О ЧЁМ МОЛ­ЧИТ МО­РЕ?

Под­вод­ник ­ о служ­бе на атом­ной под­лод­ке

AiF Lipetsk - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ека­те­ри­на ДЕРЕВЯШКИНА

19 МАР­ТА СВОЙ ПРО­ФЕС­СИ­О­НАЛЬ­НЫЙ ПРАЗД­НИК ОТ­МЕ­ЧА­ЮТ МО­РЯ­КИ-ПОДВОДНИКИ - ЛЮ­ДИ, КО­ТО­РЫЕ НЕ ПО­НА­СЛЫШ­КЕ ЗНА­ЮТ, ЧТО ТА­КОЕ МОРСКОЕ БРАТ­СТВО, ВЗАИМОВЫРУЧКА И НА­СТО­Я­ЩАЯ ПРЕ­ДАН­НОСТЬ ДЕ­ЛУ.

Ка­пи­тан 1-го ран­га в от­став­ке Вла­ди­мир Ше­ре­мет от­дал во­ен­но-мор­ско­му фло­ту 36 лет. Мо­ло­дым мо­ря­ком он по­пал на экс­пе­ри­мен­таль­ную атом­ную под­лод­ку «К-27». Он про­шёл через мно­гое, но са­мым страш­ным ис­пы­та­ни­ем ста­ла для него ава­рия 24 мая 1968 г., ко­то­рая унес­ла жиз­ни се­ми его сослуживцев.

МУЛЬ­ТИ­КИ ПОД ВО­ДОЙ

- Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич, по­че­му вы ре­ши­ли стать мо­ря­ком-под­вод­ни­ком?

- У Алек­сандра Гри­на есть та­кой рас­сказ «Зе­лё­ный луч». Ко­гда солн­це за­хо­дит за го­ри­зонт, в са­мый по­след­ний мо­мент небо на мгно­ве­ние оза­ря­ет яр­кий зе­лё­ный свет. Счи­та­ет­ся, тот, кто его уви­дит, на­веч­но будет из­бран­ни­ком мо­ря. Мне по­ка­за­лось, что я его уви­дел. А если се­рьёз­но, то я ро­дил­ся и вы­рос в Се­ва­сто­по­ле - го­ро­де сла­вы рус­ских мо­ря­ков. Мой отец слу­жил на фло­те. Так что с са­мо­го дет­ства все мои мыс­ли бы­ли свя­за­ны с мо­рем. Ро­ди­те­ли не воз­ра­жа­ли, что­бы я стал мо­ря­ком, прав­да, мама ска­за­ла: «Только не под­вод­ни­ком». Что ж, при­шлось её ослу­шать­ся (сме­ёт­ся).

- Помните, как первый раз ока­за­лись на под­вод­ной лод­ке?

- Мы то­гда бы­ли ещё маль­чиш­ка­ми. В Се­вер­ной бух­те сто­я­ла по­лу­за­топ­лен­ная немецкая суб­ма­ри­на. Фа­ши­сты бро­си­ли её, ко­гда от­сту­па­ли. А мы об­лю­бо­ва­ли её в ка­че­стве… туа­ле­та. По­том спу­стя го­ды мы в учи­ли­ще пе­ре­де­ла­ли её в учеб­но-тре­ни­ро­воч­ный ком­плекс. Вот та­кая иро­ния судь­бы.

Впе­чат­ля­ю­щим бы­ло пер­вое по­гру­же­ние. То­гда же я впер­вые уви­дел своими гла­за­ми, как дав­ле­ние сжи­ма­ет лод­ку. Мо­ря­ки на­тя­ну­ли по­пе­рёк от­се­ка, от бор­та к бор­ту, нит­ку. На­ча­ли по­гру­жать­ся, и нит­ка про­вис­ла. И это несмотря на проч­ность кор­пу­са! Да что там нит­ка, же­лез­ные кой­ки про­ги­ба­ют­ся, ко­гда опус­ка­ешь­ся на глу­би­ну до 1000 мет­ров, а лю­ди жи­вут и ра­бо­та­ют.

- Тя­же­ло, на­вер­ное, на­хо­дить­ся в изо­ли­ро­ван­ном про­стран­стве?

- Всё за­ви­сит от эки­па­жа. Мы, на­при­мер, ко­гда не нес­ли вах­ту, при­ду­мы­ва­ли се­бе развлечения. Бы­ва­ло, идём под во­дой ми­мо ка­ко­го-то го­су­дар­ства и по­ру­ча­ем ко­му-ни­будь под­го­то­вить про него рас­сказ. А в по­мощь ему Боль­шая со­вет­ская эн­цик­ло­пе­дия, ко­то­рая все­гда бы­ла на ко­раб­ле. Ещё устра­и­ва­ли вик­то­ри­ны, смот­ре­ли филь­мы. Но боль­ше все­го лю­би­ли муль­ти­ки. - Шу­ти­те? - Нет, се­рьёз­но. Мульт­филь­мы от­вле­ка­ли от слу­жеб­ных буд­ней. Хо­тя по­шу­тить подводники то­же лю­бят. Как ска­зал пи­са­тель Вик­тор Ко­нец­кий: «Флот из­веч­но сто­ял од­ной но­гой на во­де, дру­гой - на юмо­ре».

