ЗАЩИТНИЦА КУР­СКОЙ ЗЕМ­ЛИ

Как кур­ская ико­на усто­я­ла от тер­ак­та?

AiF Kursk - - ВЕРА - Жан­на ТОМИЛИНА

Ре­во­лю­ци­он­ные на­стро­е­ния, охва­тив­шие Рос­сию в кон­це XIX ве­ка, по­сте­пен­но до­ка­ты­ва­лись и до Кур­ской гу­бер­нии. В мар­те 1898 г. мест­ные эсе­ры ре­ши­ли уни­что­жить зна­ме­ни­тую кур­скую ико­ну, хра­ня­щу­ю­ся в Зна­мен­ском мо­на­сты­ре. Тем са­мым они рас­счи­ты­ва­ли по­до­рвать и на­род­ную ве­ру в си­лу чу­до­твор­но­го об­ра­за. Но вы­шло всё ров­но на­о­бо­рот.

В 2 ча­са но­чи 8 мар­та (по ста­ро­му сти­лю) сто­яв­ший на по­сту го­ро­до­вой услы­шал внут­ри Зна­мен­ско­го со­бо­ра оглу­ши­тель­ный взрыв, со­про­вож­дав­ший­ся яр­кой вспыш­кой. Вся бра­тия Кур­ско­го Зна­мен­ско­го мо­на­сты­ря бы­ла раз­бу­же­на. В ке­льях дро­жа­ли ок­на, а ке­лей­ник епи­ско­па Юве­на­лия был сбро­шен с по­сте­ли.

Один из мо­на­хов так опи­сы­вал про­изо­шед­шее: «Во вре­мя глу­бо­ко­го сна услы­шал я страш­ный ад­ский гро­хот, от ко­то­ро­го моя кро­вать как бы за­ка­ча­лась в воз­ду­хе… Се­кун­да, дру­гая - и за­бе­га­ли по ко­ри­до­ру. То­гда толь­ко я по­нял, что слу­чи­лось что-то ужас­ное. Вы­бе­жав в ко­ри­дор, я встре­тил ино­ков и вме­сте с ни­ми по­спе­шил на мо­на­стыр­ский двор. По­бе­жа­ли до­ло­жить Прео­свя­щен­но­му и ар­хи­манд­ри­ту, но они уже сами вста­ли и спе­ши­ли в церковь. Ед­ва толь­ко мы пе­ре­сту­пи­ли цер­ков­ный порог, как ужа­са­ю­щий гу­стой смрад пах­нул в ли­цо. Внес­ли фо­на­ри, ста­ли за­жи­гать све­чи, но они гас­ли от мас­сы гу­сто­го и ед­ко­го ды­ма».

Слу­жи­те­ли церк­ви неза­мед­ли­тель­но на­ча­ли про­вет­ри­вать по­ме­ще­ние. Ко­гда же мрак рас­се­ял­ся, пе­ред людь­ми пред­ста­ла непри­гляд­ная кар­ти­на. Весь об­шир­ный со­бор был за­сы­пан об­лом­ка­ми шту­ка­тур­ки, де­ре­ва, леп­ни­ны, ма­те­рии. Же­лез­ная дверь близ ико­ны бы­ла про­би­та. Сте­на да­ла тре­щи­ну. Крёст­ный ход со свя­ты­ней еже­год­но со­би­ра­ет ты­ся­чи па­лом­ни­ков.

Мас­сив­ный под­свеч­ник на 150 све­чей - по­гнут и ис­ко­вер­кан. Силь­но по­стра­да­ли сту­пень­ки, ве­ду­щие к иконе. Ниж­няя, ка­мен­ная, ве­сом в 5-7 пу­дов, со­рва­ла ограж­да­ю­щую свя­ты­ню ре­шет­ку. Верх­няя, де­ре­вян­ная, ве­сом око­ло пу­да, про­ле­те­ла че­рез весь храм и, уда­рив­шись о про­ти­во­по­лож­ную сте­ну, по­вре­ди­ла стен­ную жи­во­пись.

По­стра­да­ло по­чти всё цер­ков­ное иму­ще­ство - лам­па­ды, ана­лой, ящик, в ко­то­ром хра­ни­лись свя­той крест, еван­ге­лие и об­ла­че­ния для со­вер­ше­ния мо­леб­нов. Си­ла со­тря­се­ния воз­ду­ха бы­ла на­столь­ко ве­ли­ка, что да­же в ал­та­ре, по­чти на­глу­хо за­кры­том и от­да­лён­ном от сред­ней ча­сти хра­ма, бы­ло по­би­то 5 стё­кол.

ПОЛКИЛО ДИНАМИТА

Стра­шась са­мо­го худ­ше­го, кур­ский епи­скоп с тре­пе­том при­бли­зил­ся к то­му ме­сту, где на­хо­ди­лась свя­ты­ня. К нема­ло­му удив­ле­нию при­сут­ству­ю­щих, он вы­нул из се­реб­ря­но­го ки­во­та со­вер­шен­но невре­ди­мый об­раз Бо­жьей Ма­те­ри «Зна­ме­ние» Кур­ской Ко­рен­ной. Сам лик не по­стра­дал, хо­тя при­кры­вав­шее его стек­ло бы­ло раз­би­то в мел­кие оскол­ки и по­кры­то ко­по­тью.

