НА­ШИХ ПРЕД­КОВ

Двух ти­пов ха­рак­те­ров, двух ци­ви­ли­за­ций

AiF Kursk - - СПЕЦВЫПУСК МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ - Владимир ГРИЦАЕВ

Устра­нить­ся от уча­стия в стыч­ках зна­чи­ло утра­тить ин­те­рес сла­бо­го по­ла и ав­то­ри­тет сре­ди то­ва­ри­щей. По­сто­ян­ная го­тов­ность от­ра­зить ата­ку, на­вы­ки по­дав­ле­ния стра­ха в стрес­со­вой си­ту­а­ции - ед­ва ли не са­мый важ­ный эле­мент во­ен­ной под­го­тов­ки. И ни­ка­кие тре­ни­ров­ки Гит­ле­рю­ген­да не мог­ли срав­нить­ся с ре­аль­ной опас­но­стью под­ста­вить го­ло­ву под ка­с­тет или ги­рю на це­пи, а мо­жет, да­же по­лу­чить фин­ку в бок. А что уж го­во­рить о се­вер­ных рай­о­нах, где му­жи­ки в оди­ноч­ку хо­ди­ли на мед­ве­дя! Ес­ли учесть, что по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство в Крас­ной Армии со­став­ля­ли имен­но сла­вяне, та­кая ху­ли­ган­ская бо­е­вая под­го­тов­ка при­об­ре­та­ет се­рьёз­ное зна­че­ние.

НА «ТЫ» С МАТУШКОЙ-ПРИ­РО­ДОЙ

И ещё один мо­мент, ха­рак­те­ри­зу­ю­щий про­ти­во­сто­я­ние двух ти­пов кол­лек­тив­но­го ра­зу­ма. Ес­ли нем­цы - на 70 про­цен­тов го­род­ские жители - луч­ше раз­би­ра­лись в тех­ни­ке, и каждый солдат вер­мах­та умел во­дить ав­то­мо­биль, то крас­но­ар­мей­цы, пре­иму­ще­ствен­но се­ляне, на «ты» об­ща­лись с матушкой-при­ро­дой.

Участ­ник Кур­ской бит­вы немецкий ге­не­рал фон Мел­лен­тин от­ме­чал: «Та­кая бли­зость к при­ро­де объ­яс­ня­ет спо­соб­ность рус­ско­го стать как бы ча­стью зем­ли, бук­валь­но рас­тво­рить­ся в ней. Солдат рус­ской армии - непре­взой­дён­ный ма­стер мас­ки­ров­ки и са­мо­ока­пы­ва­ния, а также по­ле­вой фор­ти­фи­ка­ции. Он за­ры­ва­ет­ся в зем­лю с неве­ро­ят­ной быст­ро­той и так уме­ло при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к мест­но­сти, что его по­чти невоз­мож­но об­на­ру­жить».

Ну ес­ли ис­кус­ная обо­ро­на про­тив­ни­ка ста­ви­ла ок­ку­пан­тов в ту­пик, на­сту­па­тель­ные опе­ра­ции Крас­ной Армии они на­зы­ва­ли не ина­че, как «ве­ро­лом­ны­ми и ко­вар­ны­ми».

Ге­не­рал Фри­дрих Виль­гельм фон Мел­лен­тин: «Для рус­ско­го про­сто не су­ще­ству­ет есте­ствен­ных пре­пят­ствий: в непро­хо­ди­мом ле­су, бо­ло­тах и то­пях, в без­до­рож­ной сте­пи всю­ду он чув­ству­ет се­бя как до­ма. По су­ще­ству, каж­до­му на­ступ­ле­нию русских пред­ше­ство­ва­ло ши­ро­ко при­ме­ня­е­мое про­са­чи­ва­ние че­рез ли­нию фрон­та неболь­ших под­раз­де­ле­ний и от­дель­ных групп. В та­ко­го ро­да бо­е­вых дей­стви­ях ни­кто ещё не пре­взо­шёл русских. Как бы тща­тель­но ни бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но на­блю­де­ние на пе­ред­нем крае, рус­ские со­вер­шен­но неожи­дан­но ока­зы­ва­лись в са­мом цен­тре на­ше­го рас­по­ло­же­ния, при­чём ни­кто ни­ко­гда не знал, как им уда­лось ту­да про­ник­нуть».

