ЖЕРТВЫ КЛИШЕ

Как ужи­ва­ют­ся раз­ные на­ро­ды в на­шей об­ла­сти?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - На­та­лья ИСА­Е­ВА

Ос­но­вой друж­бы на­ро­дов и мир­но­го со­су­ще­ство­ва­ния ча­ще все­го ста­но­вит­ся куль­ту­ра. кон­флик­тов. Наш муф­тий и вла­ды­ка Ари­старх, на­при­мер, хо­ро­шие дру­зья. Так­же мы все пре­крас­но ла­дим с ар­мя­на­ми, уз­бе­ка­ми, та­джи­ка­ми, нем­ца­ми и др. Ве­сё­лые встре­чи про­хо­дят с еврей­ской об­щи­ной. Её пред­се­да­тель все­гда рас­ска­зы­ва­ет одес­ские анек­до­ты, об­ста­нов­ка та­кая до­маш­няя. С 1991 г. ра­бо­та­ет наш та­тар­ский куль­тур­ный центр «Дуслык» (в пе­ре­во­де – «друж­ба»). Мы объ­ез­ди­ли с кон­цер­та­ми са­мые глу­хие угол­ки Куз­бас­са, ку­да не при­ез­жал ни один ар­тист, и вез­де нас встре­ча­ют по-доб­ро­му. Каж­дый год про­во­дим на­ци­о­наль­ный празд­ник Са­бан­туй, ко­то­рый объ­еди­ня­ет не толь­ко та­тар, но и во­об­ще всех куз­бас­сов­цев. Да и как мы мо­жем от­де­лять се­бя от рус­ских, ес­ли мы здесь жи­вём и ра­бо­та­ем ве­ка­ми! У нас мно­го до­стой­ных лю­дей. На­при­мер, Ра­виль Шай­ду­лин, ко­то­рый мно­го лет воз­глав­лял наш ан­самбль, гор­няк с 17-лет­ним под­зем­ным ста­жем, гар­мо­нист Ха­ли­ул­ла Фатху­лин мно­го лет ра­бо­та­ет на грей­де­ре. Есть, кста­ти, в на­шем кол­лек­ти­ве рус­ский гар­мо­нист и немец­кий во­ка­лист, ис­пол­ня­ю­щий та­тар­ские пес­ни. Они про­сто при­шли к нам, по­то­му что у нас тёп­лая и доб­ро­сер­деч­ная об­ста­нов­ка.

– За­чем, на ваш взгляд, нуж­ны на­ци­о­наль­ные объ­еди­не­ния? Ка­кие во­про­сы и про­бле­мы вы пы­та­е­тесь ре­шить все вме­сте?

– Преж­де все­го, это со­хра­не­ние на­ци­о­наль­ных тра­ди­ций и куль­ту­ры. Куль­ту­ра, на мой взгляд, это ду­ша на­ро­да. По су­ти, это свое­об­раз­ная пло­щад­ка добра: пес­ни, на­род­ные тан­цы, тра­ди­ции и обы­чаи, куль­тур­ные празд­ни­ки объ­еди­ня­ют лю­дей раз­ных на­ци­о­наль­но­стей. Этим мы со­хра­ня­ем ста­биль­ность и бла­го­по­лу­чие на­ци­о­наль­но­го ми­ра. По су­ти, мы все ста­ли жерт­ва­ми про­па­ган­дист­ских клише: яко­бы все му­суль­мане – тер­ро­ри­сты, а кав­каз­цы во­ин­ствен­ные и т. д. Нуж­но раз­ру­шать эти сте­рео­ти­пы, что­бы не про­во­ци­ро­вать кон­флик­ты.

И че­рез культуру это сде­лать про­ще все­го. У нас в ре­ги­оне уже де­сять лет про­хо­дит фе­сти­валь на­ци­о­наль­ных куль­тур «Мы жи­вём се­мьёй еди­ной», при го­род­ских и рай­он­ных ДК мно­го на­род­ных объ­еди­не­ний. Каж­дый год мы иг­ра­ем в рус­ский хок­кей «Ку­бок СССР» на пло­ща­ди Со­ве­тов. Свои ко­ман­ды при­во­зят та­джи­ки, ар­мяне, уз­бе­ки, та­та­ры, бе­ло­ру­сы и др. Не об­хо­дят­ся та­кие со­рев­но­ва­ния без юмо­ра, да­же са­мо­иро­нии. А что де­лить на­ро­дам, ес­ли у всех хо­ро­шее на­стро­е­ние? Пом­ню та­кой слу­чай: со­рев­но­ва­лись азер­бай­джан­цы с ка­за­ха­ми. На во­ро­та азер­бай­джан­цы по­ста­ви­ли пар­ня, чем­пи­о­на Рос­сии по бо­е­вым еди­но­бор­ствам. Так вот, ко­гда он за­кри­чал: «Впе­рёд, чёр­ные!», ни­кто не оби­дел­ся на этот бы­то­вой юмор.

