ПРЕД­КОВ

Пи­са­ные скалы?

AiF Kuzbass (Kemerovo) - - ДОМ КУЛЬТУРЫ - На­та­лья ИСАЕВА

ли. На­при­мер, шор­цы во вре­мя об­ря­дов за­кры­ва­ли свои ли­ца бе­ре­стя­ны­ми мас­ка­ми. А воз­мож­но, изоб­ра­же­ния ли­чин как-то свя­за­ны с солн­цем и с иде­ей пло­до­ро­дия. «Хоть этот па­мят­ник и ото­рван от дру­гих, но ри­сун­ки по­хо­жи на ал­тай­ские и на ха­кас­ские. Ес­ли в Ха­ка­сии и на Ал­тае огром­ные пло­ща­ди с ри­сун­ка­ми, то тут неболь­шой уча­сток, но в древ­но­сти он был пол­но­стью по­крыт ри­сун­ка­ми. И мы каж­дый раз на­хо­дим но­вые, бла­го­да­ря но­вым тех­но­ло­ги­ям и циф­ро­вой тех­ни­ке», – го­во­рит учё­ный.

На од­ном из кам­ней Но­во­ро­ма­нов­ской I мож­но уви­деть да­же нево­ору­жён­ным гла­зом не­обыч­ное изоб­ра­же­ние ан­тро­по­морф­но­го су­ще­ства. У него круг­лое ли­цо, два глу­бо­ко вы­би­тых гла­за и рот, а ещё чёт­кие ру­ки и но­ги. Мо­жет быть, древ­ние жи­те­ли это­го ме­ста так изоб­ра­зи­ли мать-пра­ро­ди­тель­ни­цу, неча­сто ведь они по­ка­зы­ва­ли изоб­ра­же­ние фи­гу­ры че­ло­ве­ка пол­но­стью, осо­бен­но жен­щи­ны. Ча­ще все­го фи­гу­ры обез­ли­че­ны. Все­го на Но­во­ро­ма­нов­ской I учё­ные на­счи­та­ли 50 плос­ко­стей, на них со­сре­до­то­че­но око­ло 200 ри­сун­ков. На Том­ской пи­са­ни­це – боль­ше 300. Ту­ве. На па­мят­ни­ке, ко­то­рый за­то­пи­ло Са­я­но-Шу­шен­ским во­до­хра­ни­ли­щем, та­ких бы­ло мно­го», – го­во­рит Ири­на Ру­са­ко­ва. На Ви­ся­чем камне во­об­ще са­мое боль­шое чис­ло ли­чин. А на Но­во­ро­ма­нов­ской – са­мое боль­шое ко­ли­че­ство мед­ве­дей. На Том­ской пи­са­ни­це об­ра­зов, ко­неч­но, боль­ше: там есть и пти­цы, и лю­ди.

Кста­ти, на Ви­ся­чем камне – пер­вом сре­ди пи­са­ниц То­ми – со­труд­ни­ки му­зея опро­бо­ва­ли из­го­тов­ле­ние фак­си­миль­ных ко­пий на­скаль­ных изоб­ра­же­ний. Эти ко­пии во­зи­ли на вы­став­ку в Моск­ву, и да­же неко­то­рые учё­ные по­ду­ма­ли, что это ори­ги­нал кам­ня! Как рас­ска­за­ла и. о. за­ве­ду­ю­щей на­уч­но-экс­по­зи­ци­он­ным от­де­лом му­зея Ири­на Або­лон­ко­ва, для то­го что­бы сде­лать ко­пию, ис­поль­зу­ют си­ли­кон. На­но­сят раз­де­ли­тель­ный слой, что­бы предотвратить про­ник­но­ве­ние жи­ро­вых ча­стиц в са­му ска­лу, за­тем тон­кий слой си­ли­ко­на. «Ждём, ко­гда вы­хо­дят пу­зырь­ки, и на­но­сим ещё один слой. Ко­гда за­сты­ва­ет си­ли­кон, сни­ма­ем его с плос­ко­сти. По­лу­ча­ем свое­об­раз­ную ван­ноч­ку. За­ли­ва­ем её пла­сти­кри­том, ждём сут­ки, ко­гда за­сты­нет. За­тем до­ста­ём от­лив­ку. По­лу­ча­ет­ся мак­си­маль­но близ­кий ку­со­чек кам­ня, ко­то­рый за­тем ху­до­же­ствен­но оформ­ля­ем», – объ­яс­ня­ет Ири­на Ва­си­льев­на. Та­кие ко­пии нуж­ны для то­го, что­бы и лю­ди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми то­же смог­ли по­смот­реть на со­кро­ви­ща Том­ских пи­са­ниц!

