«АМЕ­РИ­КА ПО­КА­ЗА­ЛАСЬ НАМ ВЕТХОЙ»

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Шахрин: «Иг­рать-то не про­бле­ма. Са­мые глав­ные фи­зи­че­ские на­груз­ки - это пе­ре­ез­ды».

То­рон­то. И я пой­мал се­бя на мыс­ли, что ме­ня эти го­ро­да уже пе­ре­ста­ли удив­лять и уже ни­ка­ких эмо­ций не вы­зы­ва­ют.

По боль­шо­му счё­ту, Аме­ри­ка по­ка­за­лась нам стра­ной, ко­то­рая до­на­ши­ва­ет па­пи­ны ко­стю­мы. Ты по­ни­ма­ешь, что все эти по­строй­ки (те же небо­скрё­бы) бы­ли воз­ве­де­ны 30-40-50 лет на­зад. И всё ка­кое-то по­шар­пан­ное, вет­хое, несо­вре­мен­ное. В неко­то­рых на­ших го­ро­дах даже боль­ше ка­кой-то со­вре­мен­но­сти и из­ме­не­ний. А там ни­че­го осо­бо не по­ме­ня­лось за по­след­ние 17 лет, ко­гда мы там бы­ли в преды­ду­щий раз. И при этом всё при­шло в ка­кое-то за­пу­сте­ние.

иг­ры, то там ди­на­ми­ка дви­же­ния впе­рёд зна­чи­тель­но за­мет­нее. По­яви­лись со­вре­мен­ные аэро­пор­ты и до­ро­ги. В Вол­го­гра­де ни­ко­гда не бы­ло хо­ро­ших до­рог. Ко­гда мы ту­да впер­вые при­е­ха­ли в 1986 г., я ска­зал: «А по­сле раз­гро­ма ди­ви­зии Па­у­лю­са до­ро­ги в го­ро­де боль­ше не ре­мон­ти­ро­ва­лись?» А сей­час там пре­крас­ные до­ро­ги! Ви­жу, как мой род­ной Ека­те­рин­бург ждёт и го­то­вит­ся к нему.

- А в от­но­ше­нии на­шей сбор­ной по фут­бо­лу у те­бя оста­лись ка­кие-то ил­лю­зии?

- По по­во­ду на­шей сбор­ной невоз­мож­но де­лать ни­ка­ких про­гно­зов. В двух по­след­них играх мы на­блю­да­ли две раз­ные ко­ман­ды. Бы­ла невнят­ная иг­ра с Ар­ген­ти­ной, а с Ис­па­ни­ей со­вер­шен­но дру­гая. Та­кое ощу­ще­ние, что тре­нер не ска­зал им, что нуж­но иг­рать все 90 ми­нут, а не пер­вые и по­след­ние 15. По­рой на­чи­на­ют вро­де бы непло­хо, иг­ра­ют, иг­ра­ют, а по­том - бах и как буд­то ан­тракт: еле но­ги пе­ре­дви­га­ют. А во «вто­ром от­де­ле­нии» про­сы­па­ют­ся, за­во­дят­ся и сно­ва на­чи­на­ют иг­рать. И ты по­ни­ма­ешь: ведь мо­гут же, со­ба-

ки. В лю­бом слу­чае бу­дем бо­леть и пе­ре­жи­вать. У нас дру­го­го ва­ри­ан­та нет.

- Жаж­да пу­те­ше­ствий умень­ши­лась, а же­ла­ние пи­сать но­вые пес­ни не про­па­да­ет?

- Но­вые пес­ни есть на це­лый аль­бом, мы их даже на­ча­ли ре­пе­ти­ро­вать. Из 13 сов­мест­но от­бе­рём 10 наи­бо­лее удач­ных. По остро­те сло­ва нам уже труд­но кон­ку­ри­ро­вать с мо­ло­ды­ми ума­ми - рэп-му­зы­кан­та­ми, ко­то­рые спле­та­ют неве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство слов в од­ну рит­ми­че­скую кон­струк­цию. На их по­ляне нам слож­но топ­тать­ся - уже не та ре­ак­ция, не те моз­ги. Но в на­ших пес­нях, как мне ка­жет­ся, есть хо­ро­шие ме­ло­дии - я мо­гу от­ло­жить ги­та­ру и про­сто спеть их без ин­стру­мен­та и даже на­сви­стеть. Это то, че­го точ­но не хва­та­ет в про­из­ве­де­ни­ях мо­ло­дых ав­то­ров.

