СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ВО ДВО­РЕ

Жи­ли же лю­ди без во­ды, ка­на­ли­за­ции и до­рог

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ - Ин­на МЕНЯЙЛОВА

НА­ЗВА­НИЕ УЛИ­ЦЫ АВА­РИЙ­НОЙ В КУЙБЫШЕВСКОМ РАЙ­ОНЕ НО­ВО­КУЗ­НЕЦ­КА, КАК ПРОКЛЯТЬЕ. ВОДУ ИМ ПРИВОЗЯТ ДВА РА­ЗА В НЕДЕ­ЛЮ, ТУАЛЕТ НА УЛИ­ЦЕ, НЕЧИСТОТЫ ВЫЛИВАЮТ ТУТ ЖЕ, РЯ­ДОМ С ДО­МОМ, МОЮТСЯ ГДЕ ПРИ­ДЁТ­СЯ. ПОД ДО­МА­МИ НЕТ ФУНДАМЕНТОВ. ГНИЮТ СТЕНЫ, ГНИЮТ ЛЮ­ДИ. СРА­ЗУ И НЕ ПОЙМЁШЬ, В КА­КОМ ТЫ ОКА­ЗАЛ­СЯ ВЕ­КЕ.

са­ми кое-как пы­та­ют­ся под­дер­жи­вать их в нор­маль­ном со­сто­я­нии.

В до­мах по-преж­не­му то­пят дро­ва­ми и уг­лём, как в де­ревне. В каж­дой квар­ти­ре – боль­шая дро­вя­ная печь. «За зи­му у ме­ня ухо­дит 6-8 тонн уг­ля, – рас­ска­зы­ва­ет жи­тель­ни­ца то­го же до­ма Еле­на ДЕГТЯРЕНКО. – При­хо­дит­ся по­ку­пать и дро­ва, и уголь. А это не­сколь­ко ты­сяч руб­лей!»

С го­да­ми дом гни­ёт и быст­ро про­се­да­ет. «У нас под до­мом нет фун­да­мен­та, – раз­во­дит ру­ка­ми Еле­на и по­ка­зы­ва­ет на дыр­ку в по­лу и зем­лю. – По­это­му дом по­сто­ян­но сы­рой, в под­по­ле сто­ит во­да. Гни­ёт в квар­ти­ре всё, на­чи­ная от шка­фов и за­кан­чи­вая людь­ми. Мой муж очень тя­же­ло бо­ле­ет, у него плохо за­жи­ва­ют ра­ны на но­гах – он у ме­ня ин­ва­лид». Ко­неч­но, жители не си­дят сло­жа ру­ки: по­сто­ян­но мо­ют и бе­лят стены, по­тол­ки, но та­кую сред­не­ве­ко­вую сы­рость по­бе­дить невоз­мож­но. дру­го­го рай­о­на, – про­дол­жа­ет На­та­лья. – У нас шесть бу­ты­лок по 20 лит­ров».

Неко­то­рые жители ис­поль­зу­ют де­дов­ские тех­но­ло­гии. «Мой муж при­ду­мал це­лый ме­ха­низм, – по­ка­зы­ва­ет нам своё со­ору­же­ние Еле­на. – Воду ка­ча­ем на­со­сом из сква­жи­ны под до­мом в огром­ный же­лез­ный бак, а от­ту­да уже она идёт в кран на кух­ню и в туалет». Од­на­ко во­да эта гряз­ная и очень ржа­вая. Ею да­же круж­ки мыть страш­но. «Мы её от­ста­и­ва­ем, филь­тру­ем, но всё рав­но опа­са­ем­ся пить», – про­дол­жа­ет Еле­на. Сде­ла­ли жители и экс­пер­ти­зу во­ды – для пи­тья она ока­за­лась непри­год­ной. А зи­мой во­об­ще всё пе­ре­мер­за­ет. «И то­гда мы то­пим снег, – го­во­рит На­та­лья. – А что де­лать? У ме­ня муж уез­жа­ет в дру­гой город на за­ра­бот­ки. Я оста­юсь од­на с детьми, и у ме­ня нет воз­мож­но­сти при­во­зить от­ку­да-то мно­го во­ды. Го­во­рю старшим: «Не пейте мно­го во­ды! Младшему ре­бён­ку оставь­те!»

Кто мог, разъ­е­ха­лись. Остались тут жить мно­го­дет­ные се­мьи, пен­си­о­не­ры, ин­ва­ли­ды. «Нам уехать неку­да, – го­во­рит На­та­лья, мно­го­дет­ная ма­ма. – У нас это един­ствен­ное жи­льё, я на­хо­жусь в де­крет­ном от­пус­ке. Да и кто пу­стит нас к се­бе жить? А арен­до­вать в дру­гом ме­сте мы просто ма­те­ри­аль­но не смо­жем». Жи­вут в до­ме две пен­си­о­нер­ки, у которых дети обитают в та­ких же со­сед­них до­мах.

В 2017 го­ду по ини­ци­а­ти­ве са­мих жи­те­лей при­е­ха­ла спе­ци­аль­ная ко­мис­сия и при­зна­ла дом ава­рий­ным и непри­год­ным для про­жи­ва­ния. Со­глас­но за­ко­ну, сей­час толь­ко идёт рас­се­ле­ние до­мов, при­знан­ных ава­рий­ны­ми до 2012 го­да. Так что жи­те­лям Ава­рий­ной при­дёт­ся ещё по­до­ждать.

«ГО­ВО­РЮ СТАРШИМ: «НЕ ПЕЙТЕ МНО­ГО ВО­ДЫ, МЛАДШЕМУ ОСТАВЬ­ТЕ».

У каж­дой квартиры до сих пор есть са­рай для дров и уг­ля, слов­но сто­ле­тия про­хо­дят ми­мо ули­цы Ава­рий­ной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.