ЗА­ЧЕМ НАС ЗДЕСЬ СО­БРА­ЛИ?

Ис­то­рик – о вы­бо­ре пред­ков и бу­ду­щем куз­бас­ской де­рев­ни

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­на ГОРОДКОВА

стро­и­ли жен­щи­ны и мо­ло­дёжь, тран­шеи под фун­да­мен­ты ко­па­ли вруч­ную, стоя по­рой по ко­ле­но в во­де, сно­ва и сно­ва ры­ли кот­ло­ва­ны, ко­то­рые периодически об­ва­ли­ва­лись... Ра­бо­та­ли и но­ча­ми при све­те фа­ке­лов. Боль­шое со­вет­ское сель­ское хо­зяй­ство тре­бо­ва­ло пе­ре­ра­бот­ки, по­это­му в Тя­жин­ском рай­оне ре­ши­ли пе­ре­ра­ба­ты­вать мо­ло­ко. Обо­ру­до­ва­ние для за­во­да вез­ли из Гер­ма­нии, из Пре­об­ра­жен­ской ро­щи на бы­ках во­зи­ли лес.

– Здесь ве­ка­ми бы­ла непро­хо­ди­мая тай­га. За­чем лю­ди се­ли­лись имен­но здесь, а не по­бли­же к круп­ным го­ро­дам – к Но­во­си­бир­ску или Том­ску?

– По ме­ре за­се­ле­ния Сибири оста­ва­лось всё мень­ше хо­ро­ших зе­мель, а на уже осво­ен­ных ме­стах си­би­ря­ки-ста­ро­жи­лы встре­ча­ли но­вых по­тен­ци­аль­ных со­се­дей за­ча­стую непри­яз­нен­но. При­хо­ди­лось но­вич­кам пядь за пя­дью от­во­ё­вы­вать зем­лю у ле­са. Свою роль сыг­рал и Мос­ков­ско-Си­бир­ский тракт, про­хо­див­ший как раз че­рез се­ло Ста­рый Тя­жин, – вдоль трак­та бы­ла со­сре­до­то­че­на вся жизнь. Един­ствен­ную трас­су, свя­зы­ва­ю­щую си­бир­ские тер­ри­то­рии, нуж­но бы­ло об­слу­жи­вать. Мест­ные жи­те­ли неохот­но за­ни­ма­лись сель­ским хо­зяй­ством. Пред­по­чи­та­ли уй­ти в из­воз, при­ни­мать на по­стой обоз­ни­ков и тор­го­вать фу­ра­жом и ям­щиц­кой оснаст­кой, а при­шед­шие но­вые лю­ди бра­лись за лю­бой тяж­кий труд. В первую оче­редь то­гда ста­ли раз­ви­вать­ся сё­ла Тя­жин­ское (сей­час Ста­рый Тя­жин) и Итат.

Сам по­сё­лок Тя­жин ста­ли осва­и­вать при стро­и­тель­стве же­лез­ной до­ро­ги в 1890-х го­дах. Ра­бо­чие жи­ли в зем­лян­ках, ко­то­рые по­том про­зва­ли «ко­пай-го­ро­дом» (он рас­по­ла­гал­ся на ны­неш­них ули­цах Бе­ре­го­вая, Ча­па­е­ва и За­вод­ская), – из­бы ста­вить бы­ло не на что и неко­гда. Пер­вы­ми ка­пи­таль­ны­ми зда­ни­я­ми в Тя­жине ста­ли же­лез­но­до­рож­ная стан­ция и во­до­на­пор­ная баш­ня. За­тем ста­ли стро­ить жи­льё, хра­мы, шко­лы при них и дру­гие со­ци­аль­ные объ­ек­ты. То­гда не бы­ло пен­си­он­ной си­сте­мы, но су­ще­ство­ва­ли так на­зы­ва­е­мые «мир­ские за­па­сы» – об­ще­ствен­ный фонд, ко­то­рый вклю­чал в се­бя часть до­хо­дов всех лю­дей, про­дук­ты пи­та­ния. На них со­дер­жа­ли оди­но­ких ста­ри­ков и немощ­ных.

– Че­го хо­те­ли тя­жин­цы в на­ча­ле про­шло­го века и о чём меч­та­ли? Уж на­вер­ня­ка они не хо­те­ли уме­реть от столб­ня­ка, без ме­ди­цин­ской по­мо­щи, ко­то­рая бы­ла в Том­ске, на­при­мер...

