ЖЕН­ЩИ­НЫ ТЕРПЯТ

Ве­те­ран МВД – о до­маш­нем на­си­лии и хо­ло­стых вы­зо­вах

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - На­та­лья ИСАЕВА

От «бес­по­кой­но­го пас­са­жи­ра» из­ба­вить­ся на неко­то­рое вре­мя хо­тят не толь­ко его жерт­вы, но и по­ли­цей­ские. при­ме­нить ору­жие. Сна­ча­ла вы­стре­лил в воз­дух, по­том при­шлось ра­нить де­бо­ши­ра.

Но есть дру­гие слу­чаи. В лю­бом рай­он­ном от­де­ле участ­ко­вый зна­ет 10-20 се­мей, в ко­то­рых так на­зы­ва­е­мые «ку­хон­ные бок­сё­ры» по­сто­ян­но устра­и­ва­ют де­бо­ши. Де­жур­ный уже узна­ёт их жён по го­ло­су и ад­ре­са пом­нит на­изусть. Во­об­ще вы­зы­ва­ют по­ли­цию ча­ще все­го од­ни и те же, ред­ко при­со­еди­ня­ют­ся «чу­жие». Схема ча­ще все­го та­кая: муж пе­ре­пил (или пе­ре­пи­ли оба су­пру­га), из­бил же­ну. При­ез­жа­ет по­ли­ция, а жен­щи­на за­яв­ля­ет: «Вы его по- пу­гай­те». Но по­ли­цей­ские же не пу­га­ла! Они долж­ны при­ни­мать ме­ры. Мы за­дер­жи­ва­ем де­бо­ши­ра, по­ме­ща­ем в ком­на­ту для вре­мен­но за­дер­жан­ных, про­сим су­пру­гу на­пи­сать за­яв­ле­ние, а она от­ка­зы­ва­ет­ся! По­лу­ча­ет­ся, сра­бо­та­ли вхо­ло­стую. Даль­ше нач­нёт­ся бесконечная ра­бо­та с бу­ма­га­ми, ко­то­рые по­том нуж­но от­пра­вить в про­ку­ра­ту­ру. Ухо­дит уй­ма вре­ме­ни на пу­стую ра­бо­ту. По­это­му, воз­мож­но, уста­лый де­жур­ный в та­ких слу­ча­ях и мо­жет об­ру­бить и ска­зать, что при­едут толь­ко на труп.

– Что мо­жет го­во­рить участ­ко­вый, что­бы от­вя­зать­ся от за­яв­ле­ний о до­маш­нем на­си­лии? И как на это ре­а­ги­ро­вать?

– В мо­ей прак­ти­ке во­об­ще не бы­ло слу­ча­ев, что­бы участ­ко­вый от­го­ва­ри­вал жен­щи­ну пи­сать за­яв­ле­ние. На­обо­рот, по­ли­ции про­ще при­нять за­яв­ле­ние, по­са­дить де­бо­ши­ра и хо­тя бы на вре­мя из­ба­вить­ся от это­го бес­по­кой­но­го «пас­са­жи­ра». Пусть луч­ше он по­си­дит свои 15 су­ток, чем каж­дый день дёр­гать­ся к нему. В слу­чае с до­маш­ним на­си­ли­ем в этом смыс­ла нет, ведь есть кон­крет­ный по­тер­пев­ший и кон­крет­ный обид­чик. По­это­му лю­бой де­жур­ный на­ряд тре­бу­ет за­яв­ле­ние. Ес­ли за­яв­ле­ния нет, то по­ли­ция впра­ве раз­вер­нуть­ся и уехать. А что де­лать? Ос­но­ва­ний для за­дер­жа­ния нет ни­ка­ких. Ви­зу­аль­но опре­де­лить при­ро­ду си­ня­ков по­ли­цей­ский не име­ет пра­ва. Нуж­на экс­пер­ти­за, а её сле­до­ва­тель на­зна­чит, толь­ко ес­ли есть за­яв­ле­ние. Ес­ли во вре­ме­на ме­ди­цин­ских вы­трез­ви­те­лей мож­но бы­ло увез­ти буй­но­го ту­да, то сей­час де­вать его неку­да. Толь­ко на три ча­са в от­де­ле­ние, а по­том он вер­нёт­ся злой до­мой, и нет га­ран­тии, что не до­ба­вит сво­ей жене, по­то­му что чув­ству­ет без­на­ка­зан­ность.

У на­ших участ­ко­вых бы­ла по­го­вор­ка: «Каж­дый сиг­нал дол­жен вы­ле­жать­ся». На се­мей­ный кон­фликт они пред­по­чи­та­ли сра­зу не вы­ез­жать. По­то­му что ес­ли вы­ехать сра­зу, то сго­ря­ча бу­дет за­яв­ле­ние, ко­то­рое по­том ан­ну­ли­ру­ют. А ес­ли вы­ехать че­рез пол­ча­са, то в се­мье уже тишь и гладь.

– В фев­ра­ле был год, как при­ня­ли за­кон о де­кри­ми­на­ли­за­ции по­бо­ев, по­это­му те­перь се­мей­ных де­бо­ши­ров штра­фу­ют. По ва­шим на­блю­де­ни­ям, раз­вя­за­лись ли ру­ки у ти­ра­нов или же они, на­обо­рот, при­сми­ре­ли? Ста­ло ли мень­ше до­маш­не­го на­си­лия?

