МО­ГУТ ЛИ ГРЕШНИКИ БЫТЬ СВЯТЫМИ?

Пи­са­тель и жур­на­лист Алек­сандр Ла­пин ­ о том, что по­бу­ди­ло его на­пи­сать ро­ман «Свя­тые грешники», а так­же о ро­мане «Крым­ский мост», над ко­то­рым он ра­бо­та­ет сей­час

AiF Kursk - - ДОСЛОВНО - Бе­се­до­вал Ро­ман ПРЫТКОВ

Но­вый ро­ман «Свя­тые грешники», с од­ной сто­ро­ны, рас­ска­зы­ва­ет о жиз­ни уже зна­ко­мых чи­та­те­лям ге­ро­ев пя­ти­том­ни­ка «Рус­ский крест». Но с дру­гой - ав­тор неожи­дан­но сме­ща­ет фо­кус с внеш­ней жиз­ни ге­ро­ев на их внут­рен­ний мир. По­это­му ро­ман мож­но на­звать фи­ло­соф­ско-ре­ли­ги­оз­ным. В ин­тер­вью Алек­сандр Ла­пин рас­ска­зал, по­че­му ре­шил за­тро­нуть во­про­сы ду­хов­но­го по­ис­ка и ко­му ад­ре­со­вал свой ро­ман.

- Алек­сандр Алек­се­е­вич, как по­яви­лась идея ро­ма­на «Свя­тые грешники»?

- Та­кие идеи рож­да­ют­ся не сра­зу. Бо­лее 25 лет я изу­чаю ос­нов­ные ре­ли­ги­оз­ные уче­ния и прак­ти­ки. К со­ро­ка го­дам от­крыл для се­бя ос­но­вы хри­сти­ан­ства, Би­б­лию, апо­кри­фы. Но хо­те­лось узнать - а от­ку­да при­шли дру­гие ре­ли­гии, ка­кие у них ис­то­ки? Сам лич­но встре­чал­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми раз­ных об­щин. По­бы­вал в буд­дист­ских мо­на­сты­рях на Шри-Лан­ке, в Ин­дии, в Ки­тае... И ре­шил по­де­лить­ся с чи­та­те­ля­ми квинт­эс­сен­ци­ей сво­их изыс­ка­ний.

- Со­бы­тия кни­ги близ­ки ва­шей био­гра­фии?

- Ска­жу чест­но - это во­об­ще всё о мо­ей жиз­ни. Здесь нет от­дель­ных пер­со­на­жей. Это один и тот же ав­тор, ко­то­рый раз­ло­жил свою лич­ность на несколь­ко. Вы зна­е­те, у ме­ня та­кая объ­ём­ная и та­кая раз­ная жизнь бы­ла, что ес­ли «впи­хи­вать» её в од­но­го ге­роя - не по­ве­рят… Хо­те­лось из­ло­жить свои мыс­ли о раз­ных ре­ли­ги­ях и раз­ных си­ту­а­ци­ях чёт­ко и по по­лоч­кам. В этом мне и по­мог­ли уже зна­ко­мые чи­та­те­лям ге­рои.

У каж­до­го из них своя ис­то­рия. На­при­мер, ис­то­рия люб­ви мо­на­ха и жен­щи­ны-учё­ной из Ин­сти­ту­та ис­то­рии ре­ли­гий. По­сле их встре­чи мо­нах на­чи­на­ет ду­мать: «Мо­жет, я ошиб­ся? Мы мог­ли бы жить вме­сте, у нас мог­ли бы быть де­ти…» Пред­ла­гаю чи­та­те­лям за­ду­мать­ся - не спря­тал­ся ли этот че­ло­век в мо­на­сты­ре от ис­тин­ной жиз­ни? Ге­рой дру­го­го по­вест­во­ва­ния - му­суль­ма­нин. Он ищет свой путь, своё сча­стье в ис­ла­ме. Ещё один ге­рой, охот­ник, по­па­да­ет на Кам­чат­ку, же­нит­ся на итель­мен­ке, врас­та­ет в эту жизнь с её обы­ча­я­ми, а по­том со­мне­ва­ет­ся, пра­виль­но ли сде­лал.

В ро­мане «Рус­ский крест» бы­ло невоз­мож­но пи­сать о ду­хов­ных ис­ка­ни­ях ге­ро­ев. Ведь та­кие ис­ка­ния в Со­вет­ском Со­ю­зе бы­ли недо­ступ­ны. А в по­вест­во­ва­нии о со­бы­ти­ях девяностых чи­та­те­ли По сло­вам Алек­сандра Лапина, са­мая боль­шая для него на­гра­да - диа­ло­ги с чи­та­те­ля­ми.

про­сто не по­ве­ри­ли бы, что че­ло­век, ко­то­рый вы­жи­ва­ет или стро­ит с ну­ля свою жизнь и свой биз­нес, на­шёл вре­мя на та­кие ис­ка­ния. По­это­му, ко­гда пи­сал «Рус­ский крест», в ка­кой-то мо­мент этот пласт зна­ний - пробле­мы ду­хов­но­го по­ис­ка - я ото­дви­нул в сто­ро­ну. И вот при­шла по­ра…

- Все ва­ши ге­рои на­хо­дят­ся в по­ис­ке...

- Да, по­иск во­об­ще яв­ле­ние вне­вре­мен­ное. В ко­неч­ном ито­ге все ищут внут­рен­не­го по­коя и гар­мо­нии. По­че­му мо­на­хи ухо­дят в скит? Что­бы об­ре­сти гар­мо­нию с по­мо­щью мо­лит­вы. То же са­мое де­ла­ют и обыч­ные лю­ди - мы всё вре­мя ищем со­гла­сие внут­ри се­бя.