Мы так­же не де­лим и на­ци­о­наль­ные празд­ни­ки. Евреи все­гда всех при­гла­ша­ют на свой Пе­сах, шор­цы – на Пай­рам, мы – на Са­бан­туй. На­ци­о­наль­ные объ­еди­не­ния долж­ны по­ка­зать, что лю­ди раз­ных на­ци­о­наль­но­стей – дру­зья. Неваж­но, та­та­рин ты или рус­ский, но ес­ли ты хо­чешь изу­чать ар­мян­скую культуру, при­хо­ди в ар­мян­ский центр, хо­чешь знать та­тар­ский язык – при­хо­ди в на­шу вос­крес­ную шко­лу, хо­чешь изу­чить Ко­ран – при­хо­ди в ме­четь, и ни­кто те­бя не бу­дет вер­бо­вать. В этом и есть со­хра­не­ние меж­на­ци­о­наль­ной друж­бы и ми­ра.

– В Куз­бас­се се­го­дня 49 на­ци­о­наль­ных объ­еди­не­ний. У каж­до­го – свой ли­дер. Как вы на­хо­ди­те друг с дру­гом об­щий язык? Как ре­ша­е­те, кто глав­ный?

– За власть мы не бо­рем­ся. Пред­се­да­те­лям на­ци­о­наль­ных объ­еди­не­ний во­об­ще грех что-то де­лить. Это лю­ди с боль­шим ин­тел­лек­том, ко­то­рые от­да­ют се­бе от­чёт, что несут от­вет­ствен­ность за всю об­щи­ну, по­это­му каж­дый из нас го­тов к раз­го­во­ру и ком­про­мис­су.

Недав­но мы со­би­ра­лись в шта­бе «Еди­ной Рос­сии» и об­суж­да­ли про­ве­де­ние празд­ни­ка ко Дню на­род­но­го един­ства. Мы все еди­но­глас­но под­дер­жа­ли идею про­ве­сти его 4 но­яб­ря в пар­ке Друж­бы на­ро­дов на «Ра­ду­ге». Та­джи­ки и уз­бе­ки при­го­то­вят плов на 800 че­ло­век, та­та­ры – чак-чак и бэлеш, нем­цы и пред­ста­ви­те­ли дру­гих ор­га­ни­за­ций – каж­дый что-то своё. Всё бу­дет бес­плат­но. Кста­ти, на­ро­ды на­столь­ко пе­ре­пле­те­ны меж­ду со­бой, что и тра­ди­ции-то то­же схо­жи. Взять кух­ню. Тот же плов го­то­вят и уз­бе­ки, и та­джи­ки, и все го­во­рят, что это их на­ци­о­наль­ное блю­до, как, впро­чем, и все тюр­ко­языч­ные на­ро­ды. Пель­ме­ни счи­та­ют ис­кон­но рус­ски­ми, а их во­об­ще, го­во­рят, ки­тай­цы при­ду­ма­ли. Мы все по­хо­жи и все хо­тим ми­ра. Во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны ни­кто же не ду­мал о сво­ей на­ци­о­наль­но­сти. Все шли на за­щи­ту Ро­ди­ны: и рус­ские, и та­та­ры, и шор­цы, и укра­ин­цы и т. д.

Все на­ши ли­де­ры диас­пор се­го­дня плот­но ра­бо­та­ют с цен­тром по борь­бе с экс­тре­миз­мом и с по­ли­ци­ей. Что­бы ни у од­но­го на­ше­го со­оте­че­ствен­ни­ка не воз­ник­ло мыс­ли, на­при­мер, уехать во­е­вать за бо­е­ви­ков в Си­рии. Мы по­сто­ян­но встречаемся и со сту­ден­та­ми в уни­вер­си­те­тах.

