РОЛЬ СО­ВЕТ­СКОЙ РАЗВЕДКИ

Кто пер­вым со­об­щил в Моск­ву

AiF Kursk - - СПЕЦВЫПУСК МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ -

РАЗВЕДОРГАНЫ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ ТАК И НЕ СМОГ­ЛИ СТАТЬ ДЛЯ КО­МАН­ДО­ВА­НИЯ ЭФФЕКТИВНЫМ СРЕДСТВОМ ПО­ЛУ­ЧЕ­НИЯ КА­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ИН­ФОР­МА­ЦИИ О НЕПРИЯТЕЛЕ, СЧИ­ТА­ЕТ ИСТОРИК ВА­ЛЕ­РИЙ ЗАМУЛИН.

В мос­ков­ском из­да­тель­стве «Яу­за» го­то­вит­ся к пе­ча­ти но­вая кни­га ве­ду­ще­го на­уч­но­го сотрудника ЮЗГУ (г. Курск) Ва­ле­рия За­му­ли­на «Ци­та­дель» - по­след­няя надежда Гит­ле­ра». В ней ав­тор по­дроб­но ис­сле­ду­ет де­я­тель­ность со­вет­ских раз­вед­чи­ков на ста­дии об­суж­де­ния нем­ца­ми пла­на уда­ра на Курск, по­лу­чив­ше­го название «Ци­та­дель». С раз­ре­ше­ния из­да­тель­ства мы пуб­ли­ку­ем от­рыв­ки из кни­ги.

ИН­ФОР­МА­ЦИЮ ПРО­ВЕ­РЯ­ЛИ ДЕ­СЯТ­КИ РАЗ

В по­след­нее вре­мя в СМИ и да­же неко­то­рых кни­гах мож­но встре­тить утвер­жде­ние неко­то­рых со­труд­ни­ков оте­че­ствен­ных спец­служб о том, что клю­че­вая роль в по­бе­де под Кур­ском при­над­ле­жа­ла имен­но со­вет­ской раз­вед­ке, по­то­му что яко­бы вся ко­лос­саль­ная ра­бо­та во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства СССР и Крас­ной Армии по раз­ра­бот­ке и под­го­тов­ке Кур­ской обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции на­ча­лась толь­ко по­сле то­го, как дан­ные, по­лу­чен­ные раз­ве­дор­га­на­ми вес­ной 1943 г., бы­ли окон­ча­тель­но пе­ре­про­ве­ре­ны и при­зна­ны вер­ны­ми. На­при­мер, ге­не­рал-лей­те­нант В.А. Кир­пи­чен­ко пи­шет: «Дж. Кэрнк­росс в кон­це ап­ре­ля, за два с лиш­ним ме­ся­ца до на­ча­ла Кур­ской бит­вы, пе­ре­дал в Моск­ву пол­ную ин­фор­ма­цию о том, что немец­кое на­ступ­ле­ние нач­нёт­ся в июле. Это бы­ла де­шиф­ров­ка те­ле­грам­мы в Бер­лин немец­ко­го ге­не­ра­ла фон Вейхса, который го­то­вил немец­кое на­ступ­ле­ние на юге Кур­ской ду­ги. <…>Ин­фор­ма­ция пе­ре­про­ве­ря­лась де­сят­ки и де­сят­ки раз! <...>Ко­гда же она мно­го­крат­но под­твер­ди­лась, бы­ла на­ча­та быст­рая раз­ра­бот­ка пла­на пред­на­ме­рен­ной обо­ро­ны».

Встре­ча­ют­ся и ещё бо­лее спор­ные утвер­жде­ния. На­при­мер, быв­ший на­чаль­ник 4-го от­де­ла НКГБ СССР П. А. Су­до­пла­тов пи­сал, что на­ша раз­вед­ка да­же вли­я­ла на при­ня­тие ре­ше­ния о неод­но­крат­ном пе­ре­но­се на­ча­ла опе­ра­ции «Ци­та­дель». От­дель­ные ав­то­ры от­ме­ча­ли важ­ную роль в сбо­ре цен­ных дан­ных по «Ци­та­де­ли» сотрудника НКВД Н. И. Кузнецова, дей­ство­вав­ше­го на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии СССР под име­нем обер-лей­те­нан­та П. Зи­бер­та. Од­на­ко оце­нить ре­зуль­та­ты его де­я­тель­но­сти как раз­вед­чи­ка се­го­дня по­ка труд­но.

