«НА КУР­СКОЙ ДУ­ГЕ Я СТАЛ СОЛДАТОМ»

Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за ­ о пер­вом бо­е­вом кре­ще­нии и непро­стой ра­бо­те са­пё­ров

AiF Kursk - - СПЕЦВЫПУСК МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ - Ан­дрей ФЕДОТОВ

Спу­стя 75 лет ди­ви­зи­он­ный са­пёр Ми­ха­ил Булатов вспо­ми­на­ет «свою» Кур­скую бит­ву.

УЧИЛИ НЕ ЗА ПАР­ТА­МИ

- Ми­ха­ил Алек­се­е­вич, ка­ким для вас бы­ло на­ча­ло вой­ны?

- Ко­гда на­ча­лась вой­на, я жил в Сред­ней Азии. То­гда мы все, шест­на­дца­ти­лет­ние па­ца­ны, по­бе­жа­ли в во­ен­ко­ма­ты, хо­те­ли на фронт, но нас жёст­ко об­ру­би­ли - «иди­те до­мой, при­дёт ва­ше вре­мя». Моё вре­мя при­шло в ав­гу­сте 42-го. От­пра­ви­ли нас в ор­лов­ское пе­хот­ное учи­ли­ще в г. Чар­джоу, в Турк­ме­нию, ку­да учи­ли­ще бы­ло эва­ку­и­ро­ва­но. Про­учи­лись мы там ме­ся­ца три. Но в кон­це 1942 го­да крайне неудач­но для нас скла­ды­ва­лась об­ста­нов­ка под Ста­лин­гра­дом, бы­ли боль­шие по­те­ри. Учи­ли­ще сни­ма­ют с за­ня­тий, остав­ля­ют толь­ко вы­пуск­ной курс, всех в эше­лон, без вся­ких зва­ний, ря­до­вы­ми по­вез­ли на Вол­гу. По­ка вез­ли, об­ста­нов­ка под Ста­лин­гра­дом из­ме­ни­лась в луч­шую сто­ро­ну. Па­у­люс не про­рвал­ся. На­ча­лось контрнаступление, и нас на­пра­ви­ли в толь­ко что осво­бож­дён­ный Курск. Чест­но го­во­ря, я ду­мал, что нас вер­нут учить­ся. Но у ко­ман­до­ва­ния бы­ли на этот счёт дру­гие пла­ны. Летом мы по­па­ли на ор­лов­ское на­прав­ле­ние Ду­ги. Ду­га уже обо­зна­чи­лась, вой­ска пе­ре­шли к обо­роне, нас пе­ре­фор­ми­ро­ва­ли, и я был за­чис­лен в 235-ю стрел­ко­вую ди­ви­зию на по­пол­не­ние, и так в этой ди­ви­зии, в её 369-м са­пёр­ном ба­та­льоне, прошёл до кон­ца вой­ны.

- Но ведь ра­бо­та сапёра срод­ни ис­кус­ству, это­му нуж­но дол­го учить­ся. Как вас учили?

- Нас на­ча­ли учить в Кур­ске с фев­ра­ля и вплоть до на­ча­ла бит­вы, до июля. Учили ре­аль­ные фрон­то­ви­ки. Я по­пал в ба­та­льон, где лю­ди слу­жи­ли уже по два го­да, то есть с са­мых пер­вых дней вой­ны. Во­ен­ное де­ло нам по­ка­зы­ва­ли на на­сто­я­щих бо­е­вых ми­нах. Ни­ка­ких му­ля­жей. По­сти­га­ли на­у­ку не за пар­та­ми, толь­ко бо­е­вые за­да­чи - на­сто­я­щее ми­ни­ро­ва­ние и раз­ми­ни­ро­ва­ние. Вес­ной ли­ния фрон­та ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, несколько ме­ся­цев бы­ло за­ти­шье. Са­мое вре­мя для от­ра­бот­ки на­вы­ков. В ап­ре­ле, мае, июне но­вич­ки уже са­мо­сто­я­тель­но ста­ви­ли ми­ны. Мы ми­ни­ро­ва­ли свой пе­ред­ний край. Ми­ны ста­вят­ся не бли­же брос­ка гра­на­ты. Про­ти­во­пе­хот­ные ми­ны ста­вить слож­нее, ра­бо­та юве­лир­ная. Ко­гда че­ку ста­вишь на взрыв, мож­но чуть­чуть оши­бить­ся, и ми­на сра­бо­та­ет, та­кие слу­чаи бы­ли.