– Лю­ди жи­ли обыч­ны­ми об­ще­че­ло­ве­че­ски­ми цен­но­стя­ми – ра­бо­тать, обес­пе­чи­вать сво­ей се­мье про­пи­та­ние. Зем­ля для кре­стьян бы­ла выс­шей цен­но­стью, и лю­ди ею об­ла­да­ли. Ко­неч­но, боль­ни­цы по­сле ре­во­лю­ции на­хо­ди­лись толь­ко в круп­ных се­ле­ни­ях, но ведь дру­го­го не бы­ло, лю­ди бы­ли к это­му го­то­вы. Крестьяне за­ни­ма­лись са­мо­ле­че­ни­ем. Ко­гда не справ­ля­лись са­ми, об­ра­ща­лись к мест­ным зна­ха­рям, ко­сто­пра­вам, по­ви­ту­хам. Прав­да, ле­чи­ли по­след­ние спе­ци­фич­но: на­го­во­ра­ми, тра­вя­ны­ми на­стой­ка­ми, тас­ка­ли де­тей над ку­ри­ным на­сестом. Не­уди­ви­тель­но, что периодически в рай­оне слу­ча­лись эпи­де­мии оспы, хо­ле­ры, ти­фа и ту­бер­ку­лё­за.

– Как вы ду­ма­е­те, ко­гда лю­ди бы­ли бо­лее счаст­ли­вы? То­гда, ко­гда во­все не бы­ло всех удобств ци­ви­ли­за­ции, или сей­час, ко­гда всё это есть, но кри­те­рии сча­стья со­всем дру­гие?

– Ду­маю, в то вре­мя, ко­гда не бы­ло за­си­лья ненуж­ной для жиз­ни ин­фор­ма­ции. Лю­ди жи­ли кон­крет­ным де­лом, тяж­ким тру­дом, на ко­то­рый ухо­ди­ли все си­лы. Неко­гда бы­ло раз­мыш­лять. К при­ме­ру, кре­стья­нин Иг­нат Бро­вар из Пре­об­ра­жен­ки со сво­и­ми че­тырь­мя сы­но­вья­ми сла­вил­ся сво­им кир­пи­чом очень вы­со­ко­го ка­че­ства: кир­пич вы­хо­дил без тре­щин, дол­го­веч­ный и проч­ный. Он по­ныне со­хра­нил­ся в ста­рых рус­ских пе­чах. Стро­и­тель Петр Но­ви­ков стро­ил до­ма и церк­ви. А кре­стья­нин Мирошниченко од­на­жды за­ду­мал­ся по­вто­рить ве­ло­си­пед и су­мел это сде­лать! Со­брал его из под­руч­ных ма­те­ри­а­лов на ко­ле­сах от са­мо­прял­ки. Ко­гда «кон­струк­тор» про­ехал по де­ревне, ре­бя­тиш­ки виз­жа­ли от вос­тор­га, а од­но­сель­чане са­мо­дел­ки опа­са­лись. Ду­маю, сча­стье и за­клю­ча­ет­ся в яс­но­сти це­ли и удо­вле­тво­ре­нии от ре­зуль­та­та сво­их тру­дов.

– Очень мно­гие де­рев­ни не толь­ко в Тя­жин­ском рай­оне, но и в дру­гих, мель­ча­ют и во­все ис­че­за­ют с карт. Де­рев­ня Аб­ра­мов­ка, Успен­ка, Бе­ля­ков­ка, Ва­си­льев­ка – все эти на­зва­ния оста­лись в про­шлом, в неко­гда бо­га­тых де­рев­нях уже ни­ко­го нет. Пред­при­я­тия за­кры­лись, лю­ди разъ­е­ха­лись. Ка­ким вы ви­ди­те бу­ду­щее де­рев­ни и неболь­ших по­сёл­ков?

