КРЫЛЬЯ НАД БЕРЛИНОМ

Как ли­пец­кие лёт­чи­ки 75 лет на­зад бом­би­ли сто­ли­цу Тре­тье­го Рей­ха

AiF Lipetsk - - ИСТОРИЯ - За­пи­са­ла Екатерина ДЕРЕВЯШКИНА

ПЕР­ВЫЕ УДА­РЫ

Вес­ной 1942 г. Го­су­дар­ствен­ный Ко­ми­тет Обо­ро­ны СССР пе­ре­дал даль­нюю и тя­жё­лую бом­бар­ди­ро­воч­ную авиа­ции в непо­сред­ствен­ное под­чи­не­ние Став­ке Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го. В со­став авиа­ции даль­не­го дей­ствия (АДД) во­шли во­семь даль­не­бом­бар­ди­ро­воч­ных авиа­ди­ви­зий, в том чис­ле и 752-й авиа­полк, ба­зи­ро­вав­ший­ся с ав­гу­ста 1941 г. на аэро­дро­мах Ли­пец­ка. Ко­ман­до­вал пол­ком участник бо­ёв в Ис­па­нии и Ки­тае под­пол­ков­ник Иван Бров­ко.

В июне 42-го лёт­чи­ки по­лу­чи­ли при­каз: го­то­вить­ся к бом­бар­ди­ров­ке вра­же­ских объ­ек­тов в глу­бо­ком ты­лу. Ко­неч­но, за­ман­чи­во бы­ло уда­рить по Бер­ли­ну в ка­нун пер­вой го­дов­щи­ны вой­ны. Но опас­но: в два­дца­тых чис­лах ме­ся­ца са­мые ко­рот­кие и свет­лые но­чи - в та­ких усло­ви­ях са­мо­лё­ты лег­че за­сечь. Ко­ман­ду­ю­щий авиа­ци­ей даль­не­го дей­ствия Алек­сандр Го­ло­ва­нов су­мел от­го­во­рить Ста­ли­на и пе­ре­не­сти на­лё­ты на фа­шист­скую сто­ли­цу на бо­лее позд­нее вре­мя. Вме­сте с тем Ставка при­ка­за­ла ко­ман­до­ва­нию даль­ней авиа­ции по­вто­рить уда­ры по Кё­нигсбер­гу и дру­гим го­ро­дам Восточной Прус­сии.

17 эки­па­жей под ко­ман­до­ва­ни­ем Бров­ко при­ле­те­ли на аэро­дром в Мо­ни­но под Моск­вой, где со­би­ра­лась объ­еди­нён­ная груп­па из луч­ших эки­па­жей АДД. Там им вру­чи­ли но­вые мо­ди­фи­ци­ро­ван­ные са­мо­ле­ты. А но­чью 2 июля со­сто­ял­ся пер­вый мас­си­ро­ван­ный авиа­удар.

- Эки­паж Сер­гея За­ха­ро­ва со штур­ма­ном Алек­сан­дром Пет­ро­вым ле­те­ли на Тиль­зит, - рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Мер­ку­рьев. - Оба вол­но­ва­лись: вдруг в сплош­ном мра­ке но­чи при низ­кой об­лач­но­сти про­ско­чат ми­мо. Но ко­гда че­рез три с лиш­ним ча­са под са­мо­лё­том мельк­ну­ла ма­то­вая по­верх­ность Не­ма­на, успо­ко­и­лись: вышли к Тиль­зи­ту. Ещё несколь­ко ми­нут - и Пет­ров сбро­сил бом­бы на во­ен­ные пред­при­я­тия за­вод­ско­го рай­о­на. Дру­гие са­мо­ле­ты бом­би­ли скла­ды ору­жия и бо­е­при­па­сов, неф­те­хра­ни­ли­ще. С рас­све­том все эки­па­жи бла­го­по­луч­но вер­ну­лись на аэро­дром. А ве­че­ром - сно­ва на за­да­ние: бом­бить Ин­стер­бург на ре­ке Пре­гель.