Про­ти­во­тан­ко­вую ста­вить про­ще, они не сра­ба­ты­ва­ют на вес че­ло­ве­ка. Ми­ни­ро­ва­ли и пе­ред­ний край обо­ро­ны, и ты­ло­вые участ­ки на тан­ко­опас­ных на­прав­ле­ни­ях, уста­нав­ли­ва­ли про­во­лоч­ные за­граж­де­ния. Обес­пе­чи­ва­ли раз­вед­ку. Ко­гда раз­вед­чи­ки идут на по­иск, их все­гда со­про­вож­да­ют са­пё­ры, де­ла­ют про­хо­ды как в сво­их мин­ных полях, так и у про­тив­ни­ка. И ждут воз­вра­ще­ния. А ко­гда те воз­вра­ща­ют­ся, са­пё­ры их про­пус­ка­ют, а взры­ва­те­ли ста­вят на­зад. Мы пол­но­стью участ­во­ва­ли в ре­ше­нии всех за­дач ба­та­льо­на. По­ни­ма­е­те, во­ен­ное де­ло так устро­е­но, что лю­бое про­стран­ство пе­ред око­па­ми ми­ни­ру­ет­ся. И что­бы ча­сти по­шли вперёд, нуж­но снять ми­ны - и свои, и про­тив­ни­ка, по­это­му са­пё­ры все­гда идут впе­ре­ди. Кро­ме это­го, мы мно­го стро­и­ли - зем­лян­ки, штаб­ные со­ору­же­ния, про­во­лоч­ные за­граж­де­ния, мо­сты. Так про­дли­лось до июля.

БРА­ЛИ МИНУ - И ПОД ТАНК!

- Вы по­шли в пер­вой линии на­ше­го на­ступ­ле­ния?

- Нем­цы 5 июля на­ча­ли своё на­ступ­ле­ние, огром­ной мас­сой на ор­лов­ском на­прав­ле­нии, здесь они ре­ши­ли про­рвать­ся че­рез Курск и открыть до­ро­гу на Моск­ву. Мы сто­я­ли под Ор­лом, пер­вое на­ступ­ле­ние нем­цев, ко­гда они про­ры­ва­ли обо­ро­ну, нас не кос­ну­лось. Мы слы­ша­ли зал­пы, бом­бёж­ки, иногда бомбили наш пе­ред­ний край, но ос­нов­ные бои шли под Оль­ховат­ной и По­ны­ря­ми, это бы­ло в сто­роне от нас. Мы си­де­ли на­го­то­ве, на ма­ши­нах, нем­цы мог­ли по­вер­нуть в лю­бую сто­ро­ну, а мы, са­пё­ры, бы­ли в пол­ной боевой го­тов­но­сти. Нас на­зы­ва­ли «Под- виж­ный от­ряд за­граж­де­ния», так на­зы­ва­е­мые ПОЗы. Это ма­ши­на, за­гру­жен­ная ми­на­ми, и рас­чёт са­пё­ров. В лю­бое вре­мя нас мог­ли вы­бро­сить на лю­бое тан­ко­опас­ное на­прав­ле­ние, где про­тив­ник про­рвал­ся, но непо­сред­ствен­но в пер­вые июль­ские дня в бо­ях мы не участ­во­ва­ли, а толь­ко слу­ша­ли и го­то­ви­лись. Ма­ши­ны с ми­на­ми, с лич­ным со­ста­вом де­жу­ри­ли круг­ло­су­точ­но.

Ря­дом с на­ми со­вер­ши­ли свой по­двиг са­пё­ры бригады ге­не­ра­ла Иоф­фе. Они вы­шли на немец­кие танки, но не бы­ло вре­ме­ни ми­ни­ро­вать. Бра­ли на се­бя мину и с ней - под танк. За­да­ча не пу­стить танки бы­ла пер­во­сте­пен­на. Не­смот­ря ни на ка­кие усло­вия, танки прой­ти не долж­ны бы­ли. Это при­мер то­го, как са­пё­ры долж­ны вы­пол­нять свои за­да­чи.

