«ЕС­ЛИ НЕ УБЬЮТ - БУ­ДУ АРТИСТОМ»

О фрон­то­вой судь­бе «кур­ско­го со­ло­вья» Ива­на Сур­жи­ко­ва

AiF Kursk - - МЫ ЧТИМ И ПОМНИМ - Ла­ри­са ХОЛТОБИНА, за­ве­ду­ю­щая му­зе­ем «Юные за­щит­ни­ки Ро­ди­ны».

ПОТЕРЯЛСЯ ВО ВРЕ­МЯ БОМБЁЖКИ

Иван Сур­жи­ков ро­дил­ся 9 но­яб­ря 1928 го­да в се­ле Ро­ма­нов­ка Дмит­ри­ев­ско­го уез­да Кур­ской гу­бер­нии. Жи­те­ли Ро­ма­нов­ки, да и сам артист ча­сто вспо­ми­на­ли, как в дет­стве в до­ме ве­че­ра­ми зву­ча­ли песни и сказ­ки, как по­том в шах­тёр­ском по­сёёл­ке на Дон­бас­се по­сле ра­бо­ты со­би­ра­лись со­се­ди, дру­зья и смот­ре­ли ин­те­рес­ные, за­хва­ты­ва­ю­щие сказ­ки-по­ста­нов­ки озор­но­го, го­лу­бо­гла­зо­го, ру­со­го­ло­во­го Ива­на. Масте­рил де­ко­ра­ции, шил ко­стю­мы, иг­рал и пел за всех ге­ро­ев спек­так­лей то­же Ва­ня Сур­жи­ков.

А на­чи­на­лось всё с пе­сен, ко­то­рые ма­лень­кий маль­чик слы­шал в слав­ном со­ло­вьи­ном крае, на Кур­щине, в сво­ей род­ной Ро­ма­нов­ке, в се­мье, где бы­ло пя­те­ро де­тей. Ро­ди­те­лям при­хо­ди­лось мно­го ра­бо­тать, но в до­ме все­гда зву­ча­ла пес­ня. Не по­ки­да­ла она и на пашне. «Аль ско­ти­ну па­сёшь… Вань­ка все­гда под­пе­вал», - вспо­ми­нал его дя­дя Иван Дро­но­вич. Отец Ни­ко­лай Ти­мо­фе­е­вич - уме­лый плот­ник, де­ре­вен­ский жи­во­пи­сец, семейный за­пе­ва­ла - ве­че­ра­ми что-то масте­рил и обя­за­тель­но пел. Ино­гда со­би­ра­лись кре­стьяне с гар­мош­кой по­слу­шать и по­петь. Ва­ню­ша впи­ты- вал на­род­ную му­зы­ку с детства.

Когда на­ча­лась война, маль­чи­ку бы­ло непол­ных 13 лет. Оста­вать­ся на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии бы­ло небез­опас­но. Сур­жи­ко­вы от­пра­ви­лись пеш­ком из Дон­бас­са в Ро­ма­нов­ку. Нема­ло го­ря на­смот­ре­лись, по­ка шли по за­ня­тым вра­гом го­ро­дам и сё­лам, ви­де­ли бе­жен­цев и гур­ты пе­ре­го­ня­е­мо­го ско­та, смерть лю­дей, горящие до­ма, пе­пе­ли­ща… По­па­ли под бом­бёж­ку, в хо­де ко­то­рой Ва­ня потерялся. В Ро­ма­нов­ку отец вер­нул­ся без сы­на.

14-ЛЕТ­НИЙ СОЛДАТ

Неиз­вест­но, как сло­жи­лась бы судь­ба Ва­ни Сур­жи­ко­ва, ес­ли бы его, го­лод­но­го и боль­но­го ти­фом, не по­до­бра­ли фрон­то­вые са­ни­та­ры мед­сан­ба­та 65-й ар­мии. В 1943 го­ду, в 14 лет, Ва­ня впер­вые при­ме­рил сол­дат­скую гим­на­стёр­ку, по­зна­ко­мил­ся с уста­вом ар­мей­ской служ­бы, став вос­пи­тан­ни­ком 105-го стрел­ко­во­го пол­ка 65-й ар­мии, а снял её лишь в 1949-м.