Не мень­шее удив­ле­ние гит­ле­ров­цев вы­зы­ва­ла непри­хот­ли­вость сол­да­та Крас­ной По­ста­нов­ка боевой за­да­чи. Июль 1943 г.

Армии. Он мог пи­тать­ся и ле­чить­ся тра­вой, со­брать необ­хо­ди­мое ко­ли­че­ство во­ды, вы­ко­пав яму в за­бо­ло­чен­ном ме­сте, со­ору­дить вре­мен­ное убе­жи­ще в ле­су и в по­ле. Ина­че го­во­ря, «что нем­цу смерть, то рус­ско­му хо­ро­шо». Ко­гда обо­зы ок­ку­па­ци­он­ных войск увяз­ли на про­сто­рах Со­ю­за, а эше­ло­ны с лёг­кой ру­ки пар­ти­зан по­ле­те­ли под от­кос, мо­раль­ный дух при­шель­цев с за­па­да за­мет­но ис­пор­тил­ся. А вче­раш­ний со­вет­ский кре­стья­нин, при­вык­ший к го­ло­ду­хе, со­хра­нял са­мо­об­ла­да­ние и бое­спо­соб­ность. Ведь ему на про­тя­же­нии по­след­ней чет­вер­ти ве­ка ча­стень­ко при­хо­ди­лось об­хо­дить­ся и без хле­ба, и без са­пог.

ПРОСТОРЫ НЕМ­ЦЕВ ПОДАВЛЯЛИ

Ок­ку­пан­ты пы­та­лись при­не­сти на за­во­ё­ван­ные тер­ри­то­рии же­лез­ную дис­ци­пли­ну. В их по­ни­ма­нии со­вет­ский на­род и жил так бес­при­ют­но по­то­му, что не умел со­зи­дать в еди­ном по­ры­ве. Так что «ле­ни­вое рус­ское быд­ло» сго­ня­ли на ра­бо­ту «не по зло­бе, а из бла­гих по­буж­де­ний». Но при всём же­ла­нии на­ве­сти по­ря­док на зем­лях Со­вет­ско­го Со­ю­за нем­цы при­зна­ва­лись, что просторы за­хва­чен­ных тер­ри­то­рий их подавляли.

На­чаль­ник шта­ба 4-й армии вер­мах­та ге­не­рал Гюн­тер Блю­мен­т­рит:«…Пси­хо­ло­ги­че­ское вли­я­ние этой стра­ны на сред­не­го немец­ко­го сол­да­та бы­ло очень силь­ным. Он чув­ство­вал се­бя ни­чтож­ным, за­те­рян­ным в этих бес­край­них про­сто­рах».

Мно­гие рус­ские фи­ло­со­фы счи­та­ли, что ши­ро­кий сла­вян­ский ха­рак­тер фор­ми­ро­вал­ся под вли­я­ни­ем без­бреж­ных про­сто­ров их ро­ди­ны. Так что са­ма зем­ля буд­то отторгала при­шель­цев.

Ни­ко­лай Бер­дя­ев пи­сал: «Возь­мём нем­ца. Он чув­ству­ет се­бя со всех сто­рон сдав­лен­ным, как в мы­ше­лов­ке. Ши­ри нет ни во­круг него, ни в нём са­мом. Он ищет спа­се­ния в сво­ей соб­ствен­ной ор­га­ни­зо­ван­ной энер­гии, в на­пря­жён­ной ак­тив­но­сти. Всё долж­но быть у нем­ца на ме­сте, всё рас­пре­де­ле­но… Всю­ду он ви­дит гра­ни­цы и всю­ду ста­вит гра­ни­цы. Не­мец не мо­жет су­ще­ство­вать в без­гра­нич­но­сти, ему чуж­да и про­тив­на сла­вян­ская без­бреж­ность».