Все­го вдоль То­ми рас­по­ло­жи­лись во­семь пи­са­ниц. Са­мая из­вест­ная и по­пу­ляр­ная, ко­неч­но же, Том­ская. Как объ­яс­ни­ла Ири­на Ру­са­ко­ва, там бы­ло святилище древ­них лю­дей, ку­да они при­хо­ди­ли по­кло­нять­ся сво­им бо­же­ствам. Воз­мож­но, та­ким же свя­ти­ли­щем мож­но счи­тать и Но­во­ро­ма­нов­скую I, где мно­го плос­ко­стей со­сре­до­то­че­но в од­ном ме­сте. «Там бы­ло удоб­ное ме­сто, где то­же мож­но бы­ло про­во­дить об­ря­ды. Том­ская и Но­во­ро­ма­нов­ская I – это два па­мят­ни­ка, о ко­то­рых мы мо­жем го­во­рить, что там бы­ли древ­ние свя­ти­ли­ща. Осталь­ные пи­са­ни­цы – и Ни­коль­ская, и вто­рая Но­во­ро­ма­нов­ская, и др. – пред­став­ля­ют со­бой про­тя­жён­ные на рас­сто­я­нии оди­ноч­ные плос­ко­сти. Что­бы дой­ти от плос­ко­сти к плос­ко­сти, нуж­но по­тра­тить вре­мя. Ско­рее все­го, это ка­кие-то мар­кё­ры, а не свя­ти­ли­ща. На мой взгляд, они мог­ли мар­ки­ро­вать ме­сто пле­ме­ни, охо­ты, ло­си­ную тро­пу и т. д., т. е. име­ли ин­фор­ма­тив­ные це­ли, а не ре­ли­ги­оз­ную на­прав­лен­ность», – счи­та­ет Ири­на Ру­са­ко­ва.

На Кру­той I все­го две плос­ко­сти, а на Кру­той II и во­все од­на с дву­мя изоб­ра­же­ни­я­ми: там ло­си­ха и са­мая длин­ная из из­вест­ных лод­ка, ко­то­рая име­ет дли­ну бо­лее мет­ра. Воз­мож­но, рань­ше ри­сун­ков бы­ло и боль­ше, но до на­ше­го вре­ме­ни они не сохранились. На Ту­таль­ской пи­са­ни­це несколь­ко плос­ко­стей, ко­то­рые то­же рас­по­ло­же­ны на боль­шом рас­сто­я­нии друг от дру­га, при­чём од­на плос­кость, на ко­то­рой со­сре­до­то­че­но боль­шое ко­ли­че­ство ри­сун­ков, на­хо­дит­ся очень вы­со­ко. Ту­таль­ская, кста­ти, счи­та­ет­ся од­ной из са­мых древ­них. Там мы мо­жем уви­деть мно­го изоб­ра­же­ний с охрой, при­чём на­но­си­ли крас­ку как до вы­би­тых изоб­ра­же­ний, так и по­сле. Там, как и на Ни­коль­ской пи­са­ни­це, то­же в ос­нов­ном изоб­ра­же­ны ло­си.

К со­жа­ле­нию, со вре­ме­нем па­мят­ни­ки раз­ру­ша­ют­ся, по­это­му се­год­ня са­мое глав­ное – со­хра­нить ри­сун­ки. Раз­ру­ша­ют скалы не толь­ко во­да, мо­роз и вет­ры, но и че­ло­век. «На Ту­таль­ской пи­са­ни­це, в от­ли­чие от Но­во­ро­ма­нов­ской, ри­сун­ки вид­ны очень от­чёт­ли­во. Про­бле­ма в том, что пи­са­ни­ца до­ступ­на для лю­дей, по­это­му к ней мож­но за­про­сто по­дой­ти. В 2010 г. мы об­на­ру­жи­ли по­верх ри­сун­ков огром­ную сва­сти­ку. Ван­да­лы на­ри­со­ва­ли её мас­ля­ной крас­кой. На­ши со­труд­ни­ки сни­ма­ли её сво­и­ми си­ла­ми. Ещё од­на про­бле­ма – аль­пи­ни­сты, ко­то­рые очень лю­бят это ме­сто. На од­ной из плос­ко­стей в 2014 г. пря­мо над ло­сем оста­ви­ли огром­ный шлям­бур. И та­кие слу­чаи, к со­жа­ле­нию, не еди­нич­ны», – рас­ска­зы­ва­ет Ири­на Або­лон­ко­ва.

«По­сле то­го как на Ту­таль­ской пи­са­ни­це на­ри­со­ва­ли сва­сти­ку, у нас бы­ла идея со­здать фи­ли­ал му­зея на всех пи­са­ни­цах, что­бы обес­пе­чить их охра­ну. Во-пер­вых, на­уч­ные со­труд­ни­ки смо­гут кон­тро­ли­ро­вать распространение ли­шай­ни­ка, во-вто­рых, смо­гут за­щи­тить па­мят­ни­ки от ван­да­лов. Ведь та же Но­во­ро­ма­нов­ская I – по­пу­ляр­ное ме­сто у ры­ба­ков. К со­жа­ле­нию, мно­гие пор­тят ри­сун­ки, вы­би­вая своё имя на кам­нях», – го­во­рит Ири­на Ру­са­ко­ва. Хо­чет­ся ве­рить, что лю­ди всё-та­ки нач­нут бе­реж­нее от­но­сить­ся к па­мят­ни­кам, ко­то­рые хра­нят куль­ту­ру лю­дей, жив­ших на на­шей зем­ле за две ты­ся­чи лет до нас. И мы не уни­что­жим то, что не смог­ли уни­что­жить ве­ка.

Ри­сун­ки на ска­лах за ты­ся­че­ле­тия по­чти стёр­лись, но в сол­неч­ные дни хо­ро­шо вид­ны. Ше­сти­но­гая ло­си­ха – древ­ний сим­вол Си­би­ри.

Ли­чи­на в фор­ме че­ре­па: ори­ги­нал и ко­пия. Ка­жет­ся, куз­бас­ские учё­ные на­шли спо­соб со­хра­нить насле­дие пред­ков.

На притом­ских ска­лах лю­ди ри­со­ва­ли ты­ся­че­ле­ти­я­ми, по­это­му ино­гда изоб­ра­же­ния на­хо­дят­ся од­но на дру­гом. На фо­то лось вы­бит по­верх серд­це­вид­ной ли­чи­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.