ПО­СЛЕД­НИЙ РЫЦАРЬ ГОР

Как пре­вра­тить оза­ре­ние в де­ло жиз­ни?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - САМОУПРАВЛЕНИЕ - Ин­на МЕНЯЙЛОВА

И раз­но­об­раз­ные по ка­те­го­рии ту­ри­сти­че­ские марш­ру­ты здесь есть – от са­мых лёг­ких, по ко­то­рым с удо­воль­стви­ем хо­дят да­же са­мые ма­лень­кие де­ти, до слож­ных, что под си­лу толь­ко опыт­ным ту­ри­стам.

– Как у вас ро­ди­лась идея со­зда­ния уни­каль­но­го комплекса сети дет­ских при­ютов?

– Пер­вый раз я по­шёл в по­ход, ко­гда мне бы­ло во­семь лет. Взял ме­ня с со­бой стар­ший брат. То­гда не бы­ло у нас ни па­ла­ток, ни спаль­ни­ков. Но­че­ва­ли мы в ста­ром ла­гер­ном пунк­те для за­клю­чён­ных, со вто­ро­го эта­жа ко­то­ро­го я слу­чай­но упал. Имен­но то­гда в мою дет­скую го­ло­ву при­шла мысль: ко­гда вы­рас­ту, бу­ду стро­ить тёп­лые уют­ные до­ми­ки для ту­ри­стов, без мух и ко­ма­ров, что­бы им по­сле дли­тель­но­го пе­ре­хо­да бы­ло где но­че­вать! Так ро­ди­лась дет­ская меч­та, ко­то­рая по­том проч­но во­шла в мою жизнь. До сих пор я все­гда го­во­рил и го­во­рю: каж­до­му че­ло­ве­ку раз в жиз­ни да­ёт­ся уни­каль­ный шанс, спус­ка­ет­ся оза­ре­ние, за ко­то­рое нуж­но цеп­лять­ся.

– Турист – че­ло­век за­ка­лён­ный: па­лат­ка, спаль­ник, ко­те­лок. За­чем ему тёп­лый дом, кры­ша над го­ло­вой, ба­ня и всё то, что предо­став­ля­ют ва­ши при­юты?

– При­ют – это де­ре­вян­ный двух­этаж­ный до­мик. На пер­вом эта­же на­хо­дит­ся кух­ня: стол, мой­ка, шка­фы, ска­мей­ки, печь, на вто­ром – ме­сто для от­ды­ха, где де­ти спят в спаль­ни­ках. На тер­ри­то­рии есть туа­ле­ты, ве­ран­ды, ко­тел­ки, дро­ва, ба­ня. Здесь бо­лее или ме­нее хоть ка­кая-то ци­ви­ли­за­ция! Преж­де все­го, при­юты я со­зда­вал для де­тей. Ко­неч­но, па­лат­ке мож­но по­ста­вить па­мят­ник, но это уже вче­раш­ний день. Ре­бён­ка по­сле дол­го­го пе­ре­хо­да нуж­но при­ве­сти в теп­ло и су­хость, что­бы он от­дох­нул, вос­ста­но­вил­ся и по­шёл даль­ше. На­ши при­юты на­хо­дят­ся в трёх­ше­сти ки­ло­мет­рах друг от дру­га – как раз то рас­сто­я­ние, ко­то­рое без труда де­ти спо­соб­ны пре­одо­леть. На се­го­дняш­ний день у нас 28 до­ми­ков. Во-вто­рых, за счёт то­го, что де­ти но­чу­ют в при­ю­тах, им не нуж­но но­сить с со­бой па­лат­ки, ко­тел­ки и ещё ка­кие-то тя­жё­лые ве­щи. А это зна­чи­тель­но об­лег­ча­ет их пе­ре­ход. Я пом­ню, тас­кал огром­ные неподъ­ём­ные рюк­за­ки! За­чем над­ры­вать­ся?

– Ко­гда вы на­ча­ли стро­ить пер­вый при­ют? На­сколь­ко слож­но бы­ло на­чи­нать?