По­сте­пен­но, уже на из­лё­те со­вет­ской эпо­хи, в от­кры­той пе­ча­ти ста­ли по­яв­лять­ся ста­тьи об ак­тив­ном уча­стии в под­го­тов­ке обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции и стра­те­ги­че­ской разведки. На­ко­нец, по­сле раз­ва­ла СССР в на­уч­ный обо­рот на­ча­ли вво­дить­ся до­ку­мен­ты спец­служб, пе­ча­тать­ся вос­по­ми­на­ния их быв­ших со­труд­ни­ков и кни­ги ис­сле­до­ва­те­лей с важ­ны­ми дан­ны­ми по этой те­ме.

ИЗ ДОНЕСЕНИЙ РЕЗИДЕНТА «ДОРЫ»

В мар­те - начале ап­ре­ля раз­вед­ке бы­ли по­став­ле­ны за­да­чи: вы­явить на­ме­ре­ния про­тив­ни­ка на пе­ри­од - по­сле за­вер­ше­ния рас­пу­ти­цы, опре­де­лить це­ли и за­да­чи, фор­мы их ре­а­ли­за­ции и рай­о­ны со­сре­до­то­че­ния глав­ных удар­ных груп­пи­ро­вок. Пер­вые, дан­ные о планах Бер­ли­на на рай­он Кур­ска по­сту­пи­ли в Став­ку из аген­тур­ных ис­точ­ни­ков раз­ве­ду­прав­ле­ния Ген­шта­ба в Швей­ца­рии 16 мар­та 1943 г., т. е. прак­ти­че­ски сра­зу же по­сле за­хва­та Харь­ко­ва и под­пи­са­ния Гит­ле­ром опе­ра­тив­но­го при­ка­за № 5. В ра­дио­грам­ме резидента в Берне Ш. Ра­до («До­ра») от­ме­ча­лось: «Немец­кое глав­ное ко­ман­до­ва­ние на­ме­ре­но ис­поль­зо­вать осво­бо­див­ши­е­ся по­сле со­кра­ще­ния цен­траль­но­го фрон­та силь­ные бое­спо­соб­ные ча­сти для об­рат­но­го за­хва­та Кур­ска».

Из до­не­се­ния то­го же ис­точ­ни­ка о со­ве­ща­нии Г. Ге­рин­га с пред­ста­ви­те­ля­ми про­мыш­лен­но­сти и ОКВ, по­сту­пив­ше­го че­рез двое су­ток, 18 мар­та, вы­те­ка­ло, что вто­рой человек в Рей­хе го­во­рит о плане за­хва­та Кур­ска как о де­ле фак­ти­че­ски ре­шён­ном: « Ге­ринг сде­лал до­клад о стра­те­ги­че­ских, по­ли­ти­че­ских и ор­га­ни­за­ци­он­ных планах немец­ко­го глав­но­го ко­ман­до­ва­ния. Со­глас­но это­му до­кла­ду, немец­кое глав­но­ко­ман­до­ва­ние по­сле за­хва­та Харь­ко­ва и Кур­ска ожи­да­ет но­вое на­ступ­ле­ние Крас­ной Армии... Ге­ринг вы­ра­зил уве­рен­ность в том, что немец­ко­му ко­ман­до­ва­нию удаст­ся, бла­го­да­ря от­сут­ствию со­гла­сия меж­ду ан­гло­сак­са­ми и СССР, бла­го­по­луч­но пре­одо­леть кри­ти­че­ский пе­ри­од, пе­ре­жи­ва­е­мый немец­кой ар­ми­ей до се­ре­ди­ны ап­ре­ля. По­сле 15 ап­ре­ля со­кра­ще­ние во­сточ­но­го фрон­та (срез Кур­ской ду­ги, пер­во­на­чаль­но пла­ни­ро­вав­ший­ся на 27 мар­та. - З. В.) и ре­зуль­та­ты «то­таль­ной мо­би­ли­за­ции» поз­во­лят сно­ва укре­пить за­пад­ный и юж­но-ев­ро­пей­ский фронт силь­ны­ми со­еди­не­ни­я­ми армии и воз­душ­но­го фло­та и по­сте­пен­но вос­ста­но­вить там преж­нее по­ло­же­ние».

