РАСКРЫТЬ ВРЕ­МЯ УДА­РА ВЕР­МАХ­ТА

Ко­ман­до­ва­ние не име­ло точ­ных дан­ных

AiF Kursk - - СПЕЦВЫПУСК МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ - Ва­ле­рий ЗАМУЛИН

ку­мент, в ко­то­ром бы­ло ука­за­но, что она долж­на пе­рей­ти в на­ступ­ле­ние 5 июля в 6.50 по берлинскому вре­ме­ни толь­ко 4 июля в 14.00 (вре­мя бер­лин­ское). А ко­ман­ди­ры её пол­ков от на­чаль­ни­ка опе­р­от­де­ла эту ин­фор­ма­цию по­лу­чи­ли меж­ду 21.00 и 23.00 и толь­ко лич­но. При­мер­но в та­ком же вре­мен­ном ин­тер­ва­ле шло ин­фор­ми­ро­ва­ние стар­ших офи­це­ров и в дру­гих ди­ви­зи­ях. На­пом­ню, что в это вре­мя Б. Фор­мель уже на­хо­дил­ся на пе­ре­до­вой. По­это­му он мог лишь пред­по­ла­гать, опи­ра­ясь на лич­ные на­блю­де­ния и, воз­мож­но, на сло­ва сво­е­го непо­сред­ствен­но­го ко­ман­ди­ра, ко­то­рые то­же бы­ли чи­стой во­ды пред­по­ло­же­ни­ем.

Тро­фей­ные до­ку­мен­ты шта­бов ГА «Юг» и «Центр», ко­то­рые се­го­дня до­ступ­ны оте­че­ствен­ным ис­сле­до­ва­те­лям, сви­де­тель­ству­ют, что все ди­ви­зии их удар­ных груп­пи­ро­вок пе­ре­шли к ре­а­ли­за­ции пла­на «Ци­та­дель» по гра­фи­ку, в стро­го уста­нов­лен­ное вре­мя, и к кон­цу опе­ра­ции углу­би­лись в на­ши ру­бе­жи на юге Кур­ско­го вы­сту­па на 35 км, а на се­ве­ре - до 15 км. При­чём осо­бен­но тя­жё­лое по­ло­же­ние для со­вет­ской сто­ро­ны сло­жи­лось имен­но в пер­вые дни Кур­ской бит­вы. Как сви­де­тель­ству­ет Г. К. Жу­ков, вой­ска непри­я­те­ля «в пер­вый же день, не­смот­ря на небы­ва­лую плот­ность ог­ня на­шей обо­ро­ны, про­дви­ну­лись на 3-6 км», и это толь­ко на Цен­траль­ном фрон­те, а на Во­ро­неж­ском - зна­чи­тель­но даль­ше, здесь они пол­но­стью пре­одо­ле­ли глав­ную (наи­бо­лее укреп­лён­ную) ар­мей­скую по­ло­су. По­это­му уже 5 июля Н. Ф. Ва­ту­тин от­даст при­каз о вы­дви­же­нии к пе­ре­до­вой всех сво­их ре­зерв­ных кор­пу­сов и 1 ТА, а на сле­ду­ю­щий день для бло­ки­ро­ва­ния про­ры­ва Москва бу­дет вы­нуж­де­на на­прав­лять сю­да и стратегические ре­зер­вы, под­го­тов­лен­ные для осво­бож­де­ния Укра­и­ны.

УПРЕ­ЖДА­Ю­ЩИЙ АРТУДАР

В па­ра­гра­фе 501 По­ле­во­го уста­ва Крас­ной Армии 1943 г. ука­за­но, что контрарт­под­го­тов­ка яв­ля­ет­ся ос­нов­ным ме- ро­при­я­ти­ем сры­ва на­ступ­ле­ния про­тив­ни­ка, и в до­ку­мен­тах фрон­тов тре­бо­ва­лось упре­жда­ю­щим ог­нём или со­рвать его, или, по край­ней ме­ре, при­оста­но­вить. Но ни то­го, ни дру­го­го до­бить­ся не уда­лось. В этой свя­зи воз­ни­ка­ет во­прос: в чём же был «ис­клю­чи­тель­ный эф­фект» упре­жда­ю­ще­го ог­ня на­шей ар­тил­ле­рии и его вли­я­ние на на­ступ­ле­ние про­тив­ни­ка? Но в офи­ци­аль­ных из­да­ни­ях на это про­ти­во­ре­чие вни­ма­ния не об­ра­ща­лось. За ис­тек­шие бо­лее чем 70 лет про­цесс пла­ни­ро­ва­ния и про­ве­де­ния контрарт­под­го­тов­ки ока­зал­ся на­столь­ко за­пу­тан и ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван, что да­же в ака­де­ми­че­ских тру­дах, из­да­ю­щих­ся се­го­дня, по-преж­не­му мож­но встре­тить утвер­жде­ние, буд­то бы при её про­ве­де­нии «…немец­кие вой­ска по­нес­ли уронв лю­дях и тех­ни­ке, огонь ар­тил­ле­рии был дез­ор­га­ни­зо­ван, управ­ле­ние вой­ска­ми на­ру­ше­но. В ито­ге на­ступ­ле­ние про­тив Цен­траль­но­го фрон­та за­дер­жа­лось на 2,5 ча­са, а про­тив Во­ро­неж­ско­го - на 3 ча­са».