Пер­вые успешные по­лё­ты к го­ро­дам фа­шист­ской Гер­ма­нии в то вре­мя, ко­гда гит­ле­ров­ские вой­ска рва­лись к Ста­лин­гра­ду, Кав­ка­зу, сто­я­ли у стен Ле­нин­гра­да, фи­зи­че­ски за­ка­ля­ли эки­па­жи, все­ля­ли уве­рен­ность в по­бе­де. Участ­ни­ки бо­е­во­го вы­ле­та на Бер­лин 30 ав­гу­ста 1942 г.

«ОБМАНУЛИ» ЗЕНИТКИ

18 июля 75 со­вет­ских бом­бар­ди­ров­щи­ков вы­ле­те­ли на Кё­нигсберг. Сре­ди них был и эки­паж на­ше­го зем­ля­ка Юрия Пе­те­ли­на. Вот что рас­ска­зал о том по­лё­те его стре­лок-ра­дист Ва­си­лий Греч­ко: «Бо­е­вые ма­ши­ны с пол­ным бое­ком­плек­том и под­вес­ны­ми ба­ка­ми мед­лен­но на­би­ра­ли вы­со­ту. На ли­нии фрон­та нас за­поз­да­ло об­стре­ля­ли зенитки. Вхо­дим в плот­ную

об­лач­ность. Вы­со­та 3500 м. Неожи­дан­но по­яви­лись вспыш­ки ог­ней. «Не­уже­ли зенитки бьют?» - пред­по­ло­жил штур­ман Вла­сов. «Нет, - ответил Пе­те­лин. Это гро­зо­вые раз­ря­ды». Вско­ре кон­цы вин­тов об­ра­зо­ва­ли ог­нен­ные коль­ца. С плос­ко­стей, ка­за­лось, сры­ва­лись язы­ки пла­ме­ни. Кор­пус са­мо­лё­та так на­элек­три­зо­вал­ся, что на­чал све­тить­ся.

К Кё­нигсбер­гу вышли с 10-ми­нут­ным опоз­да­ни­ем. «Раз­ве­си­ли» осве­ти­тель­ные бом­бы. Вско­ре по­до­шли дру­гие эки­па­жи. Взры­вы, боль­шие оча­ги по­жа­ров. Те­перь под­све­чи­вать цель нет смыс­ла. По небу за­бе­га­ли лу­чи про­жек­то­ров, но они те­ря­лись в об­ла­ках. Зе­нит­чи­ки уста­но­ви­ли за­гра­ди­тель­ный огонь на несколь­ких вы­со­тах. Но на­ши лёт­чи­ки на­учи­лись «об­ма­ны­вать» зенитки: по тео­рии ве­ро­ят­но­сти в од­ну точ­ку сна­ряд два­жды не по­па­да­ет, - и по­во­ра­чи­ва­ли ма­ши­ны в ме­ста взры­вов зе­нит­ных сна­ря­дов».

Од­на­ко ле­тать в та­ких ме­тео­усло­ви­ях бы­ло крайне слож­но. «На Кё­нигсберг мы по­сла­ли 75 са­мо­лё­тов, а про­бить­ся к це­ли смог­ли толь­ко 38, осталь­ные бом­бар­ди­ро­ва­ли за­пас­ные объ­ек­ты, - на­пи­сал в 1981 г. в сво­ей кни­ге мар­шал Н.С. Скрип­ко. Вра­га на­учи­лись по­беж­дать, а с при­ро­дой на­до счи­тать­ся».

Че­рез 10 дней со­вет­ские асы вновь по­ве­ли ма­ши­ны на Кё­нигсберг. Те­перь бом­би­ли пол­ным со­ста­вом. В этот раз по­го­да авиа­то­рам бла­го­во­ли­ла. Каж­дую ночь, за­ча­стую и два­жды, от­прав­ля­лись эки­па­жи в глу­бо­кий немец­кий тыл: пе­ре­но­си­ли вой­ну ту­да, от­ку­да она при­шла. Нес­ли не толь­ко бом­бы, но и ли­стов­ки о по­ло­же­нии на фрон­тах для то­мя­щих­ся в ок­ку­па­ции со­вет­ских лю­дей.

ЭТО ЗА МОСК­ВУ!