Вско­ре на ме­сто про­ис­ше­ствия при­бы­ло всё выс­шее ру­ко­вод­ство во гла­ве с гу­бер­на­то­ром. При осмот­ре об­на­ру­жи­ли остат­ки «ад­ской» ма­ши­ны - про­дол­го­ва­тый бе­лый ме­тал­ли­че­ский ящик с об­рыв­ка­ми про­во­дов от ча­со­во­го ме­ха­низ­ма. По оцен­кам ко­мис­сии, в ящик мог­ло по­ме­стить­ся боль­ше фун­та динамита (1 фунт ра­вен 0,454 кг).

Зло­умыш­лен­ни­ки, рас­счи­ты­вая уни­что­жить свя­тую ико­ну, по­слу­жи­ли

боль­ше­му её про­слав­ле­нию. Весть о взры­ве мо­мен­таль­но раз­ле­те­лась по го­ро­ду. Впе­чат­ле­ние от это­го чу­да бы­ло необы­чай­но. На­род устре­мил­ся в Зна­мен­ский со­бор, что­бы соб­ствен­ны­ми гла­за­ми ви­деть зна­ме­ние бла­го­дат­ной си­лы Бо­жьей. На рас­све­те у стен мо­на­сты­ря со­бра­лись ты­ся­чи че­ло­век, что­бы от­слу­жить бла­го­дар­ствен­ный мо­ле­бен.

ПРЕ­СТУП­НИ­КОВ НАКАЗАЛИ НЕСТРОГО

След­ствие по это­му де­лу за­тя­ну­лось на несколь­ко лет. Лишь осе­нью 1901 го­да бы­ли на­ко­нец-то аре­сто­ва­ны чет­ве­ро при­част­ных к взры­ву. Ими ока­за­лись уча­щи­е­ся Кур­ско­го ре­аль­но­го учи­ли­ща Ана­то­лий Уфим­цев (20 лет) и Лео­нид Киш­кин (21 год), воль­но­на­ём­ный пи­сец Ва­си­лий Ка­ме­нев (22 го­да) и сту­дент ин­сти­ту­та ин­же­не­ров пу­тей со­об­ще­ния Ана­то­лий Ла­гу­тин (21 год).

За­дер­жан­ные вско­ре на­ча­ли давать по­ка­за­ния. Вы­яс­ни­лось, что ини­ци­а­то­ром тер­ро­ри­сти­че­ско­го ак­та вы­сту­пил Уфим­цев. Киш­кин по­мог ему из­го­то­вить сна­ряд, а Ка­ме­нев приобрел ча­сы для взрыв­но­го ме­ха­низ­ма. Взо­рвать ико­ну ре­ши­ли на кре­сто­по­клон­ной неде­ле. Из­го­то­вив бом­бу, мо­ло­дые лю­ди 7 мар­та от­пра­ви­лись в храм. Во вре­мя все­нощ­ной служ­бы, под ви­дом по­кло­не­ния свя­тыне, они при­бли­зи­лись к иконе. Киш­кин неза­мет­но опу­стил за­вёр­ну­тый в ва­ту сна­ряд к её под­но­жию. Под­рыв­ни­ки не хо­те­ли че­ло­ве­че­ских жертв и увечий и по­то­му «за­ве­ли» бом­бу на пол­вто­ро­го но­чи, ко­гда в хра­ме не бы­ва­ет бо­го­слу­же­ния.

Поз­же на до­про­сах сле­до­ва­те­лей мо­ло­дые лю­ди чи­сто­сер­деч­но рас­ка­я­лись в со­де­ян­ном и ак­тив­но по­мо­га­ли след­ствию. При­ни­мая во вни­ма­ние их мо­ло­дой воз­раст, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние «де­ла к су­деб­но­му рас­сле­до­ва­нию не об­ра­щать». 26 де­каб­ря 1901 го­да Ни­ко­лай II по­ве­лел вы­слать об­ви­ня­е­мых в от­да­лён­ные об­ла­сти под над­зор по­ли­ции. Уфим­це­ва на­пра­ви­ли на пять лет в Се­вер­ный Ка­зах­стан, а Киш­ки­на, Ка­ме­не­ва и Ла­гу­ти­на - на два го­да в Во­сточ­ную Си­бирь.

ПОДРЫВНИ КИ НЕ ХО­ТЕ­ЛИ ЧЕЛОВЕЧЕ СКИХ ЖЕРТВ И УВЕЧИЙ.

«Я ГО­РЯ­ЧО УВЕРОВАЛ…»

В 1949 го­ду, ко­гда пра­ви­тель дел Си­но­даль­ной кан­це­ля­рии, про­то­пре­сви­тер о. Геор­гий Граб­бе (епи­скоп Гри­го­рий) был во Франк­фур­те с чу­до­твор­ным об­ра­зом, к нему по­до­шёл ста­рик и, ото­звав в сто­ро­ну, ска­зал:

- Я был со­общ­ни­ком в по­ку­ше­нии на взрыв этой ико­ны. Был я маль­чиш­кой, в Бо­га не ве­рил. Вот и за­хо­те­лось мне про­ве­рить: ес­ли Бог есть, то он не до­пу­стит ги­бе­ли столь ве­ли­кой свя­ты­ни. По­сле взры­ва я го­ря­чо уверовал в Бо­га и до сих пор горь­ко рас­ка­и­ва­юсь в сво­ём ужас­ном по­ступ­ке.

По­сле это­го ста­рик со сле­за­ми по­кло­нил­ся чу­до­твор­ной иконе и вы­шел из хра­ма.

Кур­ская ико­на «Зна­ме­ние» Бо­жьей Ма­те­ри бы­ла об­ре­те­на в 13-м сто­ле­тии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.