ИЗ­ВЕСТ­НАЯ И НЕИЗВЕСТНАЯ

Путь та­лант­ли­вой «на­хал­ки» на ми­ро­вую сце­ну.

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - КУЛЬТУРА - Бе­се­до­вал Па­вел КА­ЗА­КОВ

В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью еже­не­дель­ни­ку «Ар­гу­мен­ты и факты в Куз­бас­се» пе­ви­ца рас­ска­за­ла о том, по­че­му в юности уеха­ла из Кемерова и что сей­час её свя­зы­ва­ет с родным го­ро­дом.

– Ма­ри­на, вы с 1998 го­да жи­вё­те в Пра­ге. По­че­му? У вас бы­ла цель уехать или так сло­жи­лись об­сто­я­тель­ства?

– Так сло­жи­лось. На тре­тьем кур­се Ека­те­рин­бург­ской кон­сер­ва­то­рии я по­еха­ла на кон­курс в Че­хию. За­во­е­ва­ла пер­вый приз, ещё пять пре­стиж­ных на­град, сре­ди ко­то­рых бы­ло при­гла­ше­ние вы­сту­пить на сцене Праж­ско­го на­ци­о­наль­но­го опер­но­го те­ат­ра. Де­бют про­шёл успеш­но и, ми­но­вав рос­сий­ские те­ат­ры, я сра­зу на­ча­ла ра­бо­тать в Че­хии.

– А как вы узна­ли, что у вас есть го­лос, да ещё и мец­цо-со­пра­но?

– О сво­ём го­ло­се я узна­ла позд­но, где-то в 17 лет. У ме­ня был за­ме­ча­тель­ный пе­да­гог Про­ко­пий Алек­се­е­вич Бур­на­шов (увы, его уже нет в жи­вых). По­зна­ко­ми­лись мы слу­чай­но, по­сле од­но­го из во­каль­ных кон­цер­тов. Я с детства пе­ла в хо­ре – сна­ча­ла в му­зы­каль­ной шко­ле, по­том в учи­ли­ще. Он за­ме­тил ме­ня, по­слу­шал и ска­зал: «По-мо­е­му, у те­бя есть го­лос, но нужно за­ни­мать­ся». И мы на­ча­ли ра­бо­тать. По­сле го­да на­пря­жён­но­го сов­мест­но­го тру­да я по­еха­ла по­сту­пать в Ураль­скую кон­сер­ва­то­рию.

– У ва­ше­го пре­по­да­ва­те­ля бы­ла цель вы­явить ваш та­лант? Вы ведь об этом не за­ду­мы­ва­лись,

вы же пианистка и ди­ри­жёр?

– Не за­ду­мы­ва­лась, да. У ме­ня бы­ла со­вер­шен­но дру­гая ка­рье­ра, дру­гой жиз­нен­ный план. Я уже сло­жи­лась как пианистка и бы­ла до­воль­ная сво­ей судь­бой. Ра­бо­та­ла в учи­ли­ще кон­церт­мей­сте­ром. Но жизнь рез­ко из­ме­ни­лась, слов­но по ма­но­ве­нию вол­шеб­ной па­лоч­ки. Про­ко­пий Алек­се­е­вич убе­дил ме­ня, что ес­ли Бог дал та­лант, его нужно и долж­но раз­ви­вать. В об­ра­зе Да­ли­лы и мно­гих дру­гих на­шу зем­ляч­ку зна­ют лю­би­те­ли опе­ры по все­му ми­ру. опер­ном про­ек­те. По­это­му в са­мой це­ре­мо­нии, увы, по­участ­во­вать не по­лу­чи­лось. Дра­го­цен­ный грам­мо­фон мне при­сла­ли в боль­шу­щей ко­роб­ке с кра­си­вым бан­том.

– Что се­го­дня вас свя­зы­ва­ет с на­шим го­ро­дом?