– В этом го­ду осу­ди­ли жи­те­ля Осин­ни­ков. Муж­чи­на пуб­ли­ко­вал ви­део на­си­лия рус­ских в от­но­ше­нии «нерус­ских», что­бы оправ­дать тер­рор. Как ча­сто в Куз­бас­се про­ис­хо­дят меж­на­ци­о­наль­ные столк­но­ве­ния?

– По мо­им на­блю­де­ни­ям, та­кое по­ве­де­ние неха­рак­тер­но для Куз­бас­са, осо­бен­но в по­след­ние го­ды. В на­ча­ле 2000-х всю стра­ну бу­до­ра­жи­ли скин­хе­ды на­ци­о­на­ли­ста Дё­муш­ки­на, и у нас по го­ро­ду хо­ди­ли на­ци­сты, бри­тые, в ко­рот­ких курт­ках и кир­зо­вых бо­тин­ках. Сей­час ни­ко­го нет. Это ре­зуль­тат сов­мест­ной ра­бо­ты. С рез­ки­ми, экс­тре­мист­ски­ми взгля­да­ми мож­но столк­нуть­ся

– Любовь к Рос­сии и рос­сий­ская иден­тич­ность бу­дут да­же силь­нее и бо­га­че, ес­ли бу­дут стро­ить­ся не толь­ко на ува­же­нии го­су­дар­ствен­ных сим­во­лов и рус­ской ре­чи, но и на соб­ствен­ной куль­тур­ной от­ли­чи­тель­но­сти. В част­но­сти, зна­чи­тель­ная часть та­тар и баш­кир пе­ре­шли на рус­ский язык, не утра­тив при этом ощу­ще­ния сво­ей куль­тур­ной са­мо­быт­но­сти. Ко­гда че­ло­век чув­ству­ет, что ему не да­ют со­хра­нять на­ци­о­наль­ную культуру, в его ду­ше, есте­ствен­но, на­чи­на­ет скап­ли­вать­ся про­тест. В этой мут­ной во­де обя­за­тель­но най­дёт­ся экс­тре­мист. По­это­му не нуж­но огра­ни­чи­вать на­ци­о­наль­ную культуру. Вме­сте с тем есть за­кон, пе­ред ко­то­рым все еди­ны. Мы все долж­ны жить в со­от­вет­ствии с рос­сий­ской Кон­сти­ту­ци­ей. Неваж­но, из ка­ко­го ме­ста ты при­е­хал, ты всё рав­но дол­жен ис­пол­нять за­кон и жить по рос­сий­ским тра­ди­ци­ям. Хо­чешь жить в Рос­сии – ста­но­вись рос­си­я­ни­ном, не нра­вит­ся – жи­ви в дру­гом ме­сте. Не на­до в чу­жой стране устра­и­вать свою ми­ни-на­ци­о­наль­ную рес­пуб­ли­ку. Мы ви­дим при­мер Фран­ции, ко­то­рая ста­ла при­ни­мать ал­жир­цев и со­зда­ла араб­ские гет­то в при­го­ро­де Па­ри­жа. Те­перь вы­шло, что пе­ре­се­лен­цы ни язы­ка, ни обы­ча­ев Фран­ции не зна­ют и с за­ко­на­ми го­су­дар­ства не счи­та­ют­ся. Так нель­зя. По­нят­но, что мест­ное на­се­ле­ние это бу­дет раз­дра­жать. И вот от­сю­да и рож­да­ет­ся экс­тре­мизм.

По­это­му и нуж­но, что­бы де­ти всех на­ци­о­наль­но­стей учи­лись в об­щих клас­сах и груп­пах в уни­вер­си­те­тах, на об­щих основаниях, без до­пол­ни­тель­ных при­ви­ле­гий. То­гда все бу­дут нор­маль­но жить, как мы в Со­вет­ском Со­ю­зе. То­гда не бу­дет бо­яз­ни, что жен­щи­на в пла­точ­ке обя­за­тель­но ша­хид­ка. На са­мом де­ле мы все та­кие же обыч­ные лю­ди, ко­то­рые так же лю­бят сво­их де­тей, тру­дят­ся и хо­тят ми­ра. Эт­ни­че­ская и ре­ли­ги­оз­ная жизнь – это пра­во че­ло­ве­ка оста­вать­ся са­мим со­бой, но это ни­как не осво­бож­да­ет его от необ­хо­ди­мо­сти под­чи­нять­ся об­щим за­ко­нам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.