- Рэп и, в част­но­сти, рэп-бат­лы за­во­е­ва­ли вни­ма­ние мо­ло­дё­жи. У те­бя нет ощу­ще­ния, что рэп ес­ли не уби­ва­ет рок-му­зы­ку, то за­би­ра­ет у вас ауди­то­рию?

- И да, и нет. Ин­те­рес к ро­ку воз­ник в на­шей стране в се­ре­дине 80-х гг. То­гда эту му­зы­ку слу­ша­ли мо­ло­дые лю­ди. Эта ауди­то­рия по­взрос­ле­ла и оста­лась с на­ми. Плюс при­ба­ви­лась часть мо­ло­дой пуб­ли­ки. По­нят­но, что у сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния (15-16-лет­них ре­бят) долж­на бы­ла по­явить­ся ка­кая-то своя му­зы­ка. Рэп не но­вый жанр. Это му­зы­ка 30-40-лет­ней дав­но­сти. Про­сто её взя­ли и удач­но адап­ти­ро­ва­ли. То же са­мое ко­гда-то про­изо­шло с рок-му­зы­кой. Она бы­ла при­ду­ма­на в 50-е и 60-е. Но адап­ти­ро­ва­ли на рус­ский язык её толь­ко в 80-х. И то­гда у мо­ло­дых лю­дей по­яви­лась своя му­зы­ка.

«КО­ГДА ТЕ­БЕ ПОД 60, ТЫ ПО­НИ­МА­ЕШЬ, ЧТО ВСЕ ПРОБЛЕ­МЫ, О КО­ТО­РЫХ ПО­ЮТ МО­ЛО­ДЫЕ КОЛ­ЛЕ­ГИ, БЫ­ЛИ И 50, И 100 ЛЕТ НА­ЗАД», - ПРИ­ЗНАЛ­СЯ «АИФ» ЛИ­ДЕР ГРУП­ПЫ «ЧАЙФ» ВЛА­ДИ­МИР ШАХРИН.

- Это же про­пис­ная исти­на: кто в мо­ло­до­сти не был ра­ди­ка­лом - у то­го нет серд­ца, кто в зре­ло­сти не стал кон­сер­ва­то­ром - у то­го нет ума. Ко­гда те­бе 18-19, ты ре­во­лю­ци­о­нер и иде­а­лист. Те­бе ка­жет­ся, что ты в со­сто­я­нии из­ме­нить мир, сде­лать его луч­ше. А ко­гда те­бе под 60 ( Вла­ди­ми­ру Шахри­ну 58 лет. - Ред.), ты по­ни­ма­ешь, что ни фи­га ты не в со­сто­я­нии что-то из­ме­нить и что все пробле­мы, о ко­то­рых по­ют мои мо­ло­дые кол­ле­ги, бы­ли и 50, и 100 лет на­зад. Им ка­жет­ся, что это с ни­ми про­ис­хо­дит ка­кая-то нес­пра­вед­ли­вость и во­круг тво­рит­ся что-то не­пра­виль­ное. На са­мом де­ле так бы­ло все­гда и так бу­дет.

Един­ствен­ное, что ме­ня силь­но сму­ща­ет в рэп-му­зы­ке, - это обилие нецен­зур­ной лек­си­ки. Бат­лы - это, по су­ти, пуб­лич­ное уни­же­ние. В на­ше вре­мя за оскорб­ле­ния, ко­то­рые се­го­дня про­из­но­сят в бат­ле, сра­зу би­ли в мор­ду. А они в те­че­ние ча­са друг дру­га по­ли­ва­ют гря­зью, и я не удив­люсь, ес­ли в фи­на­ле они де­лят день­ги и вме­сте ещё и вы­пи­ва­ют, об­суж­дая, как кру­то они друг дру­га уде­ла­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.