Дан­ные, по­лу­чен­ные из Швей­ца­рии 22 мар­та, ста­ли наи­бо­лее по­дроб­ны­ми из всех тех, что по­сту­пи­ли в Моск­ву пе­ред со­ве­ща­ни­ем в Крем­ле 12 ап­ре­ля (и нам се­го­дня из­вест­ны). «Не­мец­кая воз­душ­ная раз­вед­ка уста­но­ви­ла, что со­вет­ские вой­ска в рай­оне Кур­ска уси­ле­ны в го­раз­до боль­шей сте­пе­ни, чем это ожи­да­ли нем­цы, - го­во­ри­лось в ра­дио­грам­ме «Доры», - а также, что во­круг Кур­ска уско­рен­ны­ми тем­па­ми Со­вет­ские раз­вед­чи­ки несут то­ва­ри­ща, по­гиб­ше­го в хо­де раз­вед­по­ис­ка в ты­лу про­тив­ни­ка. Рай­он Кур­ской ду­ги. Вес­на 1943 г.

про­из­во­дит­ся стро­и­тель­ство укреп­ле­ний для со­зда­ния луч­ших пред­по­сы­лок к вве­де­нию в дей­ствие со­вет­ской ар­тил­ле­рии, чем это бы­ло воз­мож­но у Харь­ко­ва.

Немец­кое во­ен­ное ко­ман­до­ва­ние все­ми ме­ра­ми уско­ря­ет мас­си­ро­ва­ние сил для на­не­се­ния уда­ра в на­прав­ле­нии на Курск. Вой­ска и тан­ко­вые ча­сти от­во­дят­ся из района Харь­ко­ва и го­то­вят­ся к на­ступ­ле­нию на Курск че­рез Су­мы на се­вер.

Для уда­ра про­тив Кур­ска в со­ста­ве груп­пы Вейхса на­хо­дят­ся в бое­спо­соб­ном со­сто­я­нии мо­то­ди­ви­зии. Боль­шин­ство по­движ­ных ре­зер­вов по­ка ещё свя­за­ны в рай­оне Харь­ко­ва и в свя­зи с боль­ши­ми по­те­ря­ми ещё не мо­гут быть пе­ре­бро­ше­ны в но­вый рай­он. Сре­ди этих на­сту­па­тель­ных ре­зер­вов на­хо­дят­ся три тан­ко­вые гре­на­дёр­ские ди­ви­зии «Адольф Гит­лер», «Рейх» и «Мёрт­вая го­ло­ва». Из этих трёх ди­ви­зий толь­ко ди­ви­зия «Мёрт­вая го­ло­ва» на­хо­дит­ся в на­сто­я­щий мо­мент в бое­спо­соб­ном со­сто­я­нии и мо­жет быть пе­ре­бро­ше­на».

ЗАМЫСЕЛ ЧРЕЗМЕРНО МАС­ШТАБ­НЫЙ

Раз­вёр­ну­тое мне­ние РУ ГШ по дан­ной про­бле­ма­ти­ке бы­ло пред­став­ле­но в до­кла­де «О ве­ро­ят­ных планах немец­ко­го ко­ман­до­ва­ния на вес­ну и ле­то 1943 го­да», под­го­тов­лен­ном в кон­це мар­та. Замысел про­тив­ни­ка вы­гля­дит чрезмерно мас­штаб­ным. При­чи­ны это­го, ве­ро­ят­но, в том, что у разведки в этот мо­мент от­сут­ство­ва­ла ин­фор­ма­ция о ре­аль­ном по­тен­ци­а­ле Гер­ма­нии и се­рьёз­но со­кра­тив­ших­ся по­сле Ста­лин­гра­да воз­мож­но­стях вер­мах­та.