В хо­зяй­ствен­ном ве­дом­стве Ва­ни бы­ли со­ба­ка и ло­шадь с на­сто­я­щей та­чан­кой. Он чув­ство­вал от­вет­ствен­ность за «бра­тьев мень­ших», кор­мил, чи­стил и за­пря­гал ло­шадь. По­сто­ян­но по­мо­гал по хо­зяй­ству: пе­ре­во­зил про­дук­ты пи­та­ния, об­мун­ди­ро­ва­ние. Он был хо­ро­шим на­езд­ни­ком и вер­хом на ло­ша­ди до­став­лял по­чту, важ­ные до­ку­мен­ты. Иван Сур­жи­ков вы­пол­нял раз­лич­ные за­да­ния во вре­мя вой­ны, но са­мы­ми лю­би­мы­ми и ра­дост­ны­ми бы­ли вы­ступ­ле­ния в гос­пи­та­лях, пе­ред сол­да­та­ми в ми­ну­ты от­ды­ха и в тя­жё­лые дни пе­ред бо­ем. Во вре­мя подготовки к сра­же­нию на Кур­ской ду­ге кур­ско­го со­ло­вья лю­би­ли слу­шать ге­не­рал 65-й ар­мии Па­вел Ба­тов, ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми 2-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та Кон­стан­тин Ро­кос­сов­ский. Сол­да­там нра­вил­ся скром­ный де­ре­вен­ский па­ре­нёк, уди­ви­тель­но добрый и от­зыв­чи­вый. Он был сме­ка­лист и «на но­гу скор». Пел Ва­ня для бойцов звон­ко, го­ло­си­сто, увле­чён­но до са­мо­заб­ве­ния. Фрон­то­вые песни счи­та­лись «ду­хов­ны­ми бо­е­при­па­са­ми вой­ны».

Ви­дя, сколько ве­ры, бод­ро­сти, ра­до­сти да­ёт бой­цам-то­ва­ри­щам му­зы­ка, его пе­ние, ещё на фрон­те Ва­ня ре­шил: «Ес­ли не убьют - бу­ду артистом». Юный солдат про­шёл всю вой­ну и По­бе­ду встре­тил в Бер­лине.

Са­мы­ми до­ро­ги­ми Иван Ни­ко­ла­е­вич Сур­жи­ков счи­тал ор­ден Крас­ной Звез­ды, ме­даль «За бо­е­вые за­слу­ги», ко­то­рые он за­слу­жил, не один раз рис­куя жиз­нью.

ПО СОВЕТУ РО­КОС­СОВ­СКО­ГО

Сто­ит от­ме­тить, что ко­ман­ду­ю­щий Цен­траль­но­го фрон­та Кон­стан­тин Ро­кос­сов­ский сыг­рал важ­ную роль в жизни Ива­на Сур­жи­ко­ва. Осе­нью 1945 го­да его при­гла­си­ли в ан­самбль песни и пляс­ки Се­вер­ной груп­пы войск в Поль­ше, со­здан­ной на ба­зе 2-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та, ко­то­рым ко­ман­до­вал мар­шал Ро­кос­сов­ский. Сур­жи­ков вы­сту­пал по-преж­не­му в сол­дат­ской фор­ме. С ней тес­но свя­за­ны и твор­че­ская био­гра­фия, и его про­фес­си­о­наль­ная учё­ба. Вско­ре Иван стал ведущим со­ли­стом ан­сам­бля, а в по­след­ние го­ды служ­бы - его хор­мей­сте­ром. С теп­ло­той он вспо­ми­на­ет о сво­ём твор­че­ском на­став­ни­ке ком­по­зи­то­ре Фё­до­ре Мас­ло­ве, который по­мог осво­ить азы му­зы­каль­ной гра­мо­ты.

Бу­дучи со­ли­стом ан­сам­бля песни и пляс­ки, Ва­ня за­кон­чил сред­нюю шко­лу. В 1946 го­ду по совету Ро­кос­сов­ско­го ста­жи­ро­вал­ся в Вар­шав­ской му­зы­каль­ной ака­де­мии по клас­су во­ка­ла, что в ко­неч­ном ито­ге опре­де­ли­ло его ар­ти­сти­че­скую судьбу. В Поль­ше в Вар­шав­ском опер­ном те­ат­ре на­ча­лась его пев­че­ская ка­рье­ра. Он ис­пол­нял пар­тии Пон­те­ка в опе­ре «Галь­ка» Ста­ни­сла­ва Мо­нюш­ко и Лен­ско­го в «Ев­ге­нии Оне­гине». Пер­вая пла­стин­ка Ива­на Сур­жи­ко­ва с за­пи­ся­ми поль­ских на­род­ных пе­сен в его ис­пол­не­нии вы­шла в 1947 го­ду в Вар­ша­ве.

