СТРЕЛ­КО­ВОЙ ДИВИЗИИ

Не же­ла­ю­щая под­чи­нять­ся

AiF Kursk - - МЫ ЧТИМ И ПОМНИМ - Вла­ди­мир ГРИЦАЕВ,

гра­ми», а она под­ни­ма­лась. Гвар­дии еф­рей­тор Би­се­ров и стар­ший сер­жант Пис­клов про­дол­жа­ли кол­лек­ци­о­ни­ро­вать под­би­тые вра­же­ские тан­ки. Ди­ви­зия та­я­ла на гла­зах, но про­дол­жа­ла удер­жи­вать по­след­ний ру­беж обо­ро­ны.

ПСИ­ХО­ЛО­ГИ­ЧЕ­СКАЯ АТАКА

Зоя Ба­бич, на­уч­ный со­труд­ник По­ны­ров­ско­го ис­то­ри­ко-мемориального му­зея, в 80-е - 90-е го­ды по кру­пи­цам со­би­ра­ла све­де­ния о тех бо­ях: «Дня два, на­вер­ное, не бы­ло ку­хонь, и они по­ня­ли, что они окру­же­ны, что к ним про­сто не про­би­лись эти кух­ни. Ря­дом де­рев­ня Ко­ша­ра. Ночью в Ко­ша­ре бы­ли точ­но нем­цы, они иг­ра­ли на губ­ных гар­мош­ках, их бы­ло слыш­но в этой ти­шине, и ре­бя­та по­ни­ма­ли, что они в полном окру­же­нии».

Утром вось­мо­го июля нем­цы пред­при­ня­ли пси­хо­ло­ги­че­скую ата­ку. В небе над со­вет­ски­ми по­зи­ци­я­ми по­явил­ся са­мо­лёт. «Он сде­лал несколь­ко кру­гов, и че­рез мощ­ные уси­ли­те­ли - му­зы­ка. Они про­кру­чи­ва­ли… «Лю­би­мый го­род мо­жет спать спо­кой­но» в ис­пол­не­нии Мар­ка Бер­не­са, «Вы­шел в степь до­нец­кую па­рень мо­ло­дой», то есть песни, свя­зан­ные с до­мом, матерью, лю­би­мой де­вуш­кой, что­бы дрог­нул рус­ский солдат. Ре­ак­ция бы­ла об­рат­ная - кто-то креп­ким сло­вом, кто-то, пусть впу­стую, но - оче­редь из ав­то­ма­та. И по­том му­зы­ка вне­зап­но обо­рва­лась, и го­лос немец­ко­го дик­то­ра: «Рус­ские сол­да­ты и офи­це­ры, на­ши ча­сти на­сту­па­ют, сда­вай­тесь, или бу­де­те раз­дав­ле­ны гу­се­ни­ца­ми на­ших тан­ков», - рас­ска­зы­ва­ет Зоя Ба­бич.

И сно­ва на по­зи­ции 70-й дивизии по­полз­ли тан­ки. На­вод­чик со­ро­ка­пят­ки Кузь­ма Би­се­ров в этот день до­вёл об­щий счёт под­би­тых тан­ков до 22. Когда кон­чи­лись сна­ря­ды, Би­се­ров с уце­лев­ши­ми бой­ца­ми с вин­тов­кой в ру­ках про­дол­жал удер­жи­вать обо­ро­ну.

Ав­то­мат­чик Пис­клов так­же успе­вал и бро­не­тех­ни­ку немец­кую жечь, и пе­хо­ту дер­жать на при­це­ле. Ря­дом, у села Са­мо­ду­ров­ка, при­кры­вая ог­нём по­зи­ции гвар­дей­цев, дер­жа­ла обо­ро­ну 3-я ис­тре­би­тель­но-про­ти­во­тан­ко­вая арт­бри­га­да. Со­вет­ские пуш­ки, со­глас­но от­ра­бо­тан­ной так­ти­ке, рас­по­ла­га­лись на по­зи­ции в ви­де под­ко­вы. Ору­дия, уста­нов­лен­ные в цен­тре углуб­ле­ния, от­кры­вая огонь, за­ма­ни­ва­ли немец­кие тан­ки, и в этот мо­мент на них об­ру­ши­вал­ся удар с флан­гов. Сре­ди про­чих в этом меш­ке рас­по­ла­га­лась ба­та­рея ка­пи­та­на Иги­ше­ва.

