СИ­БИРЬ, ЦЕЛИНА, РОМАНТИКА

Как Ке­ме­ро­во об­ма­нул и на­гра­дил Анатолия Тё.

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - СУДЬБЫ - На­та­лья ИСАЕВА

он с тру­дом выбил на ро­дине. Прав­да, как ока­за­лось, да­же с ним устро­ить­ся на за­вод бы­ло нелег­ко. «То­гда ка­за­лось: Си­бирь, целина, романтика… Чест­но при­знать­ся, силь­но рас­те­рял­ся, ко­гда сю­да при­е­хал. Смот­рю: всё та­кое се­рое. Тем бо­лее, ку­да ид­ти и где но­че­вать, не знаю», – вспо­ми­на­ет 81-лет­ний Ана­то­лий Ман­жу­ро­вич, ве­те­ран тру­да.

– Ты че­го пла­чешь? – по­ин­те­ре­со­ва­лась незна­ко­мая жен­щи­на.

– А мне ид­ти неку­да. Я на ра­бо­ту устра­и­вать­ся при­е­хал.

«Взя­ла она ме­ня с со­бой. На трам­вае до­е­ха­ли до го­сти­ни­цы «Цен­траль­ная» (она бы­ла на ул. Ост­ров­ско­го). Фа­и­на Се­мё­нов­на ока­за­лась ка­сте­лян­шей в ней. При­юти­ла, на­кор­ми­ла кар­тош­кой с огур­ца­ми. Утром всё раз­уз­на­ла и от­пра­ви­ла ме­ня в сов­нар­хоз. Он на­хо­дил­ся там, где сей­час од­но из зда­ний об­ласт­ной ад­ми­ни­стра­ции, под три­бу­ной», – рас­ска­зы­ва­ет Ана­то­лий Тё. При­зна­ёт­ся, что Ке­ме­ро­во то­гда по­ка­зал­ся ему боль­ше по­хо­жим на де­рев­ню: на ме­сте драм­те­ат­ра то­гда был част­ный сек­тор, по пр. Со­вет­ско­му, где сей­час сто­ит Мак­до­нальдс, был де­ре­вян­ный цирк. «Не­дав­но про­ехал по го­ро­ду и не узнал его. Всё за­стро­е­но. А ведь все­го 40 лет на­зад на ме­сте пр. Мос­ков­ско­го был част­ный сек­тор, а на ме­сте «Шал­го­та­рья­на» – по­ля да паст­би­ща», – вспо­ми­на­ет ве­те­ран.

В сов­нар­хоз при­шлось схо­дить несколь­ко раз. Пер­вое вре­мя Анатолия на­прав­ля­ли на раз­ные за­во­ды, пред­ла­га­ли да­же уехать в Ки­се­лёвск. А по­том, как счи­та­ет сам ке­ме­ров­ча­нин, чу­дом взя­ли в ли­тей­ный цех круп­но­го ке­ме­ров­ско­го за­во­да «Куз­бас­с­элек­тро­мо­тор» (за­вод эва­ку­и­ро­ва­ли в Ке­ме­ро­во в 1941 г.). Вы­де­ли­ли сна­ча­ла об­ще­жи­тие, а по­том квар­ти­ру в до­ме по ул. Ве­сен­ней, 7. Не про­га­да­ли: Ана­то­лий Ман­жу­ро­вич про­ра­бо­тал на за­во­де 40 лет, 17 из ко­то­рых – ди­рек­то­ром пред­при­я­тия. «Ме­ня мно­го раз пы­та­лись от­сю­да вы­ма­нить: в Таш­кент ди­рек­то­ром за­во­да зва­ли, в Моск­ву (да­же квар­ти­ру пред­ла­га­ли). Не со­гла­сил­ся, по­то­му что я – ке­ме­ров­ча­нин», – го­во­рит Ана­то­лий Ман­жу­ро­вич. По его сло­вам, здесь на его пу­ти все­гда по­па­да­лись хо­ро­шие лю­ди, го­то­вые по­мочь.

«Там, где се­го­дня «Об­ла­ка» и ТЦ «Я», был большой част­ный сек­тор, а сам КЭМЗ на­хо­дил­ся в глу­бине. По пло­ща­ди он был неболь­шим, хо­тя тру­ди­лись там 5 тыс. че­ло­век! За­вод ра­бо­тал круг­ло­су­точ­но, в три сме­ны, без вы­ход­ных. Ра­бо­тя­ги «об­ли­зы­ва­ли» каж­дую де­таль. Бра­ка у нас прак­ти­че­ски не бы­ло! За­вод да­же на­гра­ди­ли ор­де­ном Ле­ни­на. Он хра­нит­ся на Крас­ной Гор­ке», – рас­ска­зы­ва­ет Ана­то­лий Ман­жу­ро­вич.

