ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СТВО НА РАСПУТЬЕ

По­че­му важ­но со­хра­нять ис­то­ри­че­скую па­мять?

AiF Lipetsk - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ека­те­ри­на ДЕРЕВЯШКИНА

«ЕСТЬ ОЩУ­ЩЕ­НИЕ, ЧТО СЕ­ГОД­НЯ НЕКАЯ СИ­ЛА ПЫ­ТА­ЕТ­СЯ ПЕРЕФОРМАТИРОВАТЬ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА: ИЗ­МЕ­НИТЬ ЕГО СО­ЗНА­НИЕ, ОБ­НУ­ЛИТЬ ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКУЮ ПА­МЯТЬ. НО ЕС­ЛИ МЫ ОТКАЖЕМСЯ ОТ СВО­Е­ГО ПРО­ШЛО­ГО, ТО ПРО­СТО ПЕ­РЕ­СТА­НЕМ БЫТЬ ЛЮДЬ­МИ», - СЧИ­ТА­ЕТ ЭТНОГРАФ АЛЕК­СЕЙ ПИСКУЛИН.

- Алек­сей Ана­то­лье­вич, по­че­му вы по­ки­ну­ли Се­вер­ную сто­ли­цу и переехали жить в Елец? Ведь обыч­но про­ис­хо­дит на­обо­рот: жи­те­ли ма­лых го­ро­дов пе­ре­би­ра­ют­ся в ме­га­по­ли­сы.

- Здесь мои кор­ни. Все мои пред­ки с кон­ца XVI в., со вре­мён царя Фё­до­ра Ио­ан­но­ви­ча, жи­ли и слу­жи­ли в Ель­це. Со­хра­ни­лись и до­ку­мен­ты 1592-1594 гг., это под­твер­жда­ю­щие. Я все­гда чув­ство­вал эту связь и вос­при­ни­мал Елец как свой род­ной го­род. Хо­тя ро­дил­ся и вы­рос в Петербурге, там окон­чил шко­лу, по­лу­чил выс­шее об­ра­зо­ва­ние, на­чал про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность. Но Пи­тер (за­ду­мы­ва­ет­ся)… он дру­гой. Од­но де­ло - при­е­хать ту­да как ту­рист и со­всем дру­гое - там жить. Помни­те фильм «Брат»? В нём очень точ­но пе­ре­да­на ат­мо­сфе­ра Пе­тер­бур­га: это су­ро­вый про­ле­тар­ский го­род.

- А как бы вы оха­рак­те­ри­зо­ва­ли Елец?

- Елец - очень ев­ро­пей­ский го­род, хо­тя и ис­кон­но русский. Об этом пи­сал ещё Кон­стан­тин Па­у­стов­ский. Но здесь нет ни­ка­ко­го противоречия. И в эт­но­гра­фи­че­ском, и в ан­тро­по­ло­ги­че­ском плане мы, рус­ские, - клас­си­че­ские ев­ро­пео­и­ды. Бо­лее то­го, ка­кие-то ар­ха­и­че­ские эле­мен­ты древ­ней ев­ро­пей­ской куль­ту­ры у нас со­хра­ни­лись даже луч­ше, чем у иных на­ро­дов За­пад­ной Ев­ро­пы. А неустро­ен­ность на­ше­го бы­та объ­яс­ня­ет­ся тра­ги­че­ски­ми со­бы­ти­я­ми ис­то­рии, ве­ко­вой борь­бой с вол­на­ми на­ше­ствий: неко­гда нам бы­ло ули­цы с мы­лом мыть, на­до бы­ло зем­ли за­щи­щать. И это она как раз та­ки на­нос­ная. А в Ель­це мы, рус­ские, - на­сто­я­щие. Здесь, как ни в ка­ком дру­гом го­ро­де, особенно чув­ству­ет­ся ис­то­рия, тра­ди­ции, зна­ния о ко­то­рых мы, к со­жа­ле­нию, се­год­ня в зна­чи­тель­ной ме­ре утра­ти­ли. Ко­гда я по­сту­пил в Пе­тер­бург­ский уни­вер­си­тет, зав­ка­фед­рой, из­вест­ный учё­ный Алек­сандр Гад­ло ме­ня спро­сил: ка­кой на­род Рос­сии самый ма­ло­изу­чен­ный? Я от­ве­тил: на­вер­ное, ка­кой-то ма­ло­чис­лен­ный. На что он ска­зал: нет, Алек­сей, самый ма­ло­изу­чен­ный на­род Рос­сии - рус­ские. И он был прав. О се­бе са­мих мы зна­ем не так мно­го, на­хо­дясь од­но­вре­мен­но в пле­ну лож­ных и вред­ных сте­рео­ти­пов. На­при­мер, нам ча­сто го­во­рят: мы, рус­ские, долж­ны учить­ся де­мо­кра­тии у ино­стран­цев, де­скать, са­ми мы без «твёр­дой ру­ки» ни­че­го не мо­жем.