То­гда, 75 лет на­зад, мис­си­о­не­ры в на­цист­ской фор­ме не со­мне­ва­лись в том, что Рос­сию как го­су­дар­ство со­зда­ли скан­ди­на­вы Рю­ри­ко­ви­чи, а до пре­де­лов огром­ной им­пе­рии её раз­дви­ну­ли об­ру­сев­шие нем­цы Ро­ма­но­вы. Са­ми же неве­же­ствен­ные и ле­ни­вые рус­ские и про­чие ази­а­ты ни на что не спо­соб­ны. На Ру­си, дей­стви­тель­но, во все вре­ме­на как-то не очень скла­ды­ва­лось с дис­ци­пли­ной и ор­га­ни­зо­ван­но­стью. К вла­сти на­род тра­ди­ци­он­но от­но­сил­ся про­хлад­но, и свод за­ко­нов в крас­ном уг­лу не хра­нил. Ка­кой уж тут по­ря­док! Вот и в той же 70-й ди­ви­зии слу­чи­лось ЧП. Бо­ец по­ку­сил­ся на част­ную соб­ствен­ность се­лян. Во­ра пой­ма­ли, но су­дил его ко­ман­дир опять-таки не по за­ко­ну, а как бог на ду­шу по­ло­жит.

«Один солдат, по­жи­лой уже, ре­шил за­лезть к нам в по­греб - взять кар­тош­ки. Ко­ман­дир при­во­дит это­го сол­да­та и ма­ма­ше го­во­рит: вот как ты ска­жешь, так я и по­ступ­лю. Ска­жешь рас­стре­лять, я его рас­стре­ляю. Про­стишь, я его про­щу. Ну, ма­ма­ша - да что вы, не надо, за что ж его», вспо­ми­на­ет Ми­ха­ил За­у­голь­ни­ков.

Ну и ка­кая дис­ци­пли­на в стране, где на­се­ле­ние слу­ша­ет не го­лос ра­зу­ма, а ка­кой-то внут­рен­ний го­лос? При этом по­пыт­ка го­су­дар­ства на­ве­сти по­ря­док вос­при­ни­ма­ет­ся, как по­ся­га­тель­ство на этот по­та­ён­ный за­ку­ток со­зна­ния. Все­му ви­ной лень и глу­пость по­ста­но­ви­ли в Ев­ро­пе. Оши­боч­ность этой тео­рии сол­да­ты Гер­ма­нии уста­нав­ли­ва­ли на соб­ствен­ном опы­те.

ДОЛ­ГО ЗАПРЯГАЕМ БЫСТ­РО ЕДЕМ

Из учеб­ной бро­шю­ры «По­ли­ти­че­ские за­да­чи немец­ко­го сол­да­та в Рос­сии в све­те то­таль­ной вой­ны», из­дан­ной шта­бом 3-й тан­ко­вой армии на­ка­нуне Кур­ской бит­вы: «Ха­рак­тер­ной чер­той русских яв­ля­ет­ся бо­гат­ство чувств и аф­фек­тов, ина­че го­во­ря, ин­тен­сив­ность внут­рен­ней жиз­ни. Бо­гат­ством внут­рен­ней жиз­ни и объ­яс­ня­ет­ся уди­ви­тель­ное со­че­та­ние про­ти­во­по­лож­ных черт рус­ско­го ха­рак­те­ра».

В Ев­ро­пе до по­ры не за­ме­ча­ли, что рус­ский му­жик по­меч­та­ет се­бе, а по­том вста­нет, встрях­нёт­ся - и вка­лы­ва­ет, как про­кля­тый. И так пуп над­ры­ва­ет, что ни­ка­ко­му нем­цу не сни­лось. Не зря ведь го­во­ри­ли, что он дол­го за­пря­га­ет, да быст­ро едет - ну та­кой осо­бый тем­пе­ра­мент. А уже при Со­ве­тах при­жи­лось в этой стране сло­веч­ко «ав­рал», и каж­дое по­чти де­ло «ав­раль­ным» бы­ло. Ка­кая ж тут лень? И вот как раз вой­на пол­ный ав­рал! Что это та­кое, нем­цы опять-таки про­чув­ство­ва­ли на соб­ствен­ной шку­ре.

Из учеб­ной бро­шю­ры «По­ли­ти­че­ские за­да­чи немец­ко­го сол­да­та в Рос­сии в све­те то­таль­ной вой­ны»: «Ес­ли ча­ша пе­ре­пол­не­на, рус­ский человек вос­ста­ёт и дол­гое тер­пе­ние раз­ра­жа­ет­ся с бе­ше­ной, безум­ной си­лой».

