НА ЛЮ­ДЯХ НЕЛЬ­ЗЯ ЭКО­НО­МИТЬ

Ге­рой Куз­бас­са – о шах­тёр­ском про­шлом и свет­лом бу­ду­щем.

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­на ГОРОДКОВА

– Вы ру­ко­во­ди­ли шах­той «Се­вер­ной» и вы­ве­ли от­ту­да по­след­не­го ослеп­ше­го ко­ня Ру­би­на. Вы ста­ли дви­га­те­лем про­грес­са. Сей­час на­ши управ­лен­цы за­ча­стую стре­мят­ся не к пе­ре­до­во­му, а де­шё­во­му. Мо­жет, сто­ит вер­нуть ко­ней?

– Ко­ни своё уже от­ра­бо­та­ли, вер­нуть их мож­но лишь ра­ди за­ба­вы. Объ­яс­ню, по­че­му «Се­вер­ная» ста­ла по­след­ней шах­той СССР, от­ку­да вы­ве­ли ло­ша­дей. Де­ло в том, что на вто­ром рай­оне шах­ты «Се­вер­ной (быв­шая шах­та «Цен­траль­ная», по­стро­е­на в 1918 го­ду) пла­сты уг­ля бы­ли очень опас­ные, кру­тые – со­дер­жа­ние ме­та­на в воз­ду­хе пре­вы­ша­ло до­пу­сти­мые нор­мы. При­ме­нять трол­лей­ные элек­тро­во­зы на вен­ти­ля­ци­он­ном го­ри­зон­те бы­ло нель­зя, по­это­му бы­ло по­стро­е­но элек­тро­воз­ное де­по для ак­ку­му­ля­тор­ных элек­тро­во­зов, а ко­но­го­нов пе­ре­учи­ли на ма­ши­ни­стов элек­тро­во­зов. Так тех­ни­ка за­ме­ни­ла ло­ша­дей.

– То­гда в чём раз­ни­ца ны­неш­не­го и то­гдаш­не­го шах­тёр­ско­го вре­ме­ни? От­ку­да у вас на пе­ре­обо­ру­до­ва­ние шахт, бла­го­устрой­ство шах­тёр­ских го­ро­дов бы­ли та­кие день­ги, ко­то­рых сей­час ни у ко­го нет?

– В то вре­мя се­бе­сто­и­мость уг­ля скла­ды­ва­лась из зар­пла­ты ра­бо­чих, сто­и­мо­сти обо­ру­до­ва­ния и т. д., а от­дель­ной ста­тьёй шли рас­хо­ды на ка­пи­таль­ное стро­и­тель­ство круп­ных объ­ек­тов, ко­то­рые по­кры­ва­ли вы­ше­сто­я­щие уголь­ные ор­га­ни­за­ции, и от­чис­ле­ния с гор­ных вы­ра­бо­ток на их кап­ре­монт. По­след­ние сум­мы бы­ли зна­чи­тель­ны­ми. Но ре­монт ка­пи­таль­ных гор­ных вы­ра­бо­ток нуж­но бы­ло про­из­во­дить все­гда, по­это­му его я стал про­во­дить за счёт се­бе­сто­и­мо­сти уг­ля, а по­сту­па­ю­щие день­ги на кап­ре­монт мы тра­ти­ли на со­ци­ал­ку. На­при­мер, по­стро­и­ли на «Се­вер­ной» скла­ды для сто­ло­вой, спорт­зал, ав­то­до­ро­гу, кры­тую трам­вай­ную оста­нов­ку, от­ре­мон­ти­ро­ва­ли дво­рец куль­ту­ры. В Меж­ду­ре­чен­ске по­стро­и­ли теп­ли­цы и ро­за­рий, лыж­ную ба­зу, стрел­ко­вый тир, шах­мат­ный клуб, дель­та­д­ром, ка­пи­таль­но от­ре­мон­ти­ро­ва­ли спорт­зал, дво­рец куль­ту­ры, сто­ло­вую, обу­стро­и­ли дам­бу на ре­ке Уса и т. д. Я убеж­дён, что на вся­кую со­ци­аль­ную и про­из­вод­ствен­ную сфе­ру день­ги долж­ны все­гда на­хо­дить­ся. Не нуж­но стре­мить­ся за год ре­шить все про­бле­мы, но их ре­ше­ние нуж­но за­кла­ды­вать в бюд­жет по­сто­ян­но.

