ЖИЗНЬ НА НОЖАХ

Как мать де­ся­те­рых де­тей ока­за­лась в ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма

AiF Kursk - - ЗОНА ЗАКОНА - Ве­ро­ни­ка ТУТЕНКО,

В СЕВАСТОПОЛЬСКОМ ПОР­ТУ ТИ­ХО ПОКАЧИВАЮТСЯ НА ПРИ­ВЯ­ЗИ ЯКОРЕЙ КО­РАБ­ЛИ. ВДА­ЛИ ПА­РУ­СА ПО­ХО­ЖИ НА РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫ­ЛЬЯ ЛЕБЕДЕЙ. ПО­БЛИ­ЗО­СТИ КТО-ТО НА СКРИПКЕ ИГРАЕТ МЕ­ЛО­ДИЮ ИЗ СТА­РО­ГО ФИЛЬ­МА. ТА­ТЬЯ­НА ИДЁТ НА ЗВУ­КИ… И ПРО­СЫ­ПА­ЕТ­СЯ ОТ ПРОНЗИТЕЛЬНОГО «ПОДЪ­ЁМ». ЗНА­ЧИТ, 6.00. НА­ЧА­ЛО ТРУ­ДО­ВО­ГО ДНЯ В КО­ЛО­НИИ СТРО­ГО­ГО РЕ­ЖИ­МА. И НИ­КА­КО­ГО МО­РЯ, КО­НЕЧ­НО, В ПОМИНЕ НЕТ.

ВОС­ПИ­ТА­ЛИ БА­БУШ­КА И ДЕТ­СКИЙ ДОМ

Мо­ре и Се­ва­сто­поль оста­лись в да­лё­ком дет­стве. Сей­час Та­тьяне Ко­чет­ко­вой трид­цать шесть лет. Каж­дый день ма­те­ри де­ся­те­рых де­тей по­хож один на дру­гой. Ра­бо­та в швей­ном це­ху, зав­трак, обед, ужин - стро­го по рас­пи­са­нию. От­бой ак­ку­рат в 22.00, даже в но­во­год­нюю ночь. Се­го­дня, прав­да, при­е­ха­ли из Суд­жан­ско­го кол­ле­джа куль­ту­ры с кон­цер­том. А ещё жур­на­лист­ка хо­чет по­бе­се­до­вать с са­мой мно­го­дет­ной ма­мой ко­ло­нии. Ка­кое-ни­ка­кое раз­но­об­ра­зие.

За ко­лю­чей про­во­ло­кой Ко­чет­ко­ва не в пер­вый раз, как и мно­гие осуж­дён­ные жен­щи­ны. Пер­вый раз от­си­де­ла два го­да в Мор­до­вии. Вто­рая ход­ка уже на 4 го­да - в ко­ло­нию стро­го­го ре­жи­ма по­сёл­ка Ма­лая Лок­ня Суд­жан­ско­го рай­о­на.

Несколь­ко се­кунд Та­тья­на ска­ни­ру­ет ме­ня взгля­дом, со­вер­шен­но неожи­дан­но со­гла­ша­ет­ся по­го­во­рить.

Про­шу рас­ска­зать о дет­стве, жиз­ни в Се­ва­сто­по­ле. Мать по­чти не пом­нит, от­ца во­все не бы­ло.

- Ма­му ли­ши­ли ро­ди­тель­ских прав, вос­пи­ты­ва­ла ба­буш­ка, Ва­лен­ти­на, - по­прав­ля­ет бе­лый пла­ток со­бе­сед­ни­ца. - Стро­гая, доб­рая, вкус­ные пек­ла бу­лоч­ки, де­ла­ла ва­ре­ни­ки, лю­би­ла уго­щать.

Ко­гда мне бы­ло че­тыр­на­дцать лет, она умер­ла. От­пра­ви­ли в дет­ский дом. Там жи­ли хорошо, спо­кой­но. Во­ди­ли в те­атр, вос­пи­та­те­ли ста­ра­лись за­ме­нить нам род­ных ма­те­рей. На празд­ни­ки за­би­ра­ла тё­тя к себе. По­том вы­рос­ла, по­лу­чи­ла как си­ро­та од­но­ком­нат­ную квар­ти­ру, а даль­ше... Даль­ше при­шла лю­бовь. Мой Алек­сей был са­мым обыч­ным пар­нем. Уви­де­ла его на ска­мей­ке: си­дел, ку­рил. По­до­шла са­ма за­го­во­ри­ла. Вско­ре по­же­ни­лись. Вен­чал отец Па­вел, кре­стил пя­те­рых де­тей. Жи­ли хорошо, но Алек­сей при­стра­стил­ся к вы­пив­ке. Это и по­гу­би­ло. Умер от ка­ко­го-то сур­ро­га­та. Му­жа от­пе­ли в церк­ви, а я оста­лась од­на с пя­тью детьми на ру­ках.