– Всё на­ча­лось в 90-е го­ды. То­гда кро­ме эн­ту­зи­аз­ма у ме­ня ни­че­го не бы­ло – ни денег, ни ма­те­ри­а­лов. Но был бо­га­тый опыт за пле­ча­ми: ра­бо­та в по­ис­ко­во-спа­са­тель­ной служ­бе, с детьми и огром­ная лю­бовь к ту­риз­му. Я по­ни­мал, что на­чи­нать нуж­но со стро­и­тель­ства при­ю­та у ру­чья Вы­со­ко­гор­ный – имен­но в этом ме­сте со­би­ра­ет­ся боль­ше все­го ту­ри­стов. На свой страх и риск за по­мо­щью ре­шил об­ра­тить­ся на­пря­мую к на­чаль­ни­ку департамента куль­ту­ры и туризма ад­ми­ни­стра­ции об­ла­сти Вла­ди­ми­ру Бе­ди­ну. Уж не знаю, что сыг­ра­ло роль: мой эн­ту­зи­азм, уве­рен­ность в себе, лю­бовь к де­лу, но­виз­на про­ек­та, но мне помогли – да­ли денег. Мы на вер­то­лё­тах за­ки­ну­ли ма­те­ри­а­лы и при­сту­пи­ли к стро­и­тель­ству. За пол­го­да пер­вый при­ют «Вы­со­ко­гор­ный» был по­стро­ен! На­до ска­зать, мои на­по­ри­стость и уве­рен­ность в соб­ствен­ных си­лах не раз по­мо­га­ли мне. Бук­валь­но за сут­ки мне уда­лось офор­мить до­ку­мен­ты на от­вод зе­мель­ных участ­ков в бес­сроч­ное пользование на стро­и­тель­ство ещё пя­ти при­ютов! Обыч­но на это ухо­дят месяцы!

– На чьи день­ги вы стро­и­те при­юты? Кто вкла­ды­ва­ет в стро­и­тель­ство?

– В основном это день­ги част­ных лиц. Пер­вые го­ды в ка­че­стве спон­со­ров я при­вле­кал шах­ты, раз­ре­зы, лес­хо­зы. К при­ме­ру, шах­ты вы­ку­па­ли у ме­ня недо­ро­гие пу­тёв­ки, а я предо­став­лял де­тям хо­ро­ший от­дых!

Те­перь я строю при­юты ли­бо на соб­ствен­ные сред­ства, ли­бо мне по­мо­га­ют мои друзья. В честь них я их и на­зы­ваю, что­бы лю­дям бы­ло при­ят­но!

– Все свои при­юты вы пе­ре­да­ли го­су­дар­ству. За­чем?

– Я счи­таю, что так у них есть шанс доль­ше про­жить. Вот умру я – сра­зу же по­явит­ся ку­ча на­след­ни­ков и нач­нут де­лить то, что я с та­ким тру­дом со­здал. А мне это­го не хо­чет­ся. Да и сил и эн­ту­зи­аз­ма у ме­ня уже од­но­го не хва­та­ет! К то­му же сей­час у го­су­дар­ства всё мень­ше и мень­ше денег на оздоровительные проекты для де­тей. Боль­шая часть дет­ских ла­ге­рей уни­что­же­на. Ко­гда в вос­ста­нов­ле­ние бу­дут вкла­ды­вать день­ги, неиз­вест­но, а де­тей нуж­но вы­во­зить за го­род, что­бы они на­би­ра­лись здо­ро­вья. Я счи­таю, в ны­неш­них усло­ви­ях для Куз­бас­са по­доб­ная си­сте­ма при­ютов про­сто па­лоч­ка-вы­ру­ча­лоч­ка. Два де­сят­ка по­доб­ных ком­плек­сов по Куз­бас­су помогли бы пол­но­стью ре­шить про­бле­му бюд­жет­но­го от­ды­ха для де­тей! К то­му же де­ти не толь­ко хо­дят по марш­ру­ту, но и учат­ся здесь жить са­мо­сто­я­тель­но, ру­бить дро­ва, топить печь, уха­жи­вать за до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми, ого­ро­дом.

– Сколь­ко де­тей у вас отдыхает? Круг­ло­го­дич­но ли при­ез­жа­ют? И как к вам по­пасть? Есть ли фе­де­раль­ные про­грам­мы?

– За несколь­ко лет мы по­стро­и­ли це­лую им­пе­рию дет­ско­го туризма. По­ми­мо раз­бро­сан­ных по марш­ру­ту при­ютов мы по­стро­и­ли на­сто­я­щую дет­скую де­рев­ню! Она рас­по­ла­га­ет­ся на зем­лях на­ше­го быв­ше­го са­до­во­го участ­ка. Эту де­рев­ню мы то­же пе­ре­да­ли го­су­дар­ству! Еже­год­но у нас отдыхает по­ряд­ка 6 тыс. де­тей. В этом го­ду толь­ко за ле­то от­дох­ну­ло около 2500 де­тей. При­ез­жа­ют со всех го­ро­дов Куз­бас­са и в лю­бое вре­мя го­да – и по фе­де­раль­ной про­грам­ме (де­ти-си­ро­ты и остав­ши­е­ся без по­пе­че­ния ро­ди­те­лей), де­ти из все­воз­мож­ных ту­ри­сти­че­ских сек­ций, круж­ков и т. д. Пре­бы­ва­ние у нас бес­плат­ное! Для это­го вам нуж­но по­дать за­яв­ку, ко­то­рую рас­смат­ри­ва­ет спе­ци­аль­ная ко­мис­сия. Ска­жу вам чест­но: же­ла­ю­щих по­пасть к нам очень мно­го. Ду­маю, да­же но­во­год­ние ка­ни­ку­лы уже пол­но­стью рас­пи­са­ны.