Ны­неш­ние ди­рек­то­ра и ру­ко­во­ди­те­ли шахт и раз­ре­зов не мо­гут рас­по­ря­жать­ся день­га­ми. Но они долж­ны убеж­дать соб­ствен­ни­ков, за­ча­стую не спе­ци­а­ли­стов уголь­ной от­рас­ли, что, ес­ли не бу­дет хо­ро­ше­го про­из­вод­ствен­но­го бы­та и вы­со­кой зар­пла­ты, не бу­дет и уг­ля. Соб­ствен­ни­ки долж­ны от­кла­ды­вать день­ги, по­лу­чен­ные в луч­шие вре­ме­на, в ре­зерв­ные фон­ды, что­бы ис­поль­зо­вать их то­гда, ко­гда це­ны на уголь неустой­чи­вы. Ко­гда це­на на уголь па­да­ет, её неспра­вед­ли­во ком­пен­си­ро­вать за счёт ра­бо­че­го клас­са. – Так­же вы ру­ко­во­ди­ли меж­ду­ре­чен­ской шах­той им. В. И. Ле­ни­на, где сде­ла­ли ра­бо­чим са­мую вы­со­кую зар­пла­ту в Куз­бас­се, обес­пе­чи­ли вы­со­кую про­из­во­ди­тель­ность тру­да и са­мую низ­кую се­бе­сто­и­мость уг­ля на уровне раз­ре­зов. Как лю­ди ра­бо­та­ли за по­вы­шен­ную зар­пла­ту? На что её тра­ти­ли гор­ня­ки?

– Лю­ди ста­ли ра­бо­тать луч­ше. Про­стой при­мер: ко­гда я при­шёл на «Ле­нин­ку», на ней бы­ло 650 про­гуль­щи­ков. Ко­гда че­рез 7,5 лет я ухо­дил, их уже бы­ло 27. Да­же ес­ли бри­га­да вы­пол­ня­ла план и по­лу­ча­ла за это пре­мию, про­гуль­щик её не по­лу­чал. С по­мо­щью се­рьёз­ной дис­ци­пли­ны и бла­го­при­ят­ных усло­вий тру­да (по срав­не­нию с дру­ги­ми шах­та­ми мои со­труд­ни­ки по­лу­ча­ли го­раз­до боль­ше) уда­лось по­вы­сить у гор­ня­ков ин­те­рес к ра­бо­те.

Бы­ли бы день­ги, лю­ди най­дут, на что их тра­тить. В ос­нов­ном покупали да­чи, ма­ши­ны, га­ра­жи – для шах­тё­ров мы да­же спе­ци­аль­но по­стро­и­ли по­гре­ба с га­ра­жа­ми для мо­ло­дых спе­ци­а­ли­стов, на­чаль­ни­ков участ­ков и бри­га­ди­ров.

– В своё вре­мя вы во­ди­ли жён шах­тё­ров на «Се­вер­ной», на «Ле­нин- ке» в шах­ту, по­сле че­го да­ри­ли им де­фи­цит­ные ро­зы, вы­ра­щен­ные в соб­ствен­ных теп­ли­цах. За­чем? Ка­кой от­клик по­лу­ча­ли от жен­щин?