Как из­вест­но, к на­ча­лу опе­ра­ции «Ци­та­дель» эле­мен­та опе­ра­тив­ной вне­зап­но­сти не бы­ло. О за­мыс­ле Бер­ли­на сре­зать Кур­ский вы­ступ со­вет­ская сто­ро­на зна­ла до­ста­точ­но по­дроб­но уже ап­ре­ле 1943 г. По­это­му пла­ни­ро­ва­ние упре­жда­ю­ще­го ар­ту­да­ра шло од­но­вре­мен­но с раз­ра­бот­кой Кур­ской обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции, и он яв­лял­ся её неотъ­ем­ле­мой ча­стью. Это ме­ро­при­я­тие не бы­ло чем-то но­вым, раз­ра­бо­тан­ным спе­ци­аль­но к лет­ним бо­ям 1943 г., как мо­жет по­ка­зать­ся при зна­ком­стве с во­ен­но-исторической ли­те­ра­ту­рой со­вет­ско­го пе­ри­о­да.

ПРАВИЛА МАС­КИ­РОВ­КИ

Не­мец­кая сто­ро­на при­сталь­ное вни­ма­ние об­ра­ща­ла на сред­ства мас­ки­ров­ки. Вот лишь один при­мер. Для глу­ше­ния дви­га­те­ля САУ «Фер­ди­нанд» в хо­де мар­шей их ко­лонн ис­поль­зо­ва­лась авиа­ция. Од­на­ко в ночь на 2 июля из-за нена­стья са­мо­лё­ты ле­тать не мог­ли, и са­мо­ход­ки шли без их со­про­вож­де­ния. Опа­са­ясь, что со­вет­ская раз­вед­ка за­фик­си­ро­ва­ла их пе­ре­дви­же­ния, на сле­ду­ю­щий день ко­ман­до­ва­ние 9А при­ка­за­ло шта­бу 23 ак днём на­чать пе­ре­ме­ще­ние дру­гих са­мо­хо­док StuG в по­ло­су 216 пд че­рез рай­он, где но­чью на­хо­ди­лись «Фер­ди­нан­ды». Рас­чёт был прост: ес­ли под­ход «Фер­ди­нан­дов» был об­на­ру­жен, дви­же­ние штур­мо­вых ору­дий со­зда­ло бы впе­чат­ле­ние у со­вет­ской сто­ро­ны, что они из это­го ме­ста ухо­дят. Сра­бо­тал ли этот при­ём мас­ки­ров­ки, неиз­вест­но. Несколько опе­ре­жая со­бы­тия, от­ме­чу, что, не­смот­ря на «необыч­ный го­лос» «Фер­ди­нан­дов», они со­бра­лись на ис­ход­ных по­зи­ци­ях без осо­бых про­ис­ше­ствий и утром 5 июля 1943 г. все бы­ли вве­де­ны в бой.

