ЗА ЗОЛОТЫМ ТЕЛЬЦОМ ПО ТРУПАМ

По­эт – о доб­ро­те, зло­бе и вза­и­мо­вы­руч­ке

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - На­та­лья ИСАЕВА

очень бо­га­тым – это зна­чит вы­де­лять­ся сре­ди дру­гих. Мы жи­ли по за­по­ве­дям Хри­сто­вым, прав­да, чест­но счи­тая их ком­му­ни­сти­че­ски­ми.

Мно­гое зависит от нрав­ствен­ных уста­но­вок са­мо­го че­ло­ве­ка. А они идут из се­мьи. Че­ло­ве­ка труд­но за­ста­вить ис­прав­лять­ся. На­вер­ное, толь­ко в ар­мии он де­ла­ет так, как ему го­во­рят. В об­ще­стве же он не подчиняется, а по­вто­ря­ет по­ве­де­ние ро­ди­те­лей. В мо­ей се­мье все­гда го­во­ри­ли веж­ли­во, не ру­га­лись ма­том. Хо­тя мы жи­ли в Соц­го­ро­де (сей­час это ул. Ру­ка­виш­ни­ко­ва), где та­кая речь про­цве­та­ла креп­ко. Для ме­ня же это до сих пор остаётся невоз­мож­ным. Та­кое немое ро­ди­тель­ское по­уче­ние мно­го зна­чит в вос­пи­та­нии.

Се­год­ня мы за­бы­ли о том, что нужно про­во­дить больше вре­ме­ни с детьми. У нас рань­ше не бы­ло те­ле­ви­де­ния, толь­ко по ра­дио ино­гда мог­ли по­слу­шать что-то ин­те­рес­ное. Но бы­ла кни­га. Ма­ма чи­та­ла нам с сест­рой и днём, и пе­ред сном. Это объ­еди­ня­ло всю се­мью. Сей­час се­мей­ное чте­ние по­чти утра­че­но, да­же чте­ние на ночь. Се­год­ня лю­ди вы­мо­та­ны на­столь­ко, что сил на это не хва­та­ет. От­сю­да и раз­дра­же­ние по от­но­ше­нию к сво­им де­тям, да­же злость. Но ведь, с дру­гой сто­ро­ны, и наши ма­мы уста­ва­ли. Ду­маю, просто то­гда лю­ди бы­ли силь­нее, ведь это за­ка­лён­ное труд­но­стя­ми по­ко­ле­ние, ко­то­рое пе­ре­жи­ло вой­ну.

Нас раз­вра­тил зо­ло­той те­лец. В но­во­стях толь­ко и вид­но, что се­бе поз­во­ля­ют лю­ди, у которых есть день­ги: все эти «зо­ло­тые» маль­чи­ки и де­воч­ки, ко­то­рые ле­та­ют на бе­ше­ной ско­ро­сти по го­род­ским ули­цам и т. д. Раз­ве мог­ли мы по­ду­мать, что бу­дет столь­ко мил­ли­о­не­ров? Или что чи­нов­ни­ки ста­нут та­ки­ми бо­га­ты­ми? На об­щую без­ду­хов­ность влияет и по­сто­ян­ное ко­вер­ка­ние на­шей ис­то­рии. В ложь ведь ве­рит мо­ло­дое по­ко­ле­ние! Но уве­рен: русский ха­рак­тер смо­жет это пре­одо­леть.

– Каж­дый день лю­дей что­то воз­му­ща­ет. И Ин­тер­нет с лих­вой предо­став­ля­ет воз­мож­ность раз­ра­зить­ся гнев­ным пись­мом в ад­рес вла­стей, что оста­нов­ки не за­щи­ща­ют от вет­ра и до­ждя, что по ули­цам те­чёт грязь, что в ре­сто­ране да­ли недо­жа­рен­ный ку­сок ку­ри­цы... Как, по ва­ше­му мне­нию, не злить­ся по пу­стя­кам? И как опре­де­лить, пу­стяк ли это?

– Не­га­ти­ва во­круг ста­ло больше, чем по­зи­ти­ва. И пре­под­но­сит­ся он те­перь, ка­жет­ся, да­же со скры­тым вос­тор­гом. А это плохо влияет на че­ло­ве­ка. В со­вет­ское вре­мя силь­но за­мал­чи­ва­ли тра­ге­дии. Воз­мож­но, это бы­ло неправильно. Но за­то как мно­го бы­ло добрых новостей. С ка­ким вос­тор­гом мы вос­при­ня­ли пер­вый по­лёт в кос­мос! Пом­ню, в ки­но­те­ат­ре пе­ред филь­мом все­гда по­ка­зы­ва­ли имен­но та­кие по­ло­жи­тель­ные но­во­сти. И от