– Я хо­тел, что­бы жё­ны по­ни­ма­ли труд сво­их му­жей, хо­тел по­вы­сить ав­то­ри­тет муж­чин. Мы со­би­ра­ли жён бри­га­ди­ров, оде­ва­ли их в ро­бу, вру­ча­ли са­по­ги с пор­тян­ка­ми, на­де­ва­ли на них шах­тёр­ские лам­пы и са­мо­спа­са­те­ли и шли по вы­ра­бот­кам. И шли они, бед­няж­ки, по тем­но­те ми­мо кон­вей­е­ров, за­пи­на­лись и уста­ва­ли на пол­пу­ти до за­боя. Я де­лал «при­вал» и сме­ял­ся: «Уже на­ра­бо­та­лись!» А ко­гда за­хо­ди­ли в за­бой, под­во­дил жен­щин к гру­ди за­боя (ме­сто, где ком­байн де­ла­ет срез­ку уг­ля), про­во­дил по уг­лю ру­ка­ми и им по ще­кам – раз! Они сра­зу пре­вра­ща­лись в шах­тё­ров – та­ких же чу­ма­зых.

Пом­ню фра­зу су­пру­ги Ва­ле­рия Куз­не­цо­ва, бри­га­ди­ра очист­ни­ков: «Ко­гда муж при­хо­дил из шах­ты, я ему по­сто­ян­но го­во­ри­ла: «Ва­ле­ра, пой­дём по дам­бе по­гу­ля­ем!» Те­перь я по­ни­маю, по­че­му он от­ка­зы­вал­ся». По­том был чай, ду­шев­ный раз­го­вор и, ко­неч­но, ро­зы.

– В Про­ко­пьев­ске, ко­гда вы ру­ко­во­ди­ли пред­при­я­ти­ем «Про­ко­пьев­ску­голь», вы ор­га­ни­зо­ва­ли первую в Куз­бас­се «най­дов­скую» шко­лу – учи­ли гор­ных ин­же­не­ров ре­шать слож­ные за­да­чи. Ва­ши кол­ле­ги при­зна­ют­ся, что сей­час по­сле та­кой шко­лы че­ло­ве­ка мож­но бы­ло бы ста­вить сра­зу ди­рек­то­ром. Как вы счи­та­е­те, че­го не хва­та­ет со­вре­мен­но­му об­ра­зо­ва­нию?

– Не хва­та­ет производственной прак­ти­ки. Ко­гда я встре­чал­ся со сту­ден­та­ми, бу­дучи ди­рек­то­ром фон­да «Шах­тёр­ская па­мять» (фонд яв­ля­ет­ся учре­ди­те­лем сти­пен­дий луч­шим гор­ным фа­куль­те­там КузГТУ, Ке­ме­ров­ско­го и Про­ко­пьев­ско­го гор­ных тех­ни­ку­мов), все­гда спра­ши­вал ребят: «Как про­шли ка­ни­ку­лы? Прак­ти­ка?» А в от­вет ча­сто слы­шал: «Не уда­лось на ку­рорт съез­дить. А на шах­те со­бра­ли па­ру под­пи­сей, вот и вся прак­ти­ка». Для ме­ня это уди­ви­тель­но.

Ко­гда учил­ся я, всё ле­то, на­чи­ная со 2 кур­са, ра­бо­тал гор­ным ма­сте­ром на лав­ном, щи­то­вом, про­ход­че­ском участ­ках. За вре­мя учё­бы у ме­ня уже на­ко­пил­ся стаж ра­бо­ты гор­ным ма­сте­ром боль­ше го­да. И на «Се­вер­ной», и на шах­те им. В. И. Ле­ни­на, и на «Про­ко­пьев­скуг­ле» я со­зда­вал шко­лы ре­зер­ва на вы­дви­же­ние. В каж­дой шко­ле бы­ло во­семь­де­сять наи­бо­лее спо­соб­ных гор­ных ин­же­не­ров, с ко­то­ры­ми я ра­бо­тал несколь­ко лет, да­вая воз­мож­ность по­про­бо­вать си­лы на раз­ных участ­ках. Бе­се­ды бе­се­да­ми, но ино­гда я при­ме­нял та­кой приём по изу­че­нию кад­ров: в один из лет­них ме­ся­цев од­но­вре­мен­но от­прав­лял в от­пуск всех на­чаль­ни­ков участ­ков и оста­вал­ся с их за­ме­сти­те­ля­ми. Уда­ва­лось узна­вать, кто есть кто. Сей­час же не все ру­ко­во­ди­те­ли уголь­ных ком­па­ний бе­рут сту­ден­тов на прак­ти­ку, не хо­тят со­зда­вать шко­лу ре­зер­ва и учить че­му-то но­во­му сво­их лю­дей. А ведь несколь­ко со­тен гор­ных ин­же­не­ров в Куз­бас­се не хва­та­ет.