12 ав­гу­ста на­ка­нуне Дня авиа­ции лёт­чи­кам Сер­гею За­ха­ро­ву и Алек­сан­дру Пет­ро­ву вру­чи­ли

ор­де­на Ле­ни­на. А ве­че­ром 20 ав­гу­ста За­ха­ров под­нял в воз­дух тя­же­ло гру­жё­ную ма­ши­ну. На бор­ту - бом­бы боль­шой взрыв­ной си­лы. Их нуж­но бы­ло до­не­сти до Вар­ша­вы.

- На этот раз по­го­да вы­да­лась пре­крас­ной: небо по­чти без­об­лач­ное, по­ка­за­лась лу­на, но вско­ре ушла за го­ри­зонт, - про­дол­жа­ет Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич. Даль­ше са­мо­лёт шёл в кро­меш­ной тем­но­те по при­бо­рам. На­ко­нец, по­ка­за­лась Вар­ша­ва. Про­ти­во­воз­душ­ная обо­ро­на фа­ши­стов по­чти не ока­за­ла ни­ка­ко­го со­про­тив­ле­ния. Пет­ров сбра­сы­вал бом­бы ме­то­дич­но, од­на за дру­гой, при­го­ва­ри­вая: «Это - за Моск­ву, это - за Ле­нин­град, а это - за Бе­ло­рус­сию».

Все эки­па­жи вер­ну­лись на аэро­дром. А ве­че­ром по ра­дио Юрий Ле­ви­тан объ­явил: «В ночь на 21 ав­гу­ста на­ши са­мо­лё­ты бом­бар­ди­ро­ва­ли важ­ные объ­ек­ты нем­цев в го­ро­де Вар­ша­ве и в неко­то­рых рай­о­нах Восточной Прус­сии и Верх­ней Си­ле­зии».

И вот 26 ав­гу­ста - дол­го­ждан­ный вы­лет на Бер­лин. Са­мо­лё­ты вышли к Бал­ти­ке, а там - сплош­ные гро­зы. К Бер­ли­ну про­би­лось толь­ко несколь­ко эки­па­жей, дру­гие сбро­си­ли бом­бы на пор­ты Поль­ши и Кё­нигсберг. Вто­рая по­пы­тка - 29 ав­гу­ста. 12 эки­па­жей бом­бар­ди­ров­щи­ков, а с объ­еди­нён­ной груп­пой бо­лее 200, го­то­ви­лись к по­лё­ту на сто­ли­цу Рей­ха. Лёт­чи­ки мо­ло­дые, не­ко­то­рые - со­всем ещё ре­бя­та. Пе­те­ли­ну - 21 год, Дмит­рий Ба­ра­шев, то­же по­чти наш зем­ляк, и то­го мо­ло­же, стар­ше всех За­ха­ров - ему 23. Си­ноп­ти­ки обе­ща­ют снос­ную по­го­ду. Но как мож­но за ты­ся­чи ки­ло­мет­ров предсказать по­го­ду, ес­ли от­ту­да не по­сту­па­ют ме­тео­дан­ные? Так что про­гноз был очень при­бли­зи­тель­ный.

- Что та­кое по­лёт на даль­нюю цель? Об­шир­ные гро­зо­вые фрон­ты, силь­ные вет­ры на боль­ших вы­со­тах удли­ня­ют и без то­го даль­ний путь, - объ­яс­ня­ет Мер­ку­рьев. - Но укло­нить­ся в сто­ро­ну нель­зя - за­пас го­рю­че­го ограничен, нуж­но бе­речь каж­дый литр. Ка­би­ны чле­нов эки­па­жа не гер­ме­ти­зи­ро­ва­лись и не обо­гре­ва­лись. В ка­бине, как и за бор­том, ми­нус 30-35 гра­ду­сов. По­лёт на Бер­лин тре­бо­вал му­же­ства, ма­стер­ства, нуж­но бы­ло убе­речь се­бя и ма­ши­ны от трёхъ­ярус­но­го зе­нит­но­го ог­ня.

Вз­ле­те­ли на Бер­лин с аэро­дро­ма Мо­ни­но. За­прав­ка под­вес­ных ба­ков, до­за­прав­ка ос­нов­ных, под­вес­ка бомб на аэро­дро­ме под­ско­ка Ан­дреа­поль и в су­мер­ках - гро­мить фа­шист­скую сто­ли­цу.

