­ри­че­ское об­сле­до­ва­ние, они пы­та­ют­ся тща­тель­но ис­пол­нять все пред­пи­са­ния служ­бы опе­ки. Но… С каж­дым ме­ся­цем шан­сы на то, что де­тей удаст­ся вер­нуть, всё мень­ше. Чем доль­ше длят­ся раз­би­ра­тель­ства, тем ве­ро­ят­нее, что од­на­ж­ды оче­ред­ной суд по­ста­вит точ­ку в де­ле на том ос­но­ва­нии, что, мол, де­ти при­вык­ли к при­ём­ной се­мье, и не сле­ду­ет их трав­ми­ро­вать, воз­вра­щая ро­ди­те­лям.

В кру­гу зна­ко­мых Ан­ге­ли­ны, Еле­ны, Да­ни­е­ля есть люди, вы­рос­шие в при­ём­ных се­мьях. По­чти у всех них жизнь, что на­зы­ва­ет­ся, не за­да­лась — креп­кой се­мьёй, успеш­ной ка­рье­рой по­хва­стать­ся мо­гут нем­но­гие. На­до ли удив­лять­ся? Сур­ро­гат се­мьи ни­ко­гда не за­ме­нит на­сто­я­щую; са­мые доб­ро­со­вест­ные люди, по­лу­ча­ю­щие день­ги за то, что рас­тят чу­жих де­тей, не в со­сто­я­нии вкла­ды­вать ду­шу в че­ре­ду ме­ня­ю­щих­ся вос­пи­тан­ни­ков.

Сей­час Ан­ге­ли­на и Да­ни­ель на­де­ют­ся на рас­смот­ре­ние де­ла в Ев­ро­пей­ском су­де по пра­вам че­ло­ве­ка.

А по­ка Ан­ге­ли­на, име­ю­щая не толь­ко немец­кое, но и рос­сий­ское граж­дан­ство, ре­ши­ла обез­опа­сить сво­е­го тре­тье­го ре­бён­ка, ко­то­рый ещё не ро­дил­ся. За тем и при­е­ха­ла в Крым: ма­лыш по ме­сту рож­де­ния ста­нет граж­да­ни­ном Рос­сии, по­лу­чит здесь сви­де­тель­ство о рож­де­нии. Зна­чит, ес­ли не­мец­кая си­сте­ма опе­ки по­сяг­нёт на его пра­во жить с ро­ди­те­ля­ми, от­ста­и­вать ре­бён­ка бу­дут рос­сий­ские ди­пло­ма­ты. В офи­се Павла Аста­хо­ва, ом­буд­сме­на по пра­вам ре­бён­ка, то­же обе­ща­ли под­дер­жать.

Мо­жет быть, се­мья ре­шит пе­ре­ехать в Рос­сию — по­че­му бы не в Крым, ес­ли всем по­дой­дёт кли­мат? Но это — по­том. Ан­ге­ли­на, и Еле­на то и де­ло по­вто­ря­ют: «ко­гда вер­нут де­тей»… Не «ес­ли», а «ко­гда». Они ве­рят и на­де­ют­ся.

Ре­дак­ция «АиФ-Крым» бу­дет сле­дить за судь­бой этой се­мьи и тем, как идёт борь­ба ро­ди­те­лей за воз­вра­ще­ние де­тей.

ОБ­ВИ­НЕ­НИЕ В ИСТЯЗАНИИ С РО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ СНЯ­ЛИ

Для лю­бо­го ма­лы­ша раз­лу­ка с род­ны­ми и ски­та­ния по при­ём­ным се­мьям да­ром не про­хо­дят.

Да­ни­ель и Ан­ге­ли­на два го­да мо­гут толь­ко ви­деть­ся с детьми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.