Кро­ме то­го, по­ла­гаю, что над ру­ко­вод­ством РУ ГШ ещё про­дол­жал до­влеть фак­тор по­бед вер­мах­та в 1941 и 1942 гг., по­это­му оно яв­но пе­ре­оце­ни­ва­ло его спо­соб­ность «со­би­рать­ся» для ре­ши­тель­но­го рыв­ка в глу­би­ну СССР, к До­ну и да­же во­сточ­нее Моск­вы. Тем не ме­нее в тот мо­мент для Став­ки этих дан­ных бы­ло до­ста­точ­но, что­бы сфор­ми­ро­вать об­щее пред­став­ле­ние о воз­мож­ных планах непри­я­те­ля и со­сре­до­то­чить ос­нов­ное вни­ма­ние и уси­лия на Кур­ской ду­ге как уз­ло­вом рай­оне, где, ве­ро­ят­нее все­го, и раз­вер­нут­ся глав­ные со­бы­тия это­го го­да.

Ес­ли опи­рать­ся на спец­со­об­ще­ние ин­фор­ма­ци­он­но­го от­де­ла 1-го Управ­ле­ния НКГБ в ад­рес Нар­ко­ма государственной без­опас­но­сти ко­мис­са­ра гос­бе­зо­пас­но­сти 1-го ран­га В. Н. Мер­ку­ло­ва от 27 мая, то раз­вед­сеть Ген­шта­ба в этот мо­мент ли­ди­ро­ва­ла в по­став­ке цен­ной ин­фор­ма­ции о «Ци­та­де­ли». Ру­ко­вод­ство НКГБ счи­та­ло пер­вой, наи­бо­лее се­рьёз­ной ин­фор­ма­ци­ей по Кур­ску до­не­се­ние сво­ей аген­ту­ры из Лон­до­на от 30 ап­ре­ля и пе­ре­хва­чен­ную те­ле­грам­му из ГА «Юг» в Бер­лин от 25 ап­ре­ля. Хо­тя, спра­вед­ли­во­сти ра­ди, сле­ду­ет под­черк­нуть, что НКГБ уже 10 ап­ре­ля по­лу­чи­ло ин­те­рес­ные дан­ные, в част­но­сти, от на­чаль­ни­ка чеш­ской во­ен­ной разведки пол­ков­ни­ка Ф. Мо­ра­ви­ца, со­труд­ни­чав­ше­го с на­ми. По его све­де­ни­ям, рубеж вы­хо­да удар­ных со­еди­не­ний вер­мах­та к за­вер­ше­нию опе­ра­ции опре­де­лял­ся г. Во­ро­не­жем. «Этим на­ступ­ле­ни­ем, - утвер­ждал он, - нем­цы пре­сле­ду­ют цель вы­ве­сти со­вет­скую ар­мию из дей­ствия, по край­ней ме­ре, на бли­жай­шие 6 ме­ся­цев».

Тем не ме­нее, да­же ес­ли про­ана­ли­зи­ро­вать лишь ин­фор­ма­цию РУ ГШ РККА в ком­плек­се хо­тя бы с до­не­се­ни­я­ми раз­вед­от­де­ла шта­ба Во­ро­неж­ско­го фрон­та, то они, во-пер­вых, во мно­гом сов­па­да­ли, во-вто­рых, яс­но сви­де­тель­ство­ва­ли о на­сту­па­тель­ных на­ме­ре­ни­ях нем­цев в рай­оне Кур­ско­го вы­сту­па с це­лью его лик­ви­да­ции.

ПО­ЧЕ­МУ МОСКВА НЕ ДОВЕРЯЛА ИНФОРМАТОРАМ?