– Ке­ме­ро­во – это мой дом, мои ро­ди­те­ли, мои сёст­ры. Здесь мои кор­ни. Это боль­шая часть ме­ня. Я с удо­воль­стви­ем при­ез­жаю сю­да. Ви­жу, как быст­ро ме­ня­ет­ся и хо­ро­ше­ет род­ной го­род. Мне здесь все­гда уют­но.

– Как вы ду­ма­е­те, по­че­му в Ке­ме­ро­ве вы не при­об­ре­ли та­кой из­вест­но­сти, как, на­при­мер, дру­гой наш про­слав­лен­ный зем­ляк Ев­ге­ний Гриш­ко­вец?

– Всё очень про­сто. Ев­ге­ний здесь начал свой твор­че­ский путь, здесь от­та­чи­вал свой ин­ди­ви­ду­аль­ный стиль и здесь был со­здан те­атр «Ло­жа». Кста­ти, бу­дучи дев­чон­кой, я с удо­воль­стви­ем бе­га­ла на его спек­так­ли. Моя же твор­че­ская судь­ба сло­жи­лась по-дру­го­му. Так по­лу­чи­лось, что я на­чи­на­ла свою опер­ную ка­рье­ру да­ле­ко от род­но­го го­ро­да.

И лишь из­ред­ка при­ез­жа­ла сю­да с соль­ны­ми кон­цер­та­ми.

– Есть ли у вас пла­ны на ка­кие-ни­будь ин­те­рес­ные про­ек­ты в Куз­бас­се?

– Мне очень хо­чет­ся по­ра­до­вать зем­ля­ков чем-то ин­те­рес­ным. Мыс­ли и идеи есть. Бу­дем раз­го­ва­ри­вать, и я очень на­де­юсь, что в ско­ром вре­ме­ни смо­гу по­де­лить­ся пла­на­ми с ва­ми и ва­ши­ми чи­та­те­ля­ми.

– Из­на­чаль­но для пев­ца глав­ное – го­лос! Но без огром­но­го тру­да ни­ка­ко­го успе­ха не до­бить­ся. Об­щая ба­за на­ра­ба­ты­ва­ет­ся, ко­неч­но, со шко­лы. В го­ды мо­е­го детства му­зы­каль­ные шко­лы бы­ли очень по­пу­ляр­ны. На­силь­но нас ту­да ни­кто не за­го­нял, но это бы­ло обыч­ным де­лом. За­ня­тия – с утра до ве­че­ра. И это вос­при­ни­ма­лось нор­маль­но. А ещё у нас бы­ло со­всем дру­гое ра­дио – с клас­си- чес­кой му­зы­кой и за­ме­ча­тель­ны­ми ли­те­ра­тур­ны­ми и по­зна­ва­тель­ны­ми пе­ре­да­ча­ми и дру­гое те­ле­ви­де­ние. Вре­мя бы­ло дру­гое… Мы со­тка­ны из ино­го ма­те­ри­а­ла, из бо­лее плот­но­го сук­на, что ли…

Хо­тя мой про­фес­сор, на­род­ная ар­тист­ка Рос­сии Свет­ла­на Ва­си­льев­на За­лиз­няк го­во­рит, что се­го­дня в кон­сер­ва­то­рию по­сту­па­ет мно­го та­лант­ли­вых ре­бят.

Ещё од­но необ­хо­ди­мое и очень важ­ное усло­вие – най­ти сво­е­го пе­да­го­га, ко­то­рый те­бя услы­шит, по­чув­ству­ет и смо­жет на­учить. Мне по­вез­ло. Я свою Свет­ла­ну Ва­си­льев­ну бо­го­тво­рю и обо­жаю. Хо­тя на­ше с ней зна­ком­ство на­ча­лось до­ста­точ­но свое­об­раз­но. При­е­хав в Ека­те­рин­бург по­сту­пать в кон­сер­ва­то­рию, я спро­си­ла у стар­ше­курс­ниц: в чей класс мне луч­ше за­пи­сать­ся? «Иди к За­лиз­няк. За­ме­ча­тель­ный пе­да­гог и пе­ви­ца», – от­ве­ти­ли мне.

