КОНЦЕРТ ДЛЯ СКРИП­КИ В КО­ЛО­НИИ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Да­же в за­клю­че­нии Еле­на не мо­жет про­жить и дня без му­зы­ки.

на - пи­а­нист­ка, иг­ра­ет ещё и на ги­та­ре. Сест­ра Та­тья­на увле­ка­лась ду­хо­вы­ми ин­стру­мен­та­ми. Они да­же вы­сту­па­ли се­мей­ным трио: ма­ма, Та­ня с сак­со­фо­ном и клар­не­том и Ле­на с неиз­мен­ной скрип­кой.

По­сту­пив в му­зы­каль­ное учи­ли­ще Но­во­си­бир­ска, с ан­сам­блем скри­па­чей «Нок­тюрн» Ле­на объ­ез­ди­ла всю Си­бирь, вы­сту­па­ла во Фран­ции. В Санк­тПе­тер­бург­скую кон­сер­ва­то­рию де­вуш­ку при­ня­ли сра­зу: непри­выч­ная для скри­пич­ной шко­лы Цен­траль­ной Рос­сии тех­ни­ка мяг­ких рук и пла­сти­ки вы­со­ко це­нит­ся. Но учить­ся в Пи­те­ре не до­ве­лось: из-за сы­ро­го кли­ма­та она бес­ко­неч­но бо­ле­ла. И Ле­на по­сту­пи­ла в Но­во­си­бир­скую

кон­сер­ва­то­рию. Че­рез 5 лет по­лу­чи­ла ди­плом с от­ли­чи­ем. Но на свой вы­пуск­ной уже не по­па­ла - в тот день со­сто­ял­ся суд по её уго­лов­но­му де­лу. Из за­ла су­деб­но­го за­се­да­ния Ла­ты­ше­ву увез­ли в СИЗО.

«Ко­гда жи­вёшь толь­ко му­зы­кой, по­сто­ян­ны­ми ре­пе­ти­ци­я­ми, то не ви­дишь ни­че­го дру­го­го. И ес­ли вдруг на­чи­на­ешь об­щать­ся с людь­ми из ино­го - не му­зы­каль­но­го - кру­га, то это как от­кры­тие Аме­ри­ки: ста­но­вит­ся страш­но ин­те­рес­но», - пы­та­ет­ся объ­яс­нить про­изо­шед­шую в ней пе­ре­ме­ну Ле­на. На тре­тьем кур­се у неё по­яви­лись но­вые зна­ко- мые, ко­то­рым её скрип­ка бы­ла по ба­ра­ба­ну. И в это же вре­мя она встре­ти­ла первую боль­шую лю­бовь. Ле­на из­бе­га­ет на­зы­вать имя это­го муж­чи­ны - про­сто «он». С ним бы­ло ин­те­рес­но. Он кра­си­во уха­жи­вал, да­рил по­дар­ки, до­би­вал­ся её внимания. У него был свой биз­нес. И он был зна­чи­тель­но стар­ше. Не толь­ко по воз­рас­ту, но и по жиз­нен­но­му опы­ту. Ле­на чув­ство­ва­ла, что его опыт - кри­ми­наль­ный. Это пу­га­ло и… при­вле­ка­ло ещё силь­нее до­маш­нюю де­воч­ку.

Од­на­ж­ды он спро­сил: «Те­бе день­ги нуж­ны?» - «Нуж­ны». - «То­гда по­мо­гай мне». И объ­яс­нил, как делать за­клад­ку нар­ко­ти­ков.

За­ни­мать­ся «биз­не­сом» бы­ло нетруд­но. Ми­лая хруп­кая де­вуш­ка со скрип­кой. Идёт на ра­бо­ту в те­атр - де­ла­ет по пу­ти за­клад­ки. Идёт на учё­бу в кон­сер­ва­то­рию - де­ла­ет за­клад­ки. Ле­на не скры­ва­ет: ей нра­ви­лось, что по­яви­лось мно­го де­нег, ко­то­рые она мог­ла по­тра­тить на са­мые до­ро­гие ве­щи. Она ку­пи­ла небес­но-го­лу­бую ма­ши­ну, брен­до­вые на­ря­ды, элит­ную кос­ме­ти­ку. Но… «Бы­ло страш­но. Все­гда. Вы да­же не пред­став­ля­е­те, как бы­ло страш­но», - при­зна­ёт­ся Ле­на. Она по­прав­ля­ет во­ло­сы, в ко­то­рых уже слиш­ком мно­го ран­ней се­ди­ны. Ти­хо-ти­хо, по­чти шё­по­том, в ко­то­ром дро­жат слё­зы, про­из­но­сит: «Ес­ли бы то­гда за­ду­мы­ва­лась, что за мою кра­си­вую жизнь пла­ти­ли сле­за­ми ма­те­ри нар­ко­ма­нов, что мне са­мой при­дёт­ся за­пла­тить сро­ком, ни за что бы не ввя­за­лась в этот ужас!»