– Столь гран­ди­оз­ный про­ект на­вер­ня­ка вы­зы­ва­ет за­висть. Во­круг вас и при­ютов ча­стень­ко вспы­хи­ва­ют скан­да­лы. Как справ­ля­е­тесь с этим?

– Я все­гда был прав­до­люб и бо­рол­ся за спра­вед­ли­вость до конца. В кон­це 90-х го­дов, ко­гда стра­на раз­ва­ли­ва­лась, невоз­мож­но бы­ло офор­мить до­ку­мен­ты на зем­лю, что­бы стро­ить при­юты. Пом­ню, при­ез­жаю в лес­хоз, а там, как толь­ко услы­ша­ли, что нуж­но хо­дить по тро­пам и бо­ло­там в ле­су, сра­зу от­ка­за­ли. В те го­ды на свой страх и риск я ре­шил­ся на стро­и­тель­ство без оформ­ле­ния зе­мель­ных от­во­дов. А че­рез несколь­ко лет кон­ку­рен­ты об­ви­ни­ли ме­ня в са­мо­воль­ном за­хва­те зе­мель. Был суд, вы­нес­ли по­ста­нов­ле­ние о сно­се при­ютов! И, дей­стви­тель­но, при­е­ха­ли при­ста­вы с бен­зо­пи­ла­ми и спи­ли­ли несколь­ко до­мов! Вы пред­став­ля­е­те? Мы их с та­ким тру­дом стро­и­ли! То­гда за нас всту­пил­ся Аман Ту­ле­ев. И за год нуж­ные до­ку­мен­ты бы­ли оформ­ле­ны, а до­ма вновь от­стро­е­ны. Я очень люб­лю своё де­ло, жи­ву им. У ме­ня мно­го еди­но­мыш­лен­ни­ков и сто­рон­ни­ков, та­ких же эн­ту­зи­а­стов, как я, ко­то­рые го­то­вы по­мо­гать, вкла­ды­вать свои лич­ные день­ги. Это по­мо­га­ет жить и бо­роть­ся. Хо­чу на­звать и сво­их ан­ге­лов-хра­ни­те­лей: это Еле­на Па­хо­мо­ва, Еле­на Руд­не­ва, Оль­га Лы­сых, Та­тья­на Бо­ри­с­ки­на. Это лю­ди, ко­то­рые в са­мые труд­ные минуты ме­ня под­дер­жи­ва­ют и не от­ка­зы­ва­ют мне в по­мо­щи.

– Та­кие лю­ди, как вы, эн­ту­зи­а­сты, как пра­ви­ло, всю свою жизнь по­свя­ща­ют лю­би­мо­му де­лу. При­шлось ли вам от че­го-то от­ка­зать­ся? По­жерт­во­вать? Жа­ле­е­те ли об этом?

– Ко­неч­но, при­шлось нелег­ко. В своё вре­мя я встал пе­ред слож­ным вы­бо­ром: стать про­фес­си­о­наль­ным ту­ри­стом (ме­ня при­гла­ша­ли на Се­вер­ный по­люс) ли­бо за­ни­мать­ся детьми. Я вы­брал вто­рое. До ме­ня ведь ни­кто не за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей дет­ско­го от­ды­ха, тем бо­лее для де­тей-си­рот. А я очень люб­лю де­тей, и они ко мне тя­нут­ся. Вс­по­ми­наю слу­чай, ко­гда один мальчик со сле­за­ми на гла­зах про­сил ме­ня усы­но­вить его. Та­кое не за­бу­дешь! Ни о чём не жа­лею. Но мой ре­сурс за­кан­чи­ва­ет­ся. Те­перь моя пре­ем­ни­ца – ди­рек­тор об­ласт­но­го цен­тра дет­ско­го туризма Свет­ла­на Ер­ты­шо­ва. Ка­кой-то даль­ней­шей стра­те­гии раз­ви­тия рай­о­на и про­ек­та нет. На од­ном эн­ту­зи­аз­ме уже да­ле­ко не уедешь. Нуж­ны вло­же­ния средств. Но я ни о чём не жа­лею. И пусть не все­гда всё по­лу­ча­лось, пусть по­рой не скла­ды­ва­лось так, как хо­те­лось, но я очень счаст­ли­вый че­ло­век! По­то­му что жил и жи­ву всю жизнь в люб­ви к сво­е­му де­лу!

ЧЕ­ЛО­ВЕ­КУ РАЗ В ЖИЗ­НИ ДА­ЁТ­СЯ ШАНС УЦЕПИТЬСЯ ЗА МЕЧТУ.

При­ют ту­ри­сту ну­жен, что­бы пу­те­ше­ство­вать на­лег­ке и с удо­воль­стви­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.