- В ро­мане «Свя­тые грешники» вы мно­гое под­вер­га­е­те кри­ти­ке, пе­ре­осмыс­ле­нию с соб­ствен­ной точ­ки зре­ния. Это лю­бят не все.

- Я ду­маю, что зна­чи­тель­ная часть чи­та­те­лей бу­дет кри­ти­ко­вать ме­ня и не при­мет мои мыс­ли. Но ко­гда ты вы­кла­ды­ва­ешь своё ви­де­ние, не дол­жен на­де­ять­ся, что это вы­зо­вет вос­торг. По­ни­маю, на­при­мер, что вос­тор­га не вы­зо­вет мысль о том, что ра­но или позд­но про­изой­дёт сли­я­ние всех ми­ро­вых ре­ли­гий.

В лю­бом слу­чае ни­кто ни­ко­му не пы­та­ет­ся на­вя­зы­вать свою точ­ку зре­ния. И это хорошо. Не дай Бог нам вернуться к той си­сте­ме, ко­то­рая су­ще­ство­ва­ла в СССР - ко­гда бы­ла еди­ная идео­ло­гия, ко­то­рой нас на­ка­чи­ва­ли с утра до ве­че­ра.

- Алек­сандр Алек­се­е­вич, вы встре­ча­е­тесь с чи­та­те­ля­ми?

- Ме­ня все­гда вдох­нов­ля­ют встре­чи с чи­та­те­ля­ми, ко­то­рые я про­во­жу ре­гу­ляр­но. И ес­ли лю­ди при­шли на встре­чу и за­да­ют во­про­сы - для ме­ня это са­мая боль­шая на­гра­да.

- Да­вай­те по­го­во­рим о по­ли­ти­че­ских ре­а­ли­ях се­го­дняш­не­го дня. В на­ча­ле ро­ма­на вы по­ка­за­ли ра­бо­ту во­ро­неж­ской об­ласт­ной Ду­мы, по­ли­ти­че­ские ин­три­ги...

- Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют про мо­их ге­ро­ев: «А это кто? А это?» Пой­ми­те про­стую вещь. Во­ро­неж - ти­пич­ный го­род. Здесь та­кие же чи­нов­ни­ки, как и вез­де. Та­кие же кла­ны. Мои ге­рои - ти­пич­ные по­ли­ти­ки. Лю­бой рос­си­я­нин, ко­то­рый про­чтёт этот ро­ман, ска­жет: «Да это же про ме­ня, про наш го­род». Не­ти­пич­ным, по­жа­луй, яв­ля­ет­ся то, что в это бо­ло­то опус­ка­ют­ся несколь­ко пер­со­на­жей, ко­то­рые пы­та­ют­ся его рас­ше­ве­лить. Один из них - гу­бер­на­тор Рю­ри­ков, про­то­ти­пом ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся Алек­сей Гордеев. У нас не лю­бят лю­дей хва­лить. Но я счи­таю, что Гордеев - вы­да­ю­щий­ся че­ло­век. По­то­му что по­сле то­го, как он по­пал сю­да, - да­вай­те бу­дем на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми - в опа­лу, - он всё рав­но вы­сто­ял, на­шёл в себе си­лы сно­ва ид­ти впе­рёд. Очень важ­но, что че­ло­век су­мел пре­одо­леть в первую оче­редь се­бя. Оста­ёт­ся на­де­ять­ся, что за­дел Гор­де­е­ва не про­па­дёт втуне. И по­явит­ся тот, кто про­дол­жит дви­же­ние впе­рёд.

- О чём бу­дет ро­ман «Крым­ский мост», над ко­то­рым вы сей­час ра­бо­та­е­те?

- Ге­рой из при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го со­сло­вия в ка­кой-то мо­мент тер­пит крах сво­их воз­зре­ний и в по­ис­ках че­го-то бо­лее важ­но­го едет в Крым, где ищет свою первую лю­бовь. Со­бы­тия вес­ны 2014 го­да про­из­во­дят пе­ре­лом в его со­зна­нии. К нему воз­вра­ща­ют­ся юность, ду­ша, жизнь. По­ни­ма­ние то­го, что он рус­ский...

Ес­ли Бог даст мне си­лы и здо­ро­вье, это бу­дет боль­шой ро­ман. Ведь с Кры­мом в Рос­сию вер­ну­лась её ду­ша. То, что со­став­ля­ло гор­дость Рос­сии.

РО­МАН АЛЕК­САНДРА ЛАПИНА «РУС­СКИЙ КРЕСТ» - О ЛЮ­ДЯХ, РО­ДИВ­ШИХ­СЯ В СССР И УЖЕ В ЗРЕ­ЛОМ ВОЗ­РАСТЕ СТАВШИХ СВИ­ДЕ­ТЕ­ЛЯ­МИ И УЧАСТ­НИ­КА­МИ ЭПОХАЛЬНЫХ СО­БЫ­ТИЙ ДЕВЯНОСТЫХ ГО­ДОВ, - ПО­ЛУ­ЧИЛ ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ. НО ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ НЕОБЫЧНОЕ. «НЕ ДАЙ БОГ НАМ ВЕР НУТЬСЯ К ТОЙ СИСТЕ МЕ, КО­ТО РАЯ СУЩЕ СТВОВАЛА В СССР».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.