– Успеш­ное бу­ду­щее у се­ла мо­жет быть толь­ко аг­рар­ное, за­креп­лён­ное пе­ре­ра­бот­кой, ка­ким и бы­ло из­на­чаль­но. Ко­неч­но, есть лю­ди, ко­то­рые не ви­дят ни­ка­ких плю­сов, жи­вя в рай­оне, но они есть: у нас чи­стей­шая эко­ло­гия, во­да и воз­дух. Воз­врат к ис­кон­но­му, мне ка­жет­ся, и даст при­рост. Ко­гда-то крестьяне не ду­ма­ли, вы­ру­бать лес или нет, что­бы рас­чи­стить паш­ню. Не ро­бея пе­ред гран­ди­оз­но­стью за­да­чи, они бра­лись за де­ло и вы­ру­ба­ли, ощу­щая се­бя хо­зя­е­ва­ми зем­ли. Од­на­ко со­вет­ский пе­ри­од во мно­гом ис­тре­бил в лю­дях это чув­ство – из хо­зя­ев зем­ли в круп­ных сов­хо­зах и кол­хо­зах они пре­вра­ти­лись в на­ём­ных ра­бо­чих.

Непросто бы­ло кре­стья­нам от­ка­зать­ся от ве­ко­веч­ных усто­ев еди­но­лич­но­го хо­зяй­ство­ва­ния. В ду­ше они ещё дол­го оста­ва­лись пред­ста­ви­те­ля­ми осо­бой де­ре­вен­ской ци­ви­ли­за­ции со сво­и­ми тра­ди­ци­я­ми, куль­ту­рой, жиз­нен­ным укла­дом и осо­бым ви­де­ни­ем ми­ра. Тру­же­ни­ки зна­ли, что лес и ре­ка все­гда да­дут лю­дям дичь и ры­бу, род­ни­ки бу­дут по­ить их во­дой, а ра­бо­тя­щие ру­ки обес­пе­чат хле­бом. А бу­дет хлеб – бу­дет и пес­ня.

Мне ка­жет­ся, что сей­час к зем­ле лю­ди воз­вра­ща­ют­ся. В рай­оне всё боль­ше лю­дей хо­чет за­ни­мать­ся сво­им соб­ствен­ным де­лом и ви­дит в этом смысл. Есть хо­ро­шие при­ме­ры. Быв­ший ме­ха­ни­за­тор и ис­кон­ный кре­стья­нин Ми­ха­ил Куд­рин­ский 14 лет на­зад бук­валь­но с то­по­ром при­шёл на пу­стое ме­сто в Пре­об­ра­жен­ке, обу­стро­ил его и со­здал соб­ствен­ное кре­стьян­ско-фер­мер­ское хо­зяй­ство. Не имея ни­че­го, кро­ме рук, он стал пе­ре­би­рать ста­рую тех­ни­ку и в ито­ге вы­рос в ры­бо­во­да, ов­це­во­да, хле­бо­ро­ба, пе­ре­ра­бот­чи­ка дре­ве­си­ны с соб­ствен­ной пи­ло­ра­мой и ле­со­во­да! Он уве­рен, что зем­лю на­до ми­ло­вать, и то­гда она от­ве­тит щед­рым уро­жа­ем. Сей­час пы­та­ет­ся ор­га­ни­зо­вать в се­ле му­зей. Та­кие лю­ди и есть точ­ки ро­ста, ко­то­рые ор­га­ни­зу­ют во­круг се­бя жизнь.

УЖЕ В XVII­XIX ВЕ­КАХ КРЕСТЬЯНЕ­ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ЗАСЕЛЯЛИ ТЕР­РИ­ТО­РИЮ СО­ВРЕ­МЕН­НО­ГО ТЯЖИНСКОГО РАЙ­О­НА. ХЛЕБ ИХ ПЕРИОДИЧЕСКИ ТОПИЛО, ЗАМОРАЖИВАЛО ИЛИ ВЫСУШИВАЛО, НО ЛЮ­ДИ НИ­КУ­ДА ИЗ СИБИРИ НЕ УХО­ДИ­ЛИ. ПО­ЧЕ­МУ КО­ГДА­ТО НА­ШИ ПРЕДКИ УХО­ДИ­ЛИ ЖИТЬ В БЕЗЛЮДНУЮ ГЛУШЬ, А ТЕ­ПЕРЬ ИХ ПО­ТОМ­КИ РВУТ­СЯ В СТО­ЛИ­ЦЫ? ОБ ЭТОМ МЫ СПРО­СИ­ЛИ У ИСТОРИКА ОЛЕ­ГА КОСТЮНИНА. КО­ГДАТО УСТРО­ИТЬ­СЯ В СИБИРИ БЫ­ЛО НЕПРОСТО.

Лю­ди бы­ли счаст­ли­вы, ко­гда бы­ли за­ня­ты кон­крет­ным де­лом?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.