НЕДАВ­НО В КЕМЕРОВЕ СУД ПРИ­ГО­ВО­РИЛ К ТРЁМ ГО­ДАМ УСЛОВ­НО МА­МУ, КО­ТО­РАЯ ПАЛКОЙ БИЛА СВО­Е­ГО СЕМИЛЕТНЕГО СЫНА. ЖЕН­ЩИ­НУ РАЗДРАЖАЛО, ЧТО МАЛЬ­ЧИК НЕ ЛЮБИЛ ДЕ­ЛАТЬ УРО­КИ, БЕЗ СПРО­СА БРАЛ ИГ­РУШ­КИ СЕСТРЫ ИЛИ ПРОСТО НЕПРАВИЛЬНО СЕ­БЯ ВЁЛ. О ТОМ, ОТ­КУ­ДА ВЗЯЛАСЬ В НАС ТА­КАЯ ЗЛОБА, РАЗМЫШЛЯЕТ ПО­ЭТ СЕР­ГЕЙ ДОНБАЙ.

это­го жить хо­те­лось! Не бы­ло без­на­дё­ги в наши бед­ные вре­ме­на. Се­го­дняш­ние же но­во­сти удру­ча­ют. А от­сю­да, я уве­рен, и раз­дра­же­ние лю­дей. Са­мо общество долж­но это ис­пра­вить, сво­и­ми вку­са­ми и пред­по­чте­ни­я­ми со­здать ба­ланс меж­ду нега­ти­вом и по­зи­ти­вом.

Как не злить­ся? В пра­во­сла­вии есть та­кое по­ня­тие, как сми­ре­ние. Просто опре­де­лён­ные ве­щи нужно при­ни­мать та­ки­ми, ка­кие они есть. Ча­ще огля­ды­вать­ся на свои по­ступ­ки и мыс­ли, чест­но оценивать се­бя. Как-то пи­са­тель Ва­лен­тин Рас­пу­тин ска­зал, что мы живём в ок­ку­пи­ро­ван­ной стране. Это про 90-е го­ды, ко­гда к нам хлы­ну­ли из Ев­ро­пы, Аме­ри­ки и т. д. ис­кус­ство, му­зы­ка, ли­те­ра­ту­ра. В ито­ге род­ная куль­ту­ра ста­ла прак­ти­че­ски чу­жой. Вот с этим нужно бо­роть­ся, воз­вра­щать­ся к кор­ням. По­нят­но, что мы не мо­жем сми­рить­ся, на­при­мер, ес­ли ви­дим грязь на тро­туа­ре. Но же­ла­ние ко­го­то об­ру­гать, прий­ти до­мой и на­пи­сать что-ни­будь гнев­ное в Ин­тер­не­те – неправильно, ведь мы са­ми вы­стро­и­ли та­кое общество. Зна­чит, са­ми долж­ны и ис­прав­лять его, де­лать тот по­ря­док, ко­то­рый нам бы хо­те­лось ви­деть. Нель­зя дать во­лю зло­сти.

– Как со­зда­вать этот по­ря­док и ме­нять общество?

– На­до до­ма ста­рать­ся жить в чи­сто­те, она пе­рей­дёт и на ули­цу. Ес­ли ты ки­нул в ур­ну бу­маж­ку, а она ту­да не по­па­ла, на­кло­нись и под­ни­ми. Гля­дишь, и наши дети так бу­дут по­сту­пать. Мы жи­ли так бед­но, что да­же урн не бы­ло на ули­цах. Но бу­маж­ки не бро­са­ли, по­то­му что они эле­мен­тар­но мог­ли на что-ни­будь при­го­дить­ся. В мо­ём дет­стве во­об­ще бы­ло слож­но пред­ста­вить, что­бы что­то где-то ва­ля­лось. А вот в дет­стве мо­их сы­но­вей мож­но бы­ло уви­деть на ули­цах и кир­пи­чи, и дос­ки. Строй­ки прак­ти­че­ски не ого­ра­жи­ва­ли, сто­ро­жей не бы­ло. Лю­бой мог прий­ти и на­брать кир­пи­чей. Го­су­дар­ство са­мо се­бя раз­вра­ща­ло. Сей­час сно­ва воз­вра­ща­ем­ся к по­ряд­ку. На са­мом де­ле на ули­цах се­год­ня всё-та­ки чи­ще. Наши служ­бы хорошо ра­бо­та­ют. Осо­бен­но озе­ле­ни­те­ли. Просто это нужно бе­речь и по­мо­гать им.

– Се­год­ня мно­гие так­же со­жа­ле­ют о вре­ме­ни, ко­гда лю­ди жи­ли от­кры­то, зна­ли со­се­дей, от­пус­ка­ли детей од­них иг­рать во дво­ре. Как вы счи­та­е­те, что из­ме­ни­лось? Раз­ве по­сле вой­ны опас­но­сти на ули­цах не бы­ло? Мо­жет, мы просто иде­а­ли­зи­ру­ем ста­рое вре­мя?