Од­на­ко да­ле­ко не всё бы­ло так глад­ко. Опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром при ре­ше­нии во­про­са об ис­поль­зо­ва­нии раз­вед­дан­ных для ко­ман­до­ва­ния лю­бо­го уров­ня, во всех ар­ми­ях яв­ля­ет­ся до­ве­рие к ис­точ­ни­ку ин­фор­ма­ции. А с этим у Моск­вы в от­но­ше­нии Берн­ской ре­зи­ден­ту­ры к ап­ре­лю 1943 г. бы­ли се­рьёз­ные про­бле­мы. Как утвер­ждал по­сле вой­ны быв­ший на­чаль­ник 4-го (раз­ве­ды­ва­тель­но-ди­вер­си­он­но­го) от­де­ла НКВД-НКГБ ге­не­рал-лей­те­нант П. А. Су­до­пла­тов, ин­фор­ма­ция от «Крас­ная ка­пел­лы», од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей ко­то­рой яв­лял­ся Ш. Ра­до, «но­си­ла для нас вто­ро­сте­пен­ный ха­рак­тер». При­чин бы­ло несколько.

Од­ним из глав­ных по­став­щи­ков све­де­ний по Гер­ма­нии для Ш. Ро­до был агент «Лю­ци» - немецкий эми­грант Р. Рёслер, который, как счи­та­ет­ся, имел ши­ро­кую сеть ин­фор­ма­то­ров в са­мом Рей­хе, но на­стой­чи­во скры­вал их име­на и долж­но­сти, объ­яс­няя это стрем­ле­ни­ем обез­опа­сить лю­дей от про­ва­ла. Его све­де­ния, по­сту­пав­шие «До­ре» уже боль­ше го­да, бы­ли ин­те­рес­ны­ми и при­хо­ди­ли очень опе­ра­тив­но, что в усло­ви­ях вой­ны яв­ля­лось боль­шим плю­сом, хо­тя и не мог­ло не на­сто­ра­жи­вать. В ра­дио­грам­мах Центр хва­лил источник за хо­ро­шую ра­бо­ту, вы­сы­лал день­ги, но в дей­стви­тель­но­сти же Москва не доверяла его со­об­ще­ни­ям. Срав­ни­тель­ный ана­лиз дан­ных с раз­ных ис­точ­ни­ков, в первую оче­редь от чле­нов так на­зы­ва­е­мой «Кем­бридж­ской пя­тёр­ки», при­вёл Центр к вы­во­ду: в сеть «Доры» ан­гли­чане внед­ри­ли сво­е­го аген­та и че­рез него «ка­ча­ют» в Моск­ву от­филь­тро­ван­ную ин­фор­ма­цию.

П. А. Су­до­пла­тов в сво­ей кни­ге упо­ми­на­ет это­го двой­но­го аген­та - им был ос­нов­ной ра­дист груп­пы по клич­ке «Джим»: «Вес­ной 1943 г., за несколько недель до на­ча­ла Кур­ской бит­вы, на­ша ре­зи­ден­ту­ра в Лон­доне по­лу­чи­ла от кем­бридж­ской груп­пы ин­фор­ма­цию о кон­крет­ных це­лях пла­ни­ро­вав­ше­го­ся немец­ко­го на­ступ­ле­ния под ко­до­вым на­зва­ни­ем опе­ра­ция «Ци­та­дель»… Со­об­ще­ние из Лон­до­на со­дер­жа­ло бо­лее об­сто­я­тель­ные и точ­ные пла­ны немец­ко­го на­ступ­ле­ния, чем по­лу­чен­ные по линии во­ен­ной разведки от «Лю­ци» из Же­не­вы. Ру­ко­во­ди­те­лям во­ен­ной разведки и НКВД ста­ло со­вер­шен­но яс­но, что ан­гли­чане пе­ре­да­ют

ВЫЯВЛЯЛИ НЕ СУЩЕСТ ВУЮЩИЕ АРМИИ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.