Ко­гда её взя­ли со­труд­ни­ки нар­ко­кон­тро­ля, то пер­вым де­лом про­ве­ри­ли фу­тляр и скрип­ку: не там ли нар­ко­ти­ки? Вот толь­ко Ле­на ни­ко­гда не пря­та­ла спи­чеч­ные ко­ро­боч­ки с ду­рью ря­дом с ин­стру­мен­том. На до­про­сах она не от­ри­ца­ла сво­ей ви­ны. Но имя че­ло­ве­ка, ко­то­рый при­вёл её в пре­ступ­ный биз­нес, так и не на­зва­ла. Он дал о се­бе знать толь­ко раз. По­про­сил не вы­да­вать. И на­все­гда ис­чез.

«Он сыг­рал свою роль. Да, я ему бла­го­дар­на, - го­во­рит де­вуш­ка. - Ко­гда об­ща­ешь­ся искренне, дру­жишь искренне, лю­бишь искренне, то не пред­по­ла­га­ешь, что че­ло­век мо­жет те­бя пре­дать, сде­лать боль­но. А это про­ис­хо­дит. И это урок. Пусть же­сто­кий, но отрезв­ля­ю­щий».

Уже в ка­ме­ре от си­дель­цев­нар­ко­ма­нов Ле­на узна­ла, что де­ла­ют с че­ло­ве­ком спи­ды, спай­сы и прочая дурь. Она ви­де­ла, как двух то­щих, слов­но щеп­ки, де­ву­шек, си­дев­ших на ге­ро­ине, че­рез ме­сяц раз­нес­ло, как на дрож­жах. Нар­ко­ман­ка, упо­треб­ляв­шая «ско­рость», рас­ска­за­ла, что по­чти ни­че­го не ела и не спа­ла - это ка­за­лось ненуж­ным. А её дру­жок по­сле оче­ред­ной до­зы умер от раз­ры­ва серд­ца. Ле­на узна­ла, что при пе­ре­до­зе с че­ло­ве­ком бы­ва­ет то же, что с ку­ри­цей, ко­то­рой от­ру­би­ли го­ло­ву: ла­пы ещё дви­га­ют­ся, те­ло ещё несёт­ся по до­рож­ке, но уже без жиз­ни.

Уви­ден­ное и услы­шан­ное её ужа­са­ло. А ещё стра­ши­ла мысль, что, узнав о про­изо­шед­шем, от неё от­вер­нёт­ся ма­ма. Но ма­ма сра­зу же при­мча­лась за 200 ки­ло­мет­ров и за­да­ла непро­стой вопрос: «Ко­гда и где я по­те­ря­ла твоё доверие, что ты мне ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ла?»

«Я уже пя­тый год в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды, и до сих пор, ко­гда при­ез­жа­ет ма­ма, она спра­ши­ва­ет об этом, а я так и не мо­гу ей ни­че­го объ­яс­нить, - при­зна­ёт­ся Ле­на. - И се­бе до сих пор не мо­гу объ­яс­нить, как это со мной слу­чи­лось. Но сей­час я со­вер­шен­но по-дру­го­му от­но­шусь к тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми. Очень хо­ро­шо те­перь по­ни­маю, что они ка­ле­чат жиз­ни. Ино­гда мне хо­чет­ся уви­деть лю­дей, ко­то­рые поль­зо­ва­лись мо­и­ми за­клад­ка­ми, уви­деть их род­ных и вы­ма­ли­вать у них про­ще­ния. На­вер­ное, прой­дя че­рез соб­ствен­ные ис­пы­та­ния, по­ни­ма­ешь, ка­кую боль при­чи­ня­ла дру­гим лю­дям. Жаль, что это уже не ис­пра­вишь. И страш­но, что нар­ко­ти­ки се­го­дня мо­гут лег­ко прий­ти в жизнь каж­до­го че­ло­ве­ка, да­же несмыш­лё­но­го ре­бён­ка. Ма­ма, ко­гда при­ез­жа­ет на сви­да­ния, рас­ска­зы­ва­ет, что на её те­ле­фон ча­сто при­хо­дит СМС-рас­сыл­ка: пред­ла­га­ют и «ско­рость», и «кри­стал­лы», и «шо­ко­лад». Та­кие со­об­ще­ния мо­гут прий­ти мо­ей маленькой пле­мян­ни­це, мо­ей дво­ю­род­ной сест­ре, их по­дру­гам и сверст­ни­кам… Я долж­на рас­ска­зать де­тям об опас­но­сти и обя­за­тель­но это сде­лаю, ко­гда вер­нусь».

Ле­на не бо­ит­ся воз­вра­щать­ся на сво­бо­ду. Зна­ет точ­но: там она бу­дет работать, и у неё бу­дет се­мья. Очень хо­чет вер­нуть­ся в му­зы­каль­ную жизнь, хо­тя по­ни­ма­ет: мно­гие про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки утра­че­ны. Так что, ес­ли не по­лу­чит­ся с му­зы­кой, Ле­на мо­жет пой­ти на швей­ное про­из­вод­ство, ведь шить и кро­ить её обу­чи­ли в ко­ло­нии. А ещё Ла­ты­ше­ва, про­во­дя­щая свои са­мые цве­ту­щие жен­ские го­ды за ре­шёт­кой, меч­та­ет о де­тях. И о муж­чине, ко­то­рый смо­жет рас­то­пить лёд её недо­ве­рия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.