- Разве это не так? Мы же ча­сто и са­ми го­во­рим, что хо­тим твёр­дой ру­ки, до­бав­ляя, что «с на­ми ина­че нель­зя».

- Вот это как раз от незна­ния и ма­ло­куль­тур­но­сти. А ес­ли мы об­ра­тим­ся к ис­то­рии, то уви­дим, что наш на­род все­гда был скло­нен к на­ро­до­вла­стию. Яр­кий то­му при­мер - ве­че - се­рьёз­ный де­мо­кра­ти­че­ский ин­сти­тут, ко­то­рый со­хра­нял­ся на Ру­си вплоть до XV в. Или ка­за­чий круг, ко­гда каж­дая ста­ни­ца управ­ля­лась со­ве­том ка­за­ков, - вот вам ещё один ин­стру­мент на­ро­до­пра­вия. - А как же кре­пост­ное пра­во? - Кре­стьяне Рус­ско­го Се­ве­ра во­об­ще не зна­ли, что это та­кое. А дру­гие хоть и жи­ли в рам­ках кре­пост­но­го пра­ва, свои внут­рен­ние вопросы ре­ша­ли на кре­стьян­ском схо­де. И, кста­ти, кре­пост­ное пра­во при­шло к нам имен­но из Ев­ро­пы - из Ре­чи Пос­по­ли­той. Так что за­пад­ный че­ло­век при внеш­ней сво­бо­де боль­ше скло­нен к под­чи­не­нию.

СО­ХРА­НИТЬ «ЛИ­ЦО»

- Вы ска­за­ли, елец­кая земля «дышит» ис­то­ри­ей. Но есть мне­ние, что го­род по­сте­пен­но те­ря­ет своё ли­цо.

- Это так, и это пе­чаль­но. Ка­кие-то па­мят­ни­ки ис­то­рии и куль­ту­ры уже ис­чез­ли, ка­ки­е­то на­хо­дят­ся на гра­ни исчезновения. На­при­мер, ка­то­ли­че­ский ко­стёл, про­те­стант­ская кир­ха - но­вые вла­дель­цы зда­ний из­ме­ни­ли их об­лик до неузна­ва­е­мо­сти. Ста­рин­ные пар­ки и са­ды вы­ру­ба­ют­ся, де­ре­вян­ные до­ма сно­сят­ся, оби­ва­ют­ся сай­дин­гом. А ведь мно­гие из них, по­стро­ен­ные из мощ­ных ду­бо­вых брё­вен, укра­шен­ные изящ­ной резь­бой, пред­став­ля­ют со­бой пре­крас­ные об­раз­цы рус­ской ар­хи­тек­ту­ры XVIII, XIX, XX вв. Елец - та­кой же за­по­вед­ник рус­ско­го де­ре­вян­но­го зод­че­ства, как и Ки­жи. Толь­ко тот на се­ве­ре, а этот - на юге. И не со­хра­нять его - са­мое на­сто­я­щее пре­ступ­ле­ние.

При­чём важ­но со­хра­нять не про­сто са­ми па­мят­ни­ки, но и сре­ду во­круг них. Пред­ставь­те се­бе ста­рин­ный храм в окру­же­нии па­нель­ных пя­ти­эта­жек. Или ещё один пе­чаль­ный при­мер - му­зей Бу­ни­на в Ель­це. Ещё несколь­ко лет на­зад его окру­жа­ли ис­то­ри­че­ские по­строй­ки. Се­год­ня они уни­что­же­ны, и оча­ро­ва­ние уни­каль­но­го ме­ста во мно­гом уте­ря­но.

- Мож­но ли эти про­цес­сы оста­но­вить, или они необ­ра­ти­мы?

- Мож­но, но для это­го недо­ста­точ­но од­ной доб­рой во­ли жи­те­лей Ель­ца, ко­то­рая, кста­ти, при­сут­ству­ет. Мы ча­сто склон­ны недо­оце­ни­вать на­род, го­во­ря, что ему всё без­раз­лич­но. Это не так. Чем боль­ше я здесь жи­ву, тем боль­ше убеж­да­юсь, что ко­рен­ные ель­чане ста­ра­ют­ся со­хра­нять ис­кон­ность и са­мо­быт­ность сво­е­го го­ро­да. Но необ­хо­ди­мо, что­бы и власть при­ла­га­ла ка­кие-то уси­лия. Елец

А. И. ГОЛОВИН ­ ди­рек­тор Е. Е. ДЕРЕВЯШКИНА ­ глав­ный ре­дак­тор офи­ци­аль­но име­ет ста­тус ис­то­ри­че­ско­го го­ро­да, и он име­ет пра­во на за­бо­ту со сто­ро­ны го­су­дар­ства. Тем бо­лее у нас ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся ту­ризм: лю­ди едут со всей Рос­сии не для то­го, что­бы по­жить в го­сти­ни­це или по­есть в ка­фе, а что­бы по­бро­дить по ста­рин­ным елец­ким улоч­кам, по­се­тить уни­каль­ные ме­ста. Я за то, что­бы всем объ­еди­нить­ся, по­нять, ка­ким со­кро­ви­щем мы об­ла­да­ем, и сде­лать всё, что­бы его со­хра­нить.