Ну ко­ли не лень, зна­чит, глу­пость. Хо­тя, с дру­гой сто­ро­ны, при ску­до­сти ума этот са­мый му­жик раз­мыш­лял бы не о веч­ном, а о том, как брю­хо на­бить. И не ис­пы­ты­вал бы судь­бу в ку­лач­ных бо­ях, а до­ро­жил бы жиз­нью пу­ще все­го на све­те.

Ну от­ку­да та­кое пре­не­бре­же­ние к ма­те­ри­аль­но­му, ес­ли не от стрем­ле­ния к ду­хов­но­му? И вро­де бы всё на по­верх­но­сти, но тев­тон­ской ци­ви­ли­за­ции, опре­де­ля­ю­щей куль­тур­ный уро­вень по уме­нию построить тёп­лый кло­зет, та­кие слож­но­сти ни к че­му. Признав глав­ным до­сто­ин­ством нор­ди­че­ской ра­сы уз­кий че­реп, на­ци­сты не мог­ли осо­знать то­го, что иные на­ро­ды мыс­лят го­раз­до слож­нее. Что да­же без­упреч­ная ло­ги­че­ская схе­ма - это ещё не са­ма жизнь. Что Все­лен­ная апри­о­ри мно­го­гран­нее лю­бой схе­мы, по­стро­ен­ной че­ло­ве­ком, и непо­нят­ное нель­зя от­бра­сы­вать толь­ко по­то­му, что оно не впи­сы­ва­ет­ся в кар­ти­ну, на­ри­со­ван­ную ра­зу­мом. А сла­вяне, буд­то не за­рас­тив­шие мла­ден­че­ский «род­ни­чок» на те­ме­ни, вос­при­ни­ма­ли мир во всей его пол­но­те, укла­ды­вая в мат­ри­цу толь­ко то, что укла­ды­ва­лось.

Ге­не­рал Фри­дрих Виль­гельм фон Мел­лен­тин: «Ни­ко­гда нель­зя за­ра­нее ска­зать, что пред­при­мет рус­ский… Его на­ту­ра так же необыч­на и слож­на, как и са­ма эта огром­ная и непо­нят­ная стра­на. Все долж­ны быть го­то­вы к лю­бым неожи­дан­но­стям, так как про­изой­ти мо­жет всё что угод­но. Во мно­гих слу­ча­ях рус­ские по­ла­га­ют­ся на свой врож­дён­ный ин­стинкт боль­ше, чем на су­ще­ству­ю­щие так­ти­че­ские прин­ци­пы, и сле­ду­ет при­знать, что ин­стинкт ча­сто при­но­сит им боль­ше поль­зы, чем мог­ла бы дать под­го­тов­ка во мно­гих ака­де­ми­ях».

Но ин­стинкт, на­про­тив, все­гда пря­мо­ли­не­ен и пред­ска­зу­ем, а уме­ние им­про­ви­зи­ро­вать под си­лу толь­ко твор­че­ским на­ту­рам. При­чём твор­че­ство ев­ро­пей­ца сдер­жи­ва­ет­ся правилами, а сла­вяне по сво­ей су­ти ра­мок не при­зна­ют. Прав­да, най­ти вер­ный так­ти­че­ский ход крас­но­ар­мей­цам по­рой ме­ша­ла ярость. Не раз они, вы­брав не са­мое удач­ное на­прав­ле­ние уда­ра, про­дол­жа­ли бить­ся в сте­ну, не­смот­ря на по­те­ри. Но в то же вре­мя не­ред­ко пси­хи­ка нем­цев про­сто не вы­дер­жи­ва­ла оже­сто­чен­ных атак.

Вот с та­ким про­тив­ни­ком столк­ну­лись гер­ман­ские вой­ска. Вот та­кие парни, пусть не слиш­ком об­ра­зо­ван­ные, но про­шед­шие курс во­ен­ной под­го­тов­ки и ку­лач­ных бо­ёв, го­во­ря­щие на «ты» с ма­те­рью­при­ро­дой и по­ни­ма­ю­щие, что «двум смер­тям не бы­вать, а од­ной не ми­но­вать», под­жи­да­ли нем­цев под Кур­ском.

К1939 ЛИШЬ ГО­ДУ ПОБЕДИЛИ НЕГРА­МОТ­НОСТЬ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.