– Ме­ня за­кон о де­кри­ми­на­ли­за­ции по­бо­ев воз­му­ща­ет. Счи­таю, что это долж­но от­ри­ца­тель­но по­вли­ять на си­ту­а­цию с до­маш­ним на­си­ли­ем. По­то­му что ес­ли рань­ше муж­чи­на хоть че­го-то мог бо­ять­ся, то те­перь опа­сать­ся нече­го. Те­перь вме­сто уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти ад­ми­ни­стра­тив­ная. Он за­пла­тит штраф за из­де­ва­тель­ства над соб­ствен­ной же­ной, в ито­ге се­мья по­стра­да­ет фи­нан­со­во. По­это­му вполне воз­мож­но, что те­перь уве­ли­чи­лась ла­тент­ная часть та­ких пре­ступ­ле­ний. Жен­щи­ны и так-то пи­сать за­яв­ле­ния бо­я­лись и от­ка­зы­ва­лись, а те­перь во­все об­ра­щать­ся в по­ли­цию бу­дут бо­ять­ся. Но обой­ти этот за­кон мож­но. Ни­кто ведь не от­ме­нял ста­тью за ис­тя­за­ния! Ес­ли муж­чи­на си­сте­ма­ти­че­ски из­би­ва­ет свою же­ну, то это уже не ад­ми­ни­стра­тив­ное пра­во­на­ру­ше­ние, а уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние!

– Чем уго­лов­ни­ки мо­ро­чат го­ло­вы жен­щи­нам?

– Сво­их жён и со­жи­тель­ниц из­би­ва­ют не обя­за­тель­но уго­лов­ни­ки, а вполне обыч­ные граж­дане. Здесь не за­ви­сит от то­го, су­ди­мый че­ло­век или нет. «За­чем его в тюрь­му, он же мой муж. Как я без му­жа-то?» или «А де­тей мо­их кто кор­мить бу­дет, ес­ли муж в тюрь­му ся­дет? Вы его про­сто успо­кой­те и всё», – обыч­но так го­во­рят, ко­гда отказываются пи­сать за­яв­ле­ние. Ес­ли из де­ся­ти од­на на­пи­шет, то уже хо­ро­шо!

По мо­им на­блю­де­ни­ям, виновата пьян­ка. Ни ра­зу не выезжал на до­маш­ний кон­фликт к трез­вым лю­дям. Не ис­клю­чаю, что в бла­го­по­луч­ных се­мьях до­маш­нее

– Все­гда нуж­но об­ра­щать­ся в по­ли­цию. И за­яв­ле­ния пи­сать нуж­но. А са­мый луч­ший вы­ход – не жить с до­маш­ним ти­ра­ном, по­то­му что из­де­ва­тель­ства бу­дут про­дол­жать­ся все­гда. Ис­пра­вить се­мей­но­го де­бо­ши­ра не смо­жет ничего, осо­бен­но се­го­дня, по­то­му что го­су­дар­ство со сво­ей де­кри­ми­на­ли­за­ци­ей бро­си­ло на про­из­вол судь­бы жен­щин и де­тей. Хо­тя у нас не та си­ту­а­ция в стране, что­бы по­чи­вать на лав­рах. Ес­ли го­су­дар­ство не хо­чет при­ни­мать ме­ры, то че­го тре­бо­вать от по­ли­ции? Ведь по­ли­ция ори­ен­ти­ру­ет­ся толь­ко на за­ко­но­да­тель­ные ак­ты, че­рез ко­то­рые не пе­ре­прыг­нуть. Ина­че на «пре­вы­ше­ние долж­ност­ных пол­но­мо­чий» бу­дет жа­ло­ба в про­ку­ра­ту­ру от то­го же де­бо­ши­ра.

Во вре­мя мо­ей служ­бы су­ще­ство­ва­ли от­де­лы про­фи­лак­ти­ки. Участ­ко­вые ре­гу­ляр­но по­се­ща­ли се­мьи, в ко­то­рых бы­ло до­маш­нее на­си­лие. Со­би­ра­лись так­же ад­ми­ни­стра­тив­ные ко­мис­сии, то­ва­ри­ще­ские су­ды на ра­бо­те, ко­гда весь кол­лек­тив по­ри­цал «ку­хон­но­го бок­сё­ра». Об­ще­ство бо­ро­лось с этой про­бле­мой. В со­вет­ское вре­мя бы­ла си­сте­ма ле­чеб­но-тру­до­вых про­фи­лак­то­ри­ев. Ко­гда вы­зо­вы си­сте­ма­ти­че­ски по­вто­ря­лись, участ­ко­вый от­прав­лял до­маш­не­го ти­ра­на по­ле­чить­ся от ал­ко­го­лиз­ма. Это­го ре­аль­но бо­я­лись, по­то­му что «про­фи­лак­то­рий» – это та же зо­на. За ре­шёт­кой «па­ци­ен­ты» ле­чи­лись два го­да и за­ни­ма­лись тру­дом на бла­го го­су­дар­ства. Не ска­жу, что на 100% из­ле­чи­ва­лись, но у них по­яв­лял­ся сти­мул с же­ной не драть­ся. Сей­час ещё бе­да в том, что лю­ди ста­ли пить боль­ше. До­ста­точ­но по­смот­реть ста­ти­сти­ку: пья­ные бьют­ся на ма­ши­нах, бы­то­вые убий­ства про­ис­хо­дят на поч­ве пьян­ства. Спирт­ное ста­ло до­ступ­ным, пив­ные ларь­ки на каж­дом ша­гу… Мы про­хо­ди­ли че­рез су­хой за­кон, по­это­му зна­ем, что за­пре­та­ми тут не по­мочь. Нуж­но са­мо об­ще­ство де­лать куль­тур­нее.

«НИ РА­ЗУ НЕ ВЫЕЗЖАЛ НА СЕ­МЕЙ­НЫЙ СКАН­ДАЛ К ТРЕЗ­ВЫМ ЛЮ­ДЯМ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.