ОТ СКРИП­КИ ТИ­ХО НА ДУ­ШЕ

Со вто­рым су­пру­гом по­зна­ко­ми­лась по объ­яв­ле­нию в газете. Его не сму­ти­ло, что у жен­щи­ны пя­те­ро де­тей, но жить он хо­тел с но­вой се­мьей непре­мен­но на Брян­щине. По­ко­ле­бав­шись, про­да­ла квар­ти­ру в Се­ва­сто­по­ле, о чём сей­час горь­ко со­жа­ле­ет.

- Зря уеха­ла, - огля­ды­ва­ет­ся на­зад Та­тья­на. - Са­мая боль­шая ошиб­ка в жиз­ни.

На но­вом ме­сте всё пошло на­пе­ре­ко­сяк, даже пас­порт укра­ли пья­ные дру­зья. Ро­ди­лись ещё чет­ве­ро де­тей, но со­гла­сия меж­ду су­пру­га­ми не бы­ло. Та­тья­на счи­та­ет, что ви­ною то­му небла­го­по­луч­ный дом, в ко­то­ром по­се­ли­лась семья.

- Там чет­ве­ро хо­зя­ев до нас сме­ни­лось. Ба­тюш­ка от­ка­зал­ся освя­тить жи­льё. Ска­зал, «мно­го на­до во­ды».

То ли от нехо­ро­шей энер­ге­ти­ки, то ли по дру­гой при­чине, но на­ча­лись ссо­ры, скандалы, осо­бен­но, ес­ли на сто­ле был ал­ко­голь. Од­на из та­ких ссор за­кон­чи­лась тем, что жен­щи­на взя­лась за нож и на­нес­ла мужу несколь­ко но­же­вых ра­не­ний. К сча­стью, су­пруг вы­жил, а вот «ху­ли­ган­ку» то­гда по­са­ди­ли на два го­да. Де­тей от­пра­ви­ли в дет­ский дом.

- Здесь, в Ма­лой Локне, луч­ше, чем в Мор­до­вии, - де­лит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми жен­щи­на. - К осуж­дён­ным от­но­сят­ся ува­жи­тель­но, на­чаль­ник от­ря­да Сер­гей Вик­то­ро­вич - хороший. При­ез­жал скри­пач с кон­цер­том. Люб­лю скрип­ку, от неё так ти­хо, спо­кой­но на ду­ше, ме­ло­дии кра­си­вые. Вспо­ми­наю мо­ре, ко­раб­ли се­ва­сто­поль­ские.

Вто­рой раз на­ша со­бе­сед­ни­ца ока­за­лась за ре­шёт­кой так­же из­за пья­но­го скан­да­ла с но­же­вы­ми ра­не­ни­я­ми. Всё про­изо­шло по зна­ко­мо­му сце­на­рию, как в глу­пом фар­се. Вышла на сво­бо­ду, по­зна­ко­ми­лась с муж­чи­ной, ро­ди­ла ре­бён­ка - де­ся­то­го! Вы­пи­ли, по­скан­да­ли­ли, взя­лась за нож.

- Недол­го по­бы­ла на сво­бо­де, - ка­ча­ет го­ло­вой Та­тья­на. В го­ло­се - оби­да. - Со­жи­тель вы­во­лок за во­ло­сы на снег, бо­сую. Как та­кое вы­тер­петь? Ему ни­че­го, сде­ла­ли опе­ра­цию, и жив-здо­ров. А я опять од­на во всём ви­но­ва­та. Во­об­ще я пью ред­ко, и ко­гда вы­пью - спо­кой­ная. За нож мо­гу схва­тить­ся толь­ко, ес­ли ме­ня силь­но спро­во­ци­ру­ют.

Офи­ци­аль­но Та­тья­на за­му­жем. Но ни су­пруг, ни со­жи­тель не про­яв­ля­ют ин­те­ре­са к её судь­бе. Жен­щи­на уже от­си­де­ла по­ло­ви­ну сро­ка. Что ждёт её впе­ре­ди, бо­ит­ся даже пред­ста­вить. При­зна­ёт­ся: ид­ти неку­да. В ко­ло­нии мож­но по­лу­чить про­фес­сию. Мно­го­дет­ная ма­ма осва­и­ва­ет сра­зу три - ово­ще­вод, опе­ра­тор ЭВМ и по­вар. Го­во­рит, что хо­чет по­сле осво­бож­де­ния на­чать жизнь с чи­сто­го ли­ста.

Де­тей от­да­ли в при­ём­ную се­мью. Де­сять бра­тьев и се­стер рас­тут вме­сте, их не раз­лу­чи­ли. На­ка­нуне но­во­год­них празд­ни­ков Та­тья­на со­би­ра­лась на­пи­сать им пись­мо.

- Очень хо­те­ла бы вернуться в го­род мо­е­го дет­ства, са­мый кра­си­вый на све­те, - меч­та­ет осуж­дён­ная. - То, что бы­ло ре­аль­но­стью, те­перь ста­ло ма­я­ком, ко­то­рый по­мо­га­ет удер­жать­ся на пла­ву.

242 ЖЕН­ЩИ­НЫ ОТБЫВАЮТ СРОК В КУР­СКОЙ КОЛОННИИ.

Труд­но по­ве­рить, что эта ми­лая жен­щи­на - на­сто­я­щая гро­за для муж­чин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.