КЭМЗ, вспо­ми­на­ет ве­те­ран, участвовал во всех го­род­ских со­бы­ти­ях, во всех строй­ках. По­это­му, ко­гда в 1961 г. в Ке­ме­ро­ве лоп­нул мост из-за силь­но­го мо­ро­за (то­гда дол­гое вре­мя дер­жа­лась низ­кая тем­пе­ра­ту­ра, ко­то­рая до­хо­ди­ла до -47°С), за­вод­ча­нам по­ру­чи­ли его по­чи­нить. Спра­ви­лись. «Нас зна­ла вся страна. Ко­гда стро­и­ли Дво­рец съез­дов в Крем­ле, нам за­ка­за­ли дви­га­те­ли для эс­ка­ла­то­ров. Они до сих пор там ра­бо­та­ют. Так­же на­ши дви­га­те­ли сто­ят на на­со­сах атом­но­го ле­до­ко­ла «Ле­нин». Толь­ко офи­ци­аль­ная га­ран­тия на та­кие из­де­лия бы­ла 17 лет. И не дай бог что-то где-то чих­нёт – ди­рек­тор бу­дет от­ве­чать. Мно­го дви­га­те­лей мы де­ла­ли и для за­гра­ни­цы. На­при­мер, спе­ци­а­ли­ста­ми в об­ла­сти уголь­ных комбайнов бы­ли ка­над­цы и аме­ри­кан­цы. Так вот для комбайнов они за­ка­зы­ва­ли на­ши дви­га­те­ли. Жизнь бы­ла ин­те­рес­ная, мы чув­ство­ва­ли, что нуж­ны», – вспо­ми­на­ет ве­те­ран.

«ВОТ МЫ ТЕ­БЯ ПРИ­МЕМ НА РА­БО­ТУ, КВАР­ТИ­РУ ВЫДЕЛИМ, А ТЫ ВОЗЬМЁШЬ И ОБ­РАТ­НО В ТЕП­ЛО УДЕРЁШЬ ЧЕ­РЕЗ МЕ­СЯЦ. НЕ СМОЖЕШЬ ТЫ ТУТ», – ГО­ВО­РИ­ЛИ НА «КУЗБАССЭЛЕКТРОМОТОРЕ» 22­ЛЕТ­НЕ­МУ АНА­ТО­ЛИЮ ТЁ. ОН ТО­ГДА ТОЛЬ­КО­ТОЛЬ­КО ОКОН­ЧИЛ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИН­СТИ­ТУТ В СОЛНЕЧНОМ ТАШКЕНТЕ И ВЫБИЛ СЕ­БЕ НА­ПРАВ­ЛЕ­НИЕ НА РА­БО­ТУ В СТО­ЛИ­ЦЕ КУЗ­БАС­СА. В ПРЕДДВЕРИИ 100­ЛЕТ­НЕ­ГО ЮБИ­ЛЕЯ ГО­РО­ДА ВЕ­ТЕ­РАН ВСПО­МИ­НА­ЕТ, КА­КИМ БЫЛ ЕГО КЕ­МЕ­РО­ВО. КАНАДА И США ДЛЯ СВО­ИХ КОМБАЙНОВ ПО­КУ­ПА­ЛИ ДВИ­ГА­ТЕ­ЛИ КЭМЗА.

«За­вод раз­ви­вал­ся, а я был непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком это­го раз­ви­тия. Кста­ти, ко­гда ухо­дил с пред­при­я­тия в 1997 г., был де­вя­тым ди­рек­то­ром. Ру­ко­вод­ство га­ран­ти­ро­ва­ло ста­биль­ность, а по­том всё раз­ру­ши­лось. До 2013 г., ко­гда за­вод окон­ча­тель­но за­кры­ли, по­ме­ня­лось 19 ру­ко­во­ди­те­лей!» – го­во­рит Ана­то­лий Ман­жу­ро­вич. Се­го­дня он со­жа­ле­ет об утра­чен­ном – о за­вод­ской сла­ве, о та­лант­ли­вых ин­же­не­рах, ко­то­рым при­хо­дит­ся ра­бо­тать на го­род­ских рын­ках, о ду­шах лю­дей: «Как всё хо­ро­шо на­чи­на­лось! Мы ду­ма­ли, что плавно при­дём к луч­шей жиз­ни. В кон­це 80-х Со­вет ми­ни­стров да­же вы­пу­стил по­ста­нов­ле­ние о под­го­тов­ке ру­ко­во­ди­те­лей пред­при­я­тий. Нас на­пра­ви­ли в ка­ли­фор­ний­скую биз­нес-ака­де­мию. Но в ка­кой-то мо­мент всё свер­ну­ли. По­том и за­вод, мож­но ска­зать, ис­чез. Но са­мое страш­ное, что ра­зо­ри­ли ду­ши. Лю­ди ста­ли дру­ги­ми, озлоб­лен­ны­ми. За­вод и ста­нок мож­но сде­лать. А как ду­ши вос­ста­но­вить?»

Фо­то из фон­дов Ке­ме­ров­ско­го об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея

КЭМЗу Ана­то­лий Тё от­дал 40 лет и про­во­дил там не толь­ко ра­бо­чие дни, но и вы­ход­ные, на­при­мер, на суб­бот­ни­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.