На сле­ду­ю­щий день я к ней по­до­шла и ска­за­ла, что я мо­ло­дая, та­лант­ли­вая си­би­ряч­ка и хо­чу учить­ся имен­но у неё. Она за­сме­я­лась, обо­зва­ла ме­ня на­хал­кой и уда­ли­лась. Но, не­смот­ря ни на что, я к ней про­рва­лась. Она ме­ня по­слу­ша­ла и ска­за­ла: «Ну, сла­ва богу, го­лос есть и не ис­пор­чен!» А даль­ше на­ча­лась еже­днев­ная ра­бо­та.

ЕС­ЛИ БЫ МАРИНЕ ДОМАШЕНКО В ЕЁ КЕМЕРОВСКИЕ СТУ­ДЕН­ЧЕ­СКИЕ ГО­ДЫ СКА­ЗА­ЛИ, ЧТО ОНА БУ­ДЕТ ПЕТЬ НА ОД­НОЙ СЦЕНЕ С ПЛА­СИ­ДО ДО­МИН­ГО, ОНА НЕ ПО­ВЕ­РИ­ЛА БЫ; ЧТО ПО­ЛУ­ЧИТ СА­МУЮ ПРЕСТИЖНУЮ МУЗЫКАЛЬНУЮ НА­ГРА­ДУ МИ­РА «ГРЭММИ» – ТО­ЖЕ НЕДОВЕРЧИВО УЛЫБ­НУ­ЛАСЬ БЫ В ОТ­ВЕТ. В ЕЁ ИС­ТО­РИЮ ВО­ОБ­ЩЕ СЛОЖ­НО ПО­ВЕ­РИТЬ. НО СЕ­ГО­ДНЯ МИ­РО­ВАЯ ОПЕРНАЯ ДИВА ПРИ­Е­ХА­ЛА НА РО­ДИ­НУ, В КЕ­МЕ­РО­ВО, ЧТО­БЫ ДАТЬ КОН­ЦЕРТ ДЛЯ СВО­ИХ ЗЕМ­ЛЯ­КОВ.

– Не по­ве­ри­ла бы. В двух сло­вах де­ло бы­ло так: я вы­иг­ра­ла кон­курс в Ита­лии. Вер­ну­лась в Пра­гу. А там ме­ня уже ждёт факс с при­гла­ше­ни­ем при­нять уча­стие в кон­цер­те с Пла­си­до До­мин­го в Сан-Фран­цис­ко – спеть пар­тию Да­ли­лы в опе­ре «Сам­сон и Да­ли­ла» Сен-Сан­са.

Пе­ред пер­вой встре­чей, ко­неч­но, вол­но­ва­лась. Но ма­эст­ро ока­зал­ся очень доб­ро­же­ла­тель­ным и слав­ным че­ло­ве­ком. Звёз­ды опе­ры, с ко­то­ры­ми мне по­счаст­ли­ви­лось ра­бо­тать, про­сты в об­ще­нии, хо­дят без охра­ны, спо­кой­ные, тёп­лые, ду­шев­ные парт­нё­ры.

– А в Ке­ме­ро­во ка­кую про­грам­му вы при­вез­ли на этот раз?

– Это бу­дет ве­чер рус­ско­го ро­ман­са. Мне не так ча­сто уда­ёт­ся со­при­кос­нуть­ся с этим ви­дом твор­че­ства, по­это­му хо­те­лось сде­лать по­да­рок и зем­ля­кам, и се­бе. Это бу­дут про­из­ве­де­ния Вер­стов­ско­го, Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, Чай­ков­ско­го, Му­сорг­ско­го, Рах­ма­ни­но­ва, Шо­ста­ко­ви­ча… То, что я пою с боль­шим удо­воль­стви­ем, но неча­сто.

Так что с нетер­пе­ни­ем жду встре­чи со сво­им зри­те­лем 24 мар­та.

«ЕС­ЛИ БОГ ДАЛ ТА­ЛАНТ, ЕГО НУЖНО И ДОЛЖ­НО РАЗ­ВИ­ВАТЬ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.