Зоя Ба­бич при­во­дит вос­по­ми­на­ния бойцов: «Кто-то крик­нул: «То­ва­рищ ка­пи­тан, вы де­мас­ки­ру­е­тесь…» Он по­вер­нул­ся и ска­зал: «Ре­бят, а вы ду­ма­е­те се­го­дня в жи­вых остать­ся?»

Когда ору­дия вышли из строя, ар­тил­ле­ри­сты под­ня­лись в ру­ко­паш­ную. Про­ро­че­ство ка­пи­та­на Иги­ше­ва сбы­лось. В этом бою он по­гиб.

НЕМ­ЦЫ НАДЛОМИЛИСЬ

10-го июля остав­ши­е­ся в жи­вых бой­цы 70-й дивизии отбили ещё шесть тан­ко­вых атак. Ва­си­лий Пис­клов до­вёл Ка­пи­тан Геор­гий Иги­шев.

ко­ли­че­ство уни­что­жен­ных тан­ков до де­ся­ти штук, а солдат и офи­це­ров - до 150. Вы­жив­шие гвар­дей­цы не бо­я­лись уже ни­че­го. И тут нем­цы надломились.

Ве­че­ром ты­ло­вые служ­бы, на­ла­див­шие со­об­ще­ние, уже спе­ши­ли на­кор­мить из­го­ло­дав­ших­ся бойцов ба­та­льо­на, удер­жав­ше­го по­след­нюю ли­нию обо­ро­ны дивизии. При­бы­ли три кух­ни, но есть бы­ло неко­му. Из 700 оста­лось 30 че­ло­век.

Сре­ди тех, ко­му то­гда всё же по­счаст­ли­ви­лось по­ужи­нать, ока­зал­ся 19-лет­ний ми­но­мёт­чик Са­ша Ло­га­чев. Спу­стя мно­го лет он по­дроб­но опи­шет этот горь­кий эпи­зод. А уже че­рез па­ру дней ди­ви­зия, по­те­ряв­шая уби­ты­ми и ра­не­ны­ми 80% со­ста­ва, шла до­би­вать нем­ца.

А жи­те­лям по­ны­ров­ских окрест­но­стей вы­па­ло опла­ки­вать уби­тых. Анне Ка­луж­ских эта кар­ти­на вре­за­лась в па­мять на всю жизнь: «Уби­тые ле­жат в ло­щин­ке. Уби­тых мно­го бы­ло. Они ле­жа­ли все на­кры­тые ши­не­ля­ми».

Не до­жда­лась мо­ло­до­го су­пру­га Ма­рия Бон­да­ре­ва, вы­шед­шая за­муж на­ка­нуне сра­же­ния. В спис­ках по­гиб­ших ока­зал­ся и на­вод­чик Кузь­ма Би­се­ров, под­бив­ший 22 немец­ких тан­ка. По­смерт­но он на­граж­дён звез­дой Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за.

А нем­цам, так рвав­шим­ся в Курск, всё же при­шлось прой­ти по его ули­цам, но толь­ко в ста­ту­се плен­ных.

ВЫЖИЛИ ЧУДОМ

Че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле сра­же­ния, в но­яб­ре 43-го го­да, по­бли­зо­сти от ме­ста, где дер­жа­ла обо­ро­ну ба­та­рея ка­пи­та­на Иги­ше­ва, слу­чи­лось от­кры­тие па­мят­ни­ка ар­тил­ле­ри­стам. Поз­же Зое Ба­бич уда­лось вы­яс­нить, что в том по­след­нем ру­ко­паш­ном бою всё же оста­лись вы­жив­шие: «Во всех учеб­ни­ках на­пи­са­но: ба­та­рея ка­пи­та­на Иги­ше­ва, под­бив 19 тан­ков, пол­но­стью по­гиб­ла. Ис­сле­дуя эту те­му, мы на­ши на­вод­чи­ка и ог­не­ви­ка, ко­то­рые оста­лись чудом в жи­вых. На­вод­чик Пу­зи­ков Ан­дрей Вла­ди­ми­ро­вич из села Кси­зо­во Ли­пец­кой об­ла­сти, мы с ним встре­ча­лись. Уже по­жи­лой, неболь­шо­го ро­ста де­душ­ка, де­ре­вен­ский аб­со­лют­но, он про­шёл­ся око­ло пуш­ки, обо­шёл со всех сто­рон и ска­зал: «Ла­фет тот же, а ко­ле­со под­ме­ни­ли. А по­то­му, что ко­ле­со отбили, вме­сто него под­став­ля­ли сна­ряд­ные ящи­ки».