- А ко­гда и как для вас на­ча­лась Кур­ская бит­ва?

- В ночь с 11 на 12 июля мы сня­ли про­во­лоч­ные за­граж­де­ния, сде­ла­ли про­хо­ды в мин­ных полях. На­ша 3-я ро­та са­пёр­но­го ба­та­льо­на сто­я­ла в Но­во­силь­ском рай­оне Ор­лов­ской об­ла­сти на ре­ке Зу­ша, неда­ле­ко от немец­ко­го на­ступ­ле­ния. При­каз был - обес­пе­чить про­дви­же­ние пе­хо­ты. Зу­ша - река не глу­бо­кая, но пе­хо­та её вброд не прой­дёт. И мы го­то­ви­ли пе­ре­пра­ву - штур­мо­вые мо­сти­ки. В пе­ри­од арт­под­го­тов­ки, ко­гда пе­хо­та уже сто­ит на­из­го­тов­ку, мы долж­ны в ре­ке по­ста­вить опо­ры, по­ло­жить на­стил и по это­му на­сти­лу про­пус­кать пе­хо­ту. Это мы сде­ла­ли.

Но во вре­мя ата­ки нем­цы то­же огры­за­лись, несколько сна­ря­дов по­па­ли в штур­мо­вые мо­сти­ки и вы­би­ли опо­ры. То­гда мы сде­ла­ли но­вый на­стил и под­ня­ли его на се­бя. Чет­ве­ро са­пё­ров ста­но­вят­ся в во­ду, на свои пле­чи кла­дём на­стил и пе­хо­та по нему идёт. При­каз - обес­пе­чить пе­ре­пра­ву - дол­жен быть вы­пол­нен. К 18 июля мы вы­шли к Оке и к Ор­лу, но по­те­ри бы­ли очень боль­шие, осо­бен­но в пер­вом эше­лоне. На­шу ди­ви­зию с пе­ре­до­вой ото­зва­ли и от­пра­ви­ли на пе­ре­фор­ми­ро­ва­ние в Ту­лу, а за­тем на Ка­ли­нин­ский фронт. Нас сме­ни­ли, мы сда­ли участок, сде­ла­ли своё де­ло. Обес­пе­чи­ли пе­ре­пра­ву, обес­пе­чи­ли про­дви­же­ние сво­их пе­хот­ных и тан­ко­вых ча­стей до Ор­ла. Ле­то бы­ло как ле­то, обыч­ное во­ен­ное ле­то, мы всё вре­мя в ра­бо­те бы­ли. На­ши сол­да­ты уже уме­ли во­е­вать, и по во­ору­же­нию нем­цам не усту­па­ли, да и не­мец был дру­гой, то­же окреп. На этом моя эпо­пея на Кур­ской ду­ге закончилась. Ка­кой она бы­ла? Ка­ким был я? При­шёл я на Кур­скую ду­гу, по су­ти, па­ца­ном, а ушёл от­ту­да солдатом. Это глав­ное.

19-ЛЕТ­НИМ РЯДОВЫМ НА­ЧАЛ ВОЙ­НУ МИ­ХА­ИЛ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ БУЛАТОВ. НА­ВЕР­НО, СЛО­ВА ИЗ ПЕС­НИ «ОТ КУР­СКА И ОР­ЛА ВОЙ­НА НАС ПРИ­ВЕ­ЛА ДО СА­МЫХ ВРА­ЖЕ­СКИХ ВОРОТ…» - ПРО НЕГО. ЕГО ВОЙ­НА ЗАКОНЧИЛАСЬ ШТУРМОМ КЁНИГСБЕРГА И ВЫСШЕЙ НАГРАДОЙ - ЗО­ЛО­ТОЙ ЗВЕЗДОЙ ГЕ­РОЯ. В ОДИ­НОЧ­КУ РАЗМИНИРО ВАЛ ДО­РО­ГУ.

На­гра­да от пре­зи­ден­та к 70-ле­тию По­бе­ды. 20 фев­ра­ля 2015 г.

Июль 1943. Ди­ви­зи­он­ные са­пё­ры в на­ступ­ле­нии на Орёл.

По­сле вой­ны Ми­ха­ил Булатов про­дол­жил во­ен­ную служ­бу. 1946 год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.