ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИЙ ХАЙП

Ре­кон­струк­тор – о мо­де, экс­пе­ри­мен­тах и ин­тер­ак­ти­вах

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - Бе­се­до­ва­ла Ев­ге­ния ОБЫМАХО

вре­ме­ни и то­го го­су­дар­ства, ко­то­рое гос­под­ство­ва­ло на тер­ри­то­рии, в част­но­сти, это до­пет­ров­ское Мос­ков­ское цар­ство.

– К 400-ле­тию Но­во­куз­нец­ка на на­бе­реж­ной был уста­нов­лен па­мят­ник ка­за­кам-пер­во­про­ход­цам. Скуль­птор Вла­ди­мир Гу­сев при­знал­ся, что его пер­во­про­ход­цы не кон­крет­ные ис­то­ри­че­ские пер­со­на­жи, а некие со­би­ра­тель­ные фи­гу­ры. Т. е. та­кие ко­ло­рит­ные об­ра­зы и у него, и у вас по­лу­чи­лись по прин­ци­пу «с ми­ру по ис­то­ри­че­ской нит­ке»?

– Ска­жи­те: а кто зна­ет, как вы­гля­дел, на­при­мер, Ми­хай­ло Вол­ков? Нет ни од­ной гра­вю­ры с его изоб­ра­же­ни­ем. То же са­мое по по­во­ду Деж­нё­ва и Ха­ба­ро­ва. Да­же те фор­су­ны, на ко­то­рых есть Ер­мак Ти­мо­фе­е­вич или

Сте­пан Ра­зин, ри­со­ва­лись че­рез 100150 лет по­сле смер­ти этих пер­со­на­жей, по­это­му яв­ля­ют­ся боль­ше фан­та­зи­ей, чем ре­аль­но­стью. То же са­мое и с кня­зья­ми. Мы зна­ем лишь при­мер­ное опи­са­ние кня­зя Свя­то­сла­ва: низ­ко­рос­лый, пле­чи­стый, с уса­ми, ка­зак, а ка­кие-то осо­бые чер­ты ли­ца нам неиз­вест­ны. Так что ху­дож­ник и скуль­птор – он то­же в неко­то­ром плане ре­кон­струк­тор.

– Во­ен­но-ис­то­ри­че­ский клуб «Еди­но­рог» был со­здан в 1999 го­ду, с 2002-го им ру­ко­во­ди­те вы. Что­бы столь­ко лет под­дер­жи­вать ор­га­ни­за­цию, во­пло­щать в жизнь но­вые идеи, да и во­об­ще не бро­сать на­ча­тое де­ло, нуж­но быть че­ло­ве­ком очень увле­чён­ным. Ска­жи­те, а с че­го всё на­ча­лось?

– Увле­че­ние ис­то­ри­ей на­ча­лось с дет­ства. Есть се­мей­ная ле­ген­да: ко­гда мне бы­ло пол­то­ра го­да, ма­ма да­ва­ла мне ву­зов­ский учеб­ник. Это бы­ло луч­шее успо­ко­и­тель­ное: я не бес­по­ко­ил ро­ди­те­лей час-пол­то­ра, ле­жал на жи­во­те и ли­стал стра­ни­цы, с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­вал кар­тин­ки. По­том хо­ро­шо учил­ся в гу­ма­ни­тар­ной гим­на­зии, по­сту­пил на ис­т­фак в Ке­мГУ, успеш­но окон­чил. В на­ча­ле 2000-х го­дов ра­бо­тал на «Том­ской пи­са­ни­це». То­гда уже дви­же­ние ре­кон­струк­то­ров раз­ви­ва­лось и об­ре­та­ло по­пу­ляр­ность, по­яв­ля­лись пер­вые мас­со­вые фе­сти­ва­ли, в се­ти на­чи­на­лись ак­тив­ные об­суж­де­ния, ста­ли на­хо­дить­ся еди­но­мыш­лен­ни­ки, по­это­му воз­ник­ла идея со­здать в му­зе­е­за­по­вед­ни­ке объ­еди­не­ние, ко­то­рое бы ани­ми­ро­ва­ло экс­по­зи­ции под от­кры­тым небом. Так и по­явил­ся «Еди­но­рог». Сей­час у клу­ба семь учре­ди­те­лей, вклю­чая ме­ня. Все осталь­ные – со­чув­ству­ю­щие и со­пут­ству­ю­щие: жё­ны, де­ти, род­ствен­ни­ки, дру­зья.

– По­лу­ча­ет­ся, что в Ке­ме­ро­ве ре­кон­струк­то­ров немно­го. А по­че­му? Ин­те­рес к ис­то­ри­че­ской куль­ту­ре угас или мо­ло­дёжь перестала увле­кать­ся во­ен­но-ис­то­ри­че­ской ре­кон­струк­ци­ей?