При­ез­жал на ме­ста бо­ёв и ми­но­мёт­чик 70-й гвар­дей­ской стрел­ко­вой дивизии Алек­сандр Ло­га­чев. Его встре­чу с кур­ской зем­лёй так­же по­дроб­но опи­са­ла Зоя Ба­бич: «Че­ло­век идёт с то­бой нор­маль­но, раз­го­ва­ри­ва­ет, адек­ват­но ре­а­ги­ру­ет на те­бя, и вдруг он на­чи­на­ет… про­ва­ли­вать­ся от те­бя во вре­ме­ни. Вот как будто он ушёл в 43-й год. Он узнал свой окоп. Он узнал свою ячей­ку и ска­зал, что здесь мой но­вый день рож­де­ния, здесь я ро­дил­ся за­но­во по­то­му, что я здесь дол­жен был остать­ся. Он стал на ко­ле­ни, це­ло­вал эту зем­лю. Он го­во­рил: вот здесь бы­ло пря­мое по­па­да­ние, а вот здесь бук­вой Г та щель, ко­то­рую я от­ко­пал. Я ко­пал её очень дол­го. На эту щель я при­сел, и ка­кая-то си­ла непо­нят­ная, ин­ту­и­ция за­ста­ви­ла прыг­нуть ме­ня вниз. И в это вре­мя раз­дал­ся взрыв - пря­мое по­па­да­ние. Все то­ва­ри­щи его по­гиб­ли.… Он пла­кал в этом око­пе».

По­ис­ко­вик Ро­ман Ми­ро­нов при­зна­ёт­ся: «Ес­ли быть до кон­ца чест­ным, впе­чат­ле­ние у ме­ня на се­го­дняш­ний день од­но: фак­ти­че­ски 70-я ди­ви­зия, ко­то­рая здесь дра­лась, - это та ди­ви­зия, ко­то­рая нем­цев оста­но­ви­ла. Сол­да­ты 70-й дивизии здесь сто­я­ли на­смерть. Бла­го­да­ря их ге­ро­из­му про­изо­шёл пе­ре­лом в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, и эта ма­ши­на немец­кая бы­ла оста­нов­ле­на».

Бла­го­да­ря этим сол­да­там стра­на, за­стиг­ну­тая вой­ной не в са­мый луч­ший мо­мент - на стар­те эко­но­ми­че­ско­го подъ­ёма, по­ка­за­ла, че­го она сто­ит на са­мом де­ле. По­сле мая 45-го Со­вет­ский Со­юз смог про­дол­жить стре­ми­тель­ное дви­же­ние, на­ме­чен­ное ещё в трид­ца­тых. Че­рез два­дцать лет уже ни­кто не вспо­ми­нал о про­бле­ме негра­мот­но­сти. Со­юз по­лу­чил неофи­ци­аль­ное зва­ние са­мой чи­та­ю­щей стра­ны ми­ра и пер­вым при­сту­пил к осво­е­нию кос­мо­са.

И всё это без вме­ша­тель­ства ге­ни­аль­ных немец­ких управ­лен­цев. При этом у не укла­ды­ва­ю­щих­ся в ев­ро­пей­ские урав­не­ния сла­вян и по­ныне при­ня­то хо­дить в го­сти к дру­зьям без при­гла­ше­ния - про­сто так, из­лить ду­шу, а под­рост­ки Рос­сии, Укра­и­ны и Бе­ло­рус­сии са­мо­заб­вен­но ищут смысл жизни и пи­шут ро­ман­ти­че­ские сти­хи. Аб­со­лют­но нера­ци­о­наль­ное по­ве­де­ние. Зато у них все­гда есть воз­мож­ность по­нять ис­точ­ник си­лы пред­ков, за­гля­нув в своё со­зна­ние. А ес­ли оно мол­чит, мож­но от­пра­вить­ся на по­ля Кур­ской бит­вы и оку­нуть­ся в тот са­мый омут вре­ме­ни, до сих пор бур­ля­щий на ме­сте, где волна все­мир­ной ис­то­рии столк­ну­лась с ве­ли­кой Ду­гой.

ОТБИЛИ ШЕСТЬ ТАН­КО­ВЫХ АТАК ЗА ДЕНЬ.

12 июня 1943 го­да. Стро­и­тель­ство дзо­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.