– Ка­ким вы ви­ди­те бу­ду­щее уголь­но­го Куз­бас­са? Бо­га­тые ме­сто­рож­де­ния уг­ля на­шли у со­се­дей в Ты­ве. В про­шлом го­ду це­ны на уголь рух­ну­ли, от­гру­зить по­рой мы его не мо­жем из-за труд­но­стей с же­лез­ной до­ро­гой. Шах­ты ста­но­вят­ся долж­ни­ка­ми. Что нас ждёт даль­ше?

– Не­смот­ря на то, что мы в Куз­бас­се пе­ре­ста­ли ра­бо­тать на тру­до­ём­ких уголь­ных пла­стах, уве­рен, что наш уголь ни­кто не за­ме­нит. Хо­ро­шо, что от­кры­ва­ют­ся раз­ные ме­сто­рож­де­ния с раз­ны­ми мар­ка­ми уг­ля, но нам нече­го бо­ять­ся: по­треб­ность в уг­ле со­хра­нит­ся на дол­гие го­ды. Ве­рю, что в бу­ду­щем из него бу­дут де­лать ле­кар­ства, го­рю­чее и мно­гое дру­гое.

Ес­ли 20 лет на­зад мы до­бы­ва­ли 90 млн тонн уг­ля в год, то сей­час по­чти 220 млн тонн. Куз­басс на пре­де­ле, но боль­ше нам и не нуж­но. Нам нуж­но ка­че­ство уг­ля и его обо­га­ще­ние, к че­му мы стре­мим­ся каж­дый год.

ГДЕ БЫ МИ­ХА­ИЛ НАЙДОВ НИ БЫЛ РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛЕМ, ТАМ У ЛЮ­ДЕЙ РОС­ЛИ ЗАР­ПЛА­ТЫ, УВЕЛИЧИВАЛАСЬ ПРО­ИЗ­ВО­ДИ­ТЕЛЬ­НОСТЬ ТРУ­ДА И СНИ­ЖА­ЛАСЬ СЕ­БЕ­СТО­И­МОСТЬ УГ­ЛЯ. ТОЛЬ­КО ЛИ В НЁМ БЫ­ЛО ДЕ­ЛО И ЧТО НЕ ТАК С НЫ­НЕШ­НЕЙ ЭКО­НО­МИ­КОЙ, МЫ СПРО­СИ­ЛИ У СА­МО­ГО ГЕ­РОЯ КУЗ­БАС­СА. ЗА ЗАР­ПЛА­ТУ ПО­БОЛЬ­ШЕ РА­БО­ТАТЬ В ШАХ­ТЕ ИН­ТЕ­РЕС­НЕЕ.

Ме­ха­низ­мы уже вы­тес­ни­ли из шахт ло­ша­дей и ка­на­ре­ек. И оста­лось за­ме­нить лю­дей.

Фо­то из фон­дов музея­за­по­вед­ни­ка «Кра­ сная гор­ка»

Памятник мо­ло­до­му ко­но­го­ну на «Крас­ной гор­ке» при­ду­мал по­ста- вить имен­но Ми­ха­ил Найдов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.