ЗА­ЧЕМ «ЧЕРЕДИТЬ»?

- Ещё Сер­гей Ка­пи­ца го­во­рил: во­прос раз­ви­тия куль­ту­ры - это во­прос бу­ду­ще­го стра­ны. Но раз­ви­вать что-то про­ще, опи­ра­ясь на тра­ди­ции. А есть ли нам на что опи­рать­ся - со­хра­ни­лись ли до на­ших дней ка­кие-то древ­ние обы­чаи, об­ря­ды?

- Ко­гда я вме­сте со сту­ден­та­ми на­чал со­би­рать эт­но­гра­фи­че­ский ма­те­ри­ал, то ока­за­лось, что имен­но здесь со­хра­ни­лись древ­ней­шие пла­сты сла­вян­ской тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры. Это на­сто­я­щий за­по­вед­ник обы­ча­ев, пре­да­ний, об­ря­дов. Один из та­ких об­ря­дов на­блю­дал ещё Иван Бу­нин в сво­ём име­нии Озер­ки: ве­че­ром под Рож­де­ство лю­ди в честь пред­ков раз­жи­га­ли костры из со­ло­мы. В народе го­во­ри­ли: «Что­бы по­кой­ни­ки по­гре­лись». Этот об­ряд ещё я за­стал. А в ночь на Пет­ров день (12 июля - Ред.) бы­ло по­ло­же­но «чередить». Мо­ло­дые лю­ди раз­ри­со­вы­ва­ли ли­ца, укра­ша­ли се­бя вет­вя­ми и вы­хо­ди­ли на ули­цы пу­гать про­хо­жих. Пред­по­ла­га­лось, что с по­мо­щью шу­ма и кри­ков мож­но ото­гнать от се­ла нечи­стую си­лу. Та­кие ри­ту­аль­ные бес­чин­ства от­го­лос­ки древ­ней­ше­го об­ря­до­во­го дей­ства, свя­зан­но­го с по­чи­та­ни­ем солн­ца. И они до­жи­ли до на­ши дней.

- Вы­хо­дит, на­род­ная куль­ту­ра ещё жи­ва?

- К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию, она за­бы­ва­ет­ся. Те, ко­му сей­час 30 лет, ещё жи­ли в про­стран­стве на­род­ной куль­ту­ры, а те, ко­му 17, уже жи­вут в про­стран­стве дру­гой куль­ту­ры - Ин­тер­не­та. И ещё я за­ме­тил та­кую за­ко­но­мер­ность: за­бы­ва­ет­ся на­род­ная куль­ту­ра, сла­бе­ет и пра­во­сла­вие. Ко­гда лю­ди со­блю­да­ли тра­ди­ции, мно­гие из ко­то­рых име­ют язы­че­ские кор­ни, они ча­ще хо­ди­ли в цер­ковь, счи­та­ли се­бя ве­ру­ю­щи­ми, а ко­гда они перестали это де­лать, то и ве­ра ослаб­ла, ате­и­стов ста­ло боль­ше. Сей­час во­об­ще слож­ные вре­ме­на: весь мир, не толь­ко Рос­сия, пе­ре­жи­ва­ет ко­лос­саль­ную лом­ку преж­не­го укла­да. Мы - на распутье. И каж­дый дол­жен сам вы­би­рать, как ему по­сту­пить: от­ка­зать­ся от сво­ей ис­то­рии, тра­ди­ций или даже в век гло­ба­ли­за­ции по­ста­рать­ся всё со­хра­нить.

- Но как? На­ря­жать­ся в са­ра­фа­ны и ве­че­ром с прял­кой в ру­ках петь на­род­ные песни?

- Во­все не обя­за­тель­но. Я, на­при­мер, рас­ска­зы­ваю лю­дям о Ель­це, пи­шу о нём кни­ги. Точ­но так же каж­дый на сво­ём ме­сте мо­жет де­лать мно­гое и для сво­е­го го­ро­да, и для сво­е­го на­ро­да. Да хо­тя бы со­блю­дать праздничные тра­ди­ции. На Рож­де­ство Бо­го­ро­ди­цы на­ве­щать род­ствен­ни­ков, как это де­ла­ли на­ши пред­ки, на По­кров иг­рать сва­дьбы, а на Тро­и­цу хо­дить в лес на пик­ник. Глав­ное, что жить в рам­ках на­род­ной куль­ту­ры при­ят­но и ин­те­рес­но. Го­раз­до ин­те­рес­нее, чем про­во­дить вре­мя за те­ле­ви­зо­ром и си­дя в Ин­тер­не­те.

ЕЛЕЦ  ЗА­ПО­ВЕД­НИК НА­РОД­НЫХ ТРА­ДИ­ЦИЙ.

В древ­нем го­ро­де всё бук­валь­но дышит ис­то­ри­ей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.