Вто­рой важ­ной при­чи­ной, су­ще­ствен­но вли­яв­шей на точ­ность со­би­ра­е­мых со­вет­ской сто­ро­ной дан­ных о це­лях для ар­тил­ле­рии, бы­ло ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние про­тив­ни­ком средств ра­дио­пе­ре­хва­та для то­го, что­бы опре­де­лять, на­сколь­ко ин­фор­ми­ро­ва­на со­вет­ская сто­ро­на о ме­стах рас­по­ло­же­ния его сил и средств. С этой це­лью в каж­дом кор­пу­се бы­ло раз­вер­ну­то по несколько по­стов ра­дио­пе­ре­хва­та. На­при­мер, толь­ко в 23 ак 9А на 4 июля 1943 г. их бы­ло 6, а с на­ча­лом бо­ёв бы­ло до­пол­ни­тель­но раз­вер­ну­то ещё два. И ра­бо­та­ли они до­воль­но эф­фек­тив­но. Вот лишь один при­мер. Из жур­на­ла бо­е­вых дей­ствий 48 тк 4 ТА за 3 июля 1943 г.: «Во вто­рой по­ло­вине дня сред­ства­ми армии бы­ло пе­ре­хва­че­но до­не­се­ние про­тив­ни­ка, в ко­то­ром он со­об­щал о дви­же­нии 450 на­ших гру­зо­ви­ков по до­ро­ге Грай­во­рон - Бо­ри­сов­ка. В этой свя­зи ко­ман­дир кор­пу­са принял до­пол­ни­тель­ные ме­ры по уси­ле­нию мас­ки­ров­ки».

Кро­ме то­го, по­ми­мо под­раз­де­ле­ний, спе­ци­а­ли­зи­ро­вав­ших­ся на ра­дио­пе­ре­хва­те, да­же стро­е­вые ча­сти про­тив­ни­ка име­ли тех­ни­че­скую воз­мож­ность для про­слу­ши­ва­ния на­ших ра­дио­средств.

Со­вет­ская сто­ро­на зна­ла об этих воз­мож­но­стях непри­я­те­ля. Од­на­ко офи­це­ры так­ти­че­ско­го зве­на да­ле­ко не все­гда соблюдали дис­ци­пли­ну в ра­дио­эфи­ре. Ко­до­вые таб­ли­цы не­ред­ко иг­но­ри­ро­ва­лись, а раз­го­во­ры ча­сто ве­лись на при­ми­тив­ном язы­ке, лишь слег­ка по­хо­жем на ко­ды, который про­тив­ник быст­ро раз­га­ды­вал. На­при­мер, сна­ря­ды на­зы­ва­ли огур­ца­ми, танки - ко­ро­боч­ка­ми, со­сед­ние под­раз­де­ле­ния - со­сед­ни­ми хо­зяй­ства­ми и т. д. Хо­тя и нем­цы осо­бой изоб­ре­та­тель­но­стью не от­ли­ча­лись. Так, на­при­мер, в вве­дён­ной утром 4 июля на пе­ри­од на­ступ­ле­ния таб­ли­це но­вых ко­дов для чте­ния кар­ты 9А ука­за­ны та­кие обо­зна­че­ния: пе­ред­ний край дре­наж­ная ка­на­ва, пе­хот­ная бо­е­вая груп­па - под­ко­ва, по­зи­ции ар­тил­ле­рии - мо­лот.

ПО­СЛЕД­НИЕ СУТ­КИ ЗАТИШЬЯ

Итак, под­го­тов­ка северной груп­пи­ров­ки вер­мах­та у Кур­ско­го вы­сту­па за­вер­ша­лась по на­ме­чен­но­му пла­ну, без осо­бых сбо­ев и ЧП. Во вто­рой по­ло­вине 4 июля гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние, по крайне ме­ре на кор­пус­ном уровне, ста­ло осо­зна­вать, что пред­по­ло­же­ния о воз­мож­ном рас­кры­тии со­вет­ской сто­ро­ной пла­нов на­ступ­ле­ния при­ни­ма­ет ре­аль­ные очер­та­ния. Без­услов­но, для него это не бы­ло пол­ной неожи­дан­но­стью, ещё утром ста­ло из­вест­но о пе­ре­хо­де на сто­ро­ну русских двух гре­на­де­ров из 6 пд и, есте­ствен­но, сра­зу ста­ло по­нят­но, что они вы­да­дут при­го­тов­ле­ние к уда­ру. Ве­че­ром пе­ред пе­ре­до­вы­ми око­па­ми 6 пд рус­ские ве­ли про­па­ган­дист­скую пе­ре­да­чу че­рез гром­ко­го­во­ри­те­ли, в ко­то­рой по­дроб­но пе­ре­чис­ли­ли но­ме­ра её ча­стей и со­об­щи­ли, что они зна­ют о начале на­ступ­ле­ния. Ин­те­рес­ная де­таль о том, что в ночь 4 июля на сто­ро­ну Крас­ной Армии пе­ре­шли два сло­ве­на, опи­сан в ря­де тро­фей­ных до­ку­мен­тов, в том чис­ле этот эпи­зод с яв­ным воз­му­ще­ни­ем и раз­дра­же­ни­ем опи­сан в жур­на­лах бо­е­вых дей­ствий несколь­ких со­еди­не­ний Мо­де­ля, а вот о Б. Фор­ме­ле упо­ми­на­ния встре­чать не при­хо­ди­лось. Тем не ме­нее всем и в око­пах, и в вы­со­ких шта­бах хо­те­лось ве­рить, что уда­ча не по­ки­нет их и это на­ступ­ле­ние ока­жет­ся успеш­ным, как и летом про­шло­го го­да. «В 2.00 но­чи (4 июля. - З.В.) два сол­да­та пе­ре­бе­жа­ли к про­тив­ни­ку, - от­ме­ча­ет­ся в до­ку­мен­тах 6 пд. - Один из них был из со­ста­ва по­пол­не­ния, ко­то­рое по­сту­пи­ло за сут­ки до то­го. От это­го фак­та каждый солдат чув­ство­вал глу­бо­кое него­до­ва­ние. Все на­хо­ди­лись в ожи­да­нии зав­траш­не­го на­ступ­ле­ния. И каж­до­го му­чил во­прос: как по­ве­дут се­бя рус­ские?»