– Мы не иде­а­ли­зи­ру­ем. С ма­ло­лет­ства нас от­пус­ка­ли иг­рать во двор, а по­том мы от­пус­ка­ли на ули­цу сво­их детей. Ко­неч­но, при­смат­ри­ва­ли, но не бо­я­лись за их жизнь. Сей­час нель­зя ре­бён­ка оста­вить од­но­го, по­то­му что так мно­го со­блаз­нов для пре­ступ­но­го ми­ра. И всё это со­здал зо­ло­той те­лец, ведь уби­ва­ют и по­хи­ща­ют лю­дей с ка­кой-то вы­го­дой. Это не толь­ко по­то­му, что есть пре­ступ­ни­ки, но и по­то­му, что общество ста­ло рав­но­душ­нее. Ка­жет­ся, что ло­ги­ка та­кая: это же не со мной про­ис­хо­дит и лад­но. Вот что страш­но! Мы не мог­ли пред­ста­вить, что кто-то бу­дет, на­при­мер, из­де­вать­ся над дру­гим че­ло­ве­ком на гла­зах у про­хо­жих. Сей­час же мо­гут прой­ти ми­мо. Но это и объ­яс­нить мож­но: каж­дый бо­ит­ся по­пасть в ис­то­рию и остать­ся ви­но­ва­тым. Сер­деч­ное от­но­ше­ние к лю­дям мо­жет быть при­рав­не­но к пре­ступ­ле­нию.

Мне ка­жет­ся, на­ше общество раз­вра­ща­ет так­же и то, что бо­га­тые лю­ди и учре­жде­ния ста­ли ого­ра­жи­вать­ся за­бо­ра­ми. По­нят­но, что в де­ревне огра­да нуж­на, что­бы ско­ти­на ого­ро­ды не топ­та­ла. Но за­чем ого­ра­жи­вать зда­ние по­ли­ции в го­ро­де? Или бан­ка? Я жи­ву в цен­тре, ря­дом мно­го ад­ми­ни­стра­тив­ных зда­ний, и все ого­ро­же­ны. Ес­ли рань­ше хо­дил на­пря­мую, то те­перь де­лаю крю­ки. В на­ше вре­мя бы­ло не страш­но прой­ти по ули­це. В дет­стве мы вы­хо­ди­ли во двор с кус­ком хле­ба с мас­лом и са­ха­ром и бы­ли до­воль­ны. Ко мне под­ска­ки­вал то­ва­рищ, и я с удо­воль­стви­ем де­лил­ся, по­то­му что знал, что и он со мной по­де­лит­ся. Дет­ство на­ше бы­ло бо­сым, и мы не стра­да­ли от это­го. Всё ле­то бе­га­ли без обу­ви, в дождь вы­бе­га­ли и пля­са­ли в тёп­лых лу­жах. Город во­об­ще был больше по­хож на де­рев­ню. В Соц­го­ро­де, где мы жи­ли, под ок­ном ба­ра­ка был ого­род с кар­тош­кой, по­гре­ба, са­раи. Та­кая де­ре­вен­ская жизнь объ­еди­ня­ла лю­дей.

Опас­но ста­ло на ули­цах го­ро­да с при­хо­дом пе­ре­строй­ки. От­сю­да, мо­жет, и по­яви­лись за­бо­ры.

Нам нужно воз­вра­щать­ся к со­чув­ствию и жа­ло­сти. Это на­ше на­сто­я­щее рус­ское чув­ство, ко­то­ро­го не на­до стес­нять­ся. Всё осталь­ное при­шло извне. Вот пен­си­о­нер, ко­то­рый вы­стре­лил в де­воч­ку, – он так охра­нял свой по­кой. Это же страш­но! А ведь нам толь­ко о та­ких спо­со­бах и го­во­рят вез­де! В со­вет­ское вре­мя мы чи­та­ли кни­ги, в которых спра­вед­ли­вость все­гда по­беж­да­ла. Се­год­ня возь­ми кни­гу или вклю­чи фильм, так уви­дишь ге­роя, ко­то­рый прав­ды до­би­ва­ет­ся и идёт по трупам. И ведь на это ни­кто не об­ра­ща­ет вни­ма­ния. Это по­че­му-то счи­та­ет­ся нор­маль­ным, и ге­роя все на­зы­ва­ют бор­цом.

«СЕ­ГОД­НЯ НЕ ХВА­ТА­ЕТ ДОБРЫХ НОВОСТЕЙ И ФИЛЬ­МОВ».

Фо­то Музей­за­по­вед­ник «Крас­ная Гор­ка»

Лю­ди со­вет­ской за­кал­ки ску­ча­ют по вре­ме­ни, ко­гда не нужно бы­ло бе­жать за бо­гат­ства­ми – все бы­ли рав­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.