– Мо­ло­дёжь-то при­хо­дит, толь­ко у каж­до­го своя при­чи­на, по­это­му за­дер­жи­ва­ют­ся нена­дол­го. Од­ни – за хай­пом, по­то­му что ис­то­ри­че­ская куль­ту­ра нын­че в мо­де. Всё, на что они спо­соб­ны, – это одеть­ся в цвет­ные тряп­ки, да взять в ру­ки дрын по­боль­ше, сел­фи сде­лать, вни­ма­ние при­влечь, ком­плек­сы свои ре­а­ли­зо­вать. На том спа­си­бо, до сви­да­ния. Дру­гие – за не­ве­стой или же­ни­хом. По­то­му что кро­ме ис­то­рии ре­кон­струк­ция это ещё и вой­на, а че­ло­век в фор­ме во все вре­ме­на – за­вид­ный же­них. Маль­чи­ки при­хо­дят ста­но­вить­ся муж­чи­на­ми, де­воч­ки – най­ти се­бе муж­чи­ну. Встре­ти­лись та­кие в клу­бе, по­дру­жи­лись, ушли от­но­ше­ния стро­ить. Тре­тий ва­ри­ант – дет­ские меч­ты и ро­ман­ти­ка. Вы­ехать на при­ро­ду, по­жить в фор­ма­те «ри­ал хи­сто­ри». Не про­сто в ту­ри­сти­че­ской па­лат­ке пе­ре­но­че­вать, а в шат­ре; не шаш­лык по­жа­рить на ман­га­ле, а ба­ра­нью но­гу на вер­те­ле; не на ги­та­ре по­бря­кать, а на гус­лях по­иг­рать. Сказ­ка! Чет­вёр­тые за ад­ре­на­ли­ном при­хо­дят и соб­ствен­ное эго по­те­шить. Есть «джентль­мен­ский на­бор»: вер­хо­вая ез­да, стрель­ба из лу­ка, фех­то­ва­ние, борь­ба. А мас­со­вые сра­же­ния – это так зре­лищ­но и за­хва­ты­ва­ю­ще! На­при­мер, все­рос­сий­ская сбор­ная «Бит­ва на­ций», где лю­ди схо­дят­ся «же­ле­зо на же­ле­зо». Это меж­ду­на­род­ное дви­же­ние, там бьют до упа­ду. Упал – не вста­вай, а ес­ли по­бе­дил – ты ге­рой. Но это всё лишь од­на сто­ро­на ре­кон­струк­ции. На де­ле же пред­по­ла­га­ет­ся ещё и ре­мес­лен­ность, экс­пе­ри­мен­таль­ность.

Я лич­но на­чи­нал с во­про­са: «Как?», т. е. за­ни­мал­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем по кру­пи­цам ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры, ар­ха­ич­ным вос­ста­нов­ле­ни­ем предметов, изу­чал спо­со­бы их ис­поль­зо­ва­ния, ис­сле­до­ва­ни­ем их воз­мож­но­стей и тех­ни­че­ских ха­рак­те­ри­стик. Мастер-клас­сов и спе­ци­аль­ных ру­ко­водств в этом де­ле, к со­жа­ле­нию, нет. От­кры­тия мо­гут сде­лать лишь ар­хео­ло­ги, те, кто име­ет пря­мой до­ступ к ис­то­ри­че­ским ар­те­фак­там. Нам же оста­ёт­ся изу­чать их на­уч­ные тру­ды или во­ору­жать­ся ум­ны­ми кни­га­ми ти­па «До­маш­ний мастер» и уме­лы­ми ру­ка­ми из нуж­но­го ме­ста. Т. е. бе­рём чу­жой опыт, за­хо­дим в ма­стер­скую, экс­пе­ри­мен­ти­ру­ем, со­зда­ём что-то своё. По­зи­тив­ные ре­зуль­та­ты тру­да на­де­ва­ем, про­ве­ря­ем, как это всё но­си­лось, что-то ис­прав­ля­ем, по­том де­ла­ем шоу. Всё, что ви­дит зри­тель на фе­сти­ва­лях и по­ка­за­тель­ных вы­ступ­ле­ни­ях, – это ре­зуль­тат кро­пот­ли­во­го тру­да.

– Вы и ку­ё­те, и шьё­те ко­стю­мы, и ору­жие ма­сте­ри­те, и кни­ги ум­ные изу­ча­е­те, и экс­пе­ри­мен­ти­ру­е­те! А всё-та­ки, ка­кое са­мое глав­ное от­кры­тие вы со­вер­ши­ли за все го­ды, что за­ни­ма­е­тесь ре­кон­струк­ци­ей?

– Са­мое боль­шое лич­ное от­кры­тие: де­ло, ко­то­рым я за­ни­ма­юсь, нуж­но не толь­ко мне. Я ви­жу жи­вой от­клик лю­дей, ко­то­рые по­зи­тив­но ре­а­ги­ру­ют на на­ши ак­ции, на на­шу де­я­тель­ность. Сей­час уже мно­гие недо­воль­ны, ко­гда при­хо­дят в му­зей, а вме­сто жи­вых лю­дей ма­не­ке­ны сто­ят в ко­стю­мах. И всё – клей­мо «неин­те­рес­ная экс­по­зи­ция». Или при­ез­жа­ют на му­зей­ный празд­ник под от­кры­тым небом, а там нет ин­тер­ак­ти­ва. «Как это так?!» – воз­му­ща­ют­ся они. – «Где по­един­ки? Где сра­же­ния?!» Очень при­ят­но, ко­гда под­хо­дят и го­во­рят: «А мы спе­ци­аль­но еха­ли на вас по­смот­реть».

Вот в сен­тяб­ре празд­ник был на буль­ва­ре Стро­и­те­лей. Мы пред­став­ля­ли че­ты­ре пло­щад­ки: ри­ста­ли­ще, фо­то­зо­на, ме­та­ние ко­пья, стрель­ба из лу­ка. На каж­дую оче­редь бы­ла, как за ман­да­ри­на­ми в СССР! Это ра­ду­ет и вдох­нов­ля­ет. Зна­чит, не зря жи­вём и тру­дим­ся.

МАЛЬ­ЧИ­КИ ПРИ­ХО­ДЯТ СТА­НО­ВИТЬ­СЯ МУЖ­ЧИ­НА­МИ, ДЕ­ВОЧ­КИ  ЗА ЖЕНИХАМИ.

Ан­дрея Рея лег­ко узнать на го­род­ских празд­ни­ках.

В схват­ках, ими­ти­ру­ю­щих встре­чу ка­за­ка с мест­ным жи­те­лем, пер­вый все­гда по­беж­да­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.