В та­ком же тре­вож­ном ожи­да­нии на­хо­ди­лись в те ми­ну­ты и вой­ска Манштейна. «День 4 июля вы­дал­ся жар­ким и душ­ным, - пи­сал на­чаль­ник шта­ба 48 тк ге­не­рал Ф. Мел­лен­тин, во всём чув­ство­ва­лась ка­кая-то на­пря­жён­ность. Мо­раль­ный дух войск был необы­чай­но вы­сок: они го­то­вы бы­ли по­не­сти лю­бые по­те­ри, но вы­пол­нить все по­став­лен­ные пе­ред ни­ми за­да­чи. К несча­стью, за­да­чи им ста­ви­лись не те, ко­то­рые нуж­но бы­ло ста­вить».

Итак, по­след­ние сут­ки уни­каль­но­го по мер­кам вой­ны трёх­ме­сяч­но­го от­но­си­тель­но­го затишья за­кан­чи­ва­лись, огром­ная ма­ши­на по за­хва­ту «жиз­нен­но­го про­стран­ства для Ве­ли­ко­го Рей­ха» уже бы­ла при­ве­де­на в дей­ствие, и до её ре­ши­тель­но­го рыв­ка оста­ва­лись счи­та­ные ча­сы.

К это­му вре­ме­ни уже сгу­сти­лись су­мер­ки, и бо­е­вые груп­пы ди­ви­зий «пер­во­го брос­ка» дви­ну­лись на ис­ход­ные по­зи­ции. Что­бы за­мас­ки­ро­вать их дви­же­ние, на пе­ред­нем крае бы­ли вклю­че­ны гром­ко­го­во­ри­те­ли, че­рез ко­то­рые со­труд­ни­ки рот про­па­ган­ды при­зы­ва­ли крас­но­ар­мей­цев бро­сать ору­жие и пе­ре­хо­дить на сто­ро­ну по­бе­до­нос­но­го вер­мах­та. Од­но­вре­мен­но с этим над рай­о­на­ми со­сре­до­то­че­ния по­яви­лись са­мо­лё­ты, гул которых также дол­жен был за­глу­шить шум дви­га­ю­щих­ся ко­лонн. В цен­тре ев­ро­пей­ской ча­сти Со­вет­ско­го Со­ю­за на­чи­на­лась гран­ди­оз­ная Кур­ская бит­ва, ко­то­рая окон­ча­тель­но по­хо­ро­нит на­деж­ды вер­мах­та на по­бе­ду в еди­но­бор­стве с Крас­ной Ар­ми­ей и раз­ве­ет ил­лю­зии гла­ва­рей тре­тье­го Рей­ха на все­мир­ное гос­под­ство.

ОФИ­ЦЕ­РЫ НЕ СОБЛЮДАЛИ МАСКИРОВКУ В РА­ДИО ЭФИРЕ.

Фо­то предо­став­ле­но На­ци­о­наль­ным ар­хи­вом США

Марш са­мо­ход­ных ар­ту­с­та­но­вок «Фер­ди­нанд» к ис­ход­ным по­зи­ци­ям для на­ступ­ле­ния. Июль 1943 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.