МАСТЕР РУС­СКОЙ ПЕСНИ

По воз­вра­ще­нии в Москву в 1955 го­ду он стал со­ли­стом Крас­но­зна­мён­но­го ан­сам­бля песни и пляс­ки име­ни Алек­сан­дро­ва. Ча­сто пел лю­би­мые песни мар­ша­ла Ро­кос­сов­ско­го: «В ле­су при­фрон­то­вом», «Ехал я из Бер­ли­на», «Со­ло­вьи, со­ло­вьи». Весь мир ру­ко­плес­кал на­ше­му зем­ля­ку.

Иван Сур­жи­ков имел спо­соб­но­сти к изу­че­нию язы­ков. Лег­ко об­щал­ся с нем­ца­ми, по­ля­ка­ми, че­ха­ми, укра­ин­ца­ми. На га­стро­лях в раз­ных рес­пуб­ли­ках и стра­нах вклю­чал в ре­пер­ту­ар мест­ные песни, ко­то­рые ис­пол­нял на язы­ке ори­ги­на­ла. Но во всём ми­ре лю­би­ли рус­скую му­зы­ку в его ис­пол­не­нии. Вез­де по­пу­ляр­на рус­ская пес­ня. Иван ра­бо­тал в Ан­глии, Фран­ции, Швей­ца­рии. Од­на­жды в Гер­ма­нии Ива­на Сур­жи­ко­ва по­ли­цей­ские хо­те­ли ли­шить во­ди­тель­ских прав, но узнав его, не ста­ли это­го де­лать.

С боль­шим успе­хом про­хо­ди­ли кон­цер­ты в Ав­стра­лии, Ал­жи­ре, Ан­глии, Бол­га­рии, Бра­зи­лии, Вен­грии, Егип­те, Не­па­ле, ЧССР, Шри-Лан­ке, Юго­сла­вии. В Пор­ту­га­лии Иван Ни­ко­ла­е­вич пред­став­лял стра­ну в про­грам­ме «Звёз­ды ми­ра» и ис­пол­нял песни «Степь да степь», «Ка­тю­ша», «Ко­ро­бей­ни­ки», а за­кон­чил кон­церт зна­ме­ни­той рус­ской «Ка­лин­кой». Весь зал под­пе­вал ему стоя.

Слож­ная, на­пря­жён­ная и на­сы­щен­ная жизнь бы­ла у ар­ти­ста Мос­кон­цер­та Ива­на Сур­жи­ко­ва, который объ­е­хал всю стра­ну, стал об­ла­да­те­лем всех пя­ти ме­да­лей «За освоение це­ли­ны», по­чёт­ным граж­да­ни­ном сто­ли­цы Казахстана. Он вы­сту­пал во всех точ­ках Тю­мен­ской об­ла­сти, Бай­ка­ло-Амурской ма­ги­стра­ли, по­бы­вал в то вре­мя на всех удар­ных строй­ках, лю­бил вы­сту­пать пе­ред се­ля­на­ми. Пел Иван Ни­ко­ла­е­вич и бой­цам-ин­тер­на­ци­о­на­ли­стам в бо­е­вой об­ста­нов­ке Аф­га­ни­ста­на.

Семь лет Иван Сур­жи­ков от­сут­ство­вал на Ро­дине. Вы­ез­жал в Гер­ма­нию. Сна­ча­ла на ле­че­ние, ко­то­рое за­тя­ну­лось на несколь­ко лет. По­том ра­бо­тал там по кон­трак­ту. Жил в Гам­бур­ге, но при­ез­жал на га­стро­ли в Рос­сию. В 1996-м вер­нул­ся на Ро­ди­ну.

