КУ­ДА

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

За­ме­тил, что да­же са­мые вы­дер­жан­ные лю­ди, ко­гда с ни­ми слу­ча­ет­ся что-то непри­ят­ное, в серд­цах го­во­рят не «Ой!» или «Ма­ма!», а всем из­вест­ный на­бор из трёх букв. Что, без этих слов ни­как не обой­тись? А в про­шлые ве­ка на Ру­си так же ма­те­ри­лись?

А. Дер­га­бу­зов, Томск

Да. Хлёст­кий и яр­кий рус­ский мат - ис­клю­чи­тель­но на­ше досто­я­ние, древ­нее и бес­спор­ное. Ни­ка­кие та­та­ры, яко­бы на­учив­шие рус­ских этим сло­вам, здесь ни при чём. Сви­де­тель­ством то­му - бе­ре­стя­ная гра­мо­та из Ста­рой Рус­сы, да­ти­ро­ван­ная XII в. До та­тар­ско­го на­ше­ствия оста­ва­лось ещё лет сто, а в за­пис­ке от Ра­до­сла­ва к Хо­те­сла­ву зна­чит­ся: «Бра­те, НОПА лё­жа». То есть не ори­ги­наль­ни­чай, будь как все. Спу­стя 400 лет, в XVI в., бо­ярин Иван Ко­лы­чев жа­лу­ет­ся на кня­зя Ва­си­лия Ми­ку­лин­ско­го: «Вско­чил на ме­ня с по­со­хом, го­во­ря: ах, ма­терь твою пе­ре­бо­ду, НОЖВРОЖ сын, смерд!» По­след­нее вы­ра­же­ние ста­ло весь­ма по­пу­ляр­ным. Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич с удо­воль­стви­ем ис­поль­зо­вал его да­же в пе­ре­пис­ке. В гра­мо­те от

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.