ПО ЛОГОВУ ЗВЕРЯ

Эки­паж Дмит­рия Ба­ра­ше­ва вы­шел к Бал­тий­ско­му мо­рю. И вско­ре по­пал в гро­зо­вой фронт. Длин­ные зиг­за­ги мол­ний про­ре­за­ли го­ри­зонт. На­ко­нец ре­бя­та на­шли уз­кий, из­ви­ли­стый ко­ри­дор, в ко­то­ром мож­но ид­ти. На­бра­ли вы­со­ту, и на 7000 м на­ча­лось об­ле­де­не­ние. С вин­та сры­ва­лись ку­соч­ки льда и би­ли по ка­бине штур­ма­на. Вклю­чи­ли ан­ти­об­ле­де­ни­тель. По­мог­ло - ма­ши­ну пе­ре­ста­ло тря­сти.

И вот в ноч­ной дым­ке обо­зна­чи­лись квар­та­лы немец­кой сто­ли­цы.

- Рас­по­ло­же­ние об­ла­ков та­кое, что лу­чи про­жек­то­ров ча­стич­но от­ра­жа­ют­ся от них, ча­стич­но рас­се­и­ва­ют­ся. Про­тив­ник не мо­жет ве­сти при­цель­ный огонь, - про­дол­жа­ет Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич. - А ес­ли зе­нит­чи­ки не ви­де­ли це­ли, то при­ме­ня­ли си­сте­му трёхъ­ярус­но­го зал­по­во­го ог­ня, ко­то­рый дол­жен был по­ра­зить все са­мо­ле­ты на вы­со­те от 5 000 до 8000 м.

Но Ба­ра­ше­ву уда­лось уй­ти от раз­ры­вов. «На ло­го­во фа­шист­ско­го зверя - огонь!» - раз­дал­ся го­лос штур­ма­на Ва­си­лия Тра­ви­на, и на Бер­лин по­ле­те­ли бом­бы. На зем­ле по­лы­ха­ли по­жа­ры - это уже ра­бо­та­ли эки­па­жи Пе­те­ли­на, За­ха­ро­ва, Гетьма­на, Гро­су­ла. За­да­ние вы­пол­не­но.

1 сен­тяб­ря 1942 г. все цен­траль­ные га­зе­ты на­пи­са­ли: «В ночь на 30 ав­гу­ста боль­шая груп­па на­ших са­мо­лё­тов бом­бар­ди­ро­ва­ла во­ен­но-про­мыш­лен­ные объ­ек­ты Бер­ли­на, Кё­нигсбер­га, Дан­ци­га, Штет­ти­на и неко­то­рых дру­гих го­ро­дов Цен­траль­ной и Восточной Гер­ма­нии. В ре­зуль­та­те бом­бар­ди­ров­ки в Бер­лине воз­ник­ло 48 оча­гов по­жа­ра, из них 17 - боль­ших раз­ме­ров, от­ме­че­ны 9 боль­ших взры­вов».

Эки­па­жи без по­терь вер­ну­лись на свои ба­зы. Но на сле­ду­ю­щий день Геб­бельс объ­явил, что со­вет­ские са­мо­лё­ты сби­ли на об­рат­ном пу­ти - ко­неч­но, это бы­ла ложь. Как и то, что го­род бом­би­ли ан­гли­чане - так со­об­щи­ло бер­лин­ское ра­дио. Но под­дан­ные бри­тан­ской ко­ро­ны ока­за­лись джентль­ме­на­ми и за­ве­ри­ли, что в вос­кре­се­нье их авиа­ция от­ды­ха­ла.

До се­ре­ди­ны сен­тяб­ря на­ши лёт­чи­ки бом­бар­ди­ро­ва­ли во­ен­ные объ­ек­ты Бу­да­пешта и Кё­нигсбер­га. А по­том бла­го­по­луч­но вер­ну­лись на аэро­дром в Ли­пецк.

30-35 МИ­НУС ГРА­ДУ­СОВ БЫ­ЛО В КА­БИНЕ.

ко­то­рый лич­но знал неко­то­рых её участ­ни­ков - на­ших, кста­ти, зем­ля­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.