ДЕТ­СТВО НА­ШЕ­ГО ЗЕМ­ЛЯ­КА ВЫ­ПА­ЛО НА ВОЕННЫЕ ГО­ДЫ. НО ПЕРЕЖИТЫЕ ИС­ПЫ­ТА­НИЯ НЕ СЛОМИЛИ ЕГО, НЕ ПО­МЕ­ША­ЛИ СТАТЬ ВЕЛИКИМ АРТИСТОМ. А ЛЮ­БОВЬ К НА­РОД­НОЙ ПЕСНЕ БЫ­ЛА ПРИВИТА ЕМУ С ДЕТСТВА.

ПОЧЁТНЫЙ ГРАЖ­ДА­НИН

Иван Сур­жи­ков уди­ви­тель­но ве­ли­ко­душ­ный, та­лант­ли­вый че­ло­век, при­знан­ный мастер рус­ской песни. Пес­ня, ис­пол­нен­ная им, будто «льёт­ся из ду­ши, так све­жа»! Мно­го на­пи­са­но о жизни че­ло­ве­ка, который свя­зы­вал свою судьбу толь­ко с Рос­си­ей. Но и се­го­дня для курян оста­ёт­ся нерас­кры­той, ма­ло­ис­сле­до­ван­ной те­ма твор­че­ства Ива­на Сур­жи­ко­ва. За гра­нью из­вест­но­сти оста­ёт­ся и его огром­ный вклад в про­па­ган­ду рус­ской песни, рус­ско­го ис­кус­ства, его на­сто­я­щая рус­ская ду­ша, чут­кость, бла­го­род­ство, му­же­ство, ум. Ида Та­тар­ская пи­са­ла: «...при­вле­ка­тель­ная чер­та ис­кус­ства Ива­на Сур­жи­ко­ва - уме­ние сде­лать пес­ню живой сцен­кой: дра­ма­ти­че­ской, ли­ри­че­ской или юмо­ри­сти­че­ской. В од­ном ар­ти­сте жи­ли пе­вец, ре­жис­сёр, ак­тёр. Песни ис­пол­нял по-рус­ски … ши­ро­ко, ли­хо, ве­се­ло, звон­ко, по­лёт­но…»

В 1979 го­ду пла­стин­ка «По­ёт Иван Сур­жи­ков» бы­ла из­да­на ти­ра­жом шесть мил­ли­о­нов эк­зем­пля­ров, а в Па­ри­же вы­шел его «Зо­ло­той диск». За ак­тив­ную кон­церт­ную де­я­тель­ность в пе­ри­од Олим­пи­а­ды 1980 го­да на­граж­дён ор­де­ном Дружбы на­ро­дов.

В мар­те 2000 го­да Ива­на Ни­ко­ла­е­ви­ча не ста­ло. В на­сто­я­щее вре­мя в экс­по­зи­ции му­зея «Юные за­щит­ни­ки Ро­ди­ны» пред­став­ле­ны несколь­ко кон­церт­ных рас­пи­сан­ных ру­бах, ко­со­во­рот­ка, рас­ши­тый ко­стюм, фрак, брю­ки, уни­каль­ные до­ку­мен­ты: фо­то­гра­фии, лич­но за­пол­нен­ная в 1981 го­ду ан­ке­та, книги и пла­стин­ки с дар­ствен­ной над­пи­сью, про­грам­мы, афи­ши из фон­дов об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея.

В 1983 го­ду Ива­ну Сур­жи­ко­ву бы­ло при­сво­е­но зва­ние «Почётный граж­да­нин го­ро­да Дмит­ри­е­ва». В Кур­ской об­ла­сти ста­ли тра­ди­ци­он­ны­ми фе­сти­ва­ли, твор­че­ские встре­чи, ве­че­ра его па­мя­ти, в ко­то­рых при­ни­ма­ют уча­стие и до­че­ри Ива­на Ни­ко­ла­е­ви­ча - Ека­те­ри­на, эст­рад­ная пе­ви­ца, и Ели­за­ве­та, клас­си­че­ская пе­ви­ца.

ПЕЛ ДЛЯ БОЙЦОВ В МИ­НУ­ТЫ ОТ­ДЫ­ХА.

Сын пол­ка Иван Сур­жи­ков сде­лал го­ло­во­кру­жи­тель­ную ка­рье­ру от ден­щи­ка до на­род­но­го ар­ти­ста Рос­сии.

Пла­стин­ки Ива­на Сур­жи­ко­ва вы­хо­ди­ли мил­ли­он­ны­ми ти­ра­жа­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.