«ЖЕЛЕЗНОЕ» ПРА­ВИ­ЛО

- Как бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны быт и питание под­вод­ни­ков?

- Офи­це­ры, как пра­ви­ло, спа­ли в че­ты­рёх­мест­ных ка­ю­тах. Мич­ма­ны и мат­ро­сы - в вось­ми­мест­ных. Что ка­са­ет­ся еды, то на ко­раб­ле име­лось всё, что только можно се­бе пред­ста­вить. Под­вод­ни­кам по­ла­га­лось уси­лен­ное питание. Каж­дый день нам да­ва­ли по 100 грамм вина, крас­ную икру, шо­ко­лад... Бе­да в том, что мно­гие про­дук­ты быст­ро пор­ти­лись. Уже через три неде­ли кар­тош­ка рас­ки­са­ла, и есть её бы­ло невоз­мож­но. То­гда в ход шла су­шё­ная - дрянь ред­кост­ная. Но нам по­вез­ло: ко­ком у нас был шеф-по­вар хо­лод­но­го це­ха зна­ме­ни­то­го ре­сто­ра­на «Араг­ви» - он та­кие чу­де­са на кухне тво­рил! Это ещё раз до­ка­зы­ва­ет, что всё за­ви­сит от лю­дей.

- А бы­ла на под­вод­ной лод­ке своя иерар­хия?

- По это­му по­во­ду очень точ­но ска­зал Ва­лен­тин Пи­куль: «На суб­ма­ри­нах между на­чаль­ни­ка­ми и

ко­ман­дой можно бы­ло на­блю­дать друж­бу, скреп­лён­ную же­лез­ной дис­ци­пли­ной…» Ина­че го­во­ря - уста­вом, ко­то­рый все долж­ны неукос­ни­тель­но со­блю­дать: и офи­це­ры, и мич­ма­ны, и мат­ро­сы. Глав­ное, чему нас на­учи­ла служ­ба на под­вод­ной лод­ке, - каж­дый от­ве­ча­ет не только за себя, но и за сво­е­го то­ва­ри­ща. Под во­дой мо­жет слу­чить­ся вся­кое, и то­гда от тво­их дей­ствий будет за­ви­сеть жизнь все­го эки­па­жа.

- Что са­мое страш­ное мо­жет слу­чить­ся?

- Са­мое страш­ное - по­жар. На под­лод­ке мно­го кис­ло­ро­да, ино­гда да­же боль­ше нормы. По­это­му если про­ис­хо­дит воз­го­ра­ние, огонь рас­про­стра­ня­ет­ся очень быст­ро. Но на этот слу­чай есть «железное» пра­ви­ло: что бы ни про­изо­шло, никто не име­ет права по­ки­нуть ава­рий­ный от­сек, да­же если жиз­ни угро­жа­ет опас­ность. Один мат­рос как-то по­пы­тал­ся сбе­жать… Вско­ре его спи­са­ли с под­вод­ной лод­ки, так как на­де­ять­ся на та­ко­го че­ло­ве­ка бы­ло уже нель­зя. Он мог пре­дать в лю­бой мо­мент.

БАРЕНЦЕВО ГОРЕ

- Вы ста­ли сви­де­те­лем круп­ней­шей ра­ди­а­ци­он­ной ава­рии 24 мая 1968 г. Рас­ска­жи­те, как всё слу­чи­лось.

- Это бы­ла экс­пе­ри­мен­таль­ная лод­ка - «К-27». На ней впер­вые в ка­че­стве теп­ло­но­си­те­ля ис­поль­зо­ва­лась не во­да, а жид­кий ме­талл, что поз­во­ля­ло снизить дав­ле­ние и увеличить вре­мя ра­бо­ты ре­ак­то­ра. В ап­ре­ле 1962 г. под­лод­ку спу­сти­ли на во­ду. А я при­шёл на неё слу­жить в 1963 г. после окон­ча­ния учи­ли­ща и уже через четыре ме­ся­ца от­пра­вил­ся в по­ход. Он длил­ся 52 суток. Мы обо­шли зем­ной шар без всплы­тия, на тот мо­мент это был ми­ро­вой рекорд. В 1965-м со­сто­ял­ся вто­рой по­ход про­дол­жи­тель­но­стью 60 суток, и мы ста­ли го­то­вить­ся к тре­тье­му. В мае 1968 г. вы­шли в Баренцево мо­ре. Это был кон­троль­ный вы­ход - пе­ред «ав­то­ном­кой» (дли­тель­ный по­ход. - Ред.). Сна­ча­ла всё шло нор­маль­но. Но ко­гда мы ста­ли вы­во­дить ре­ак­то­ры на сто­про­цент­ную мощ­ность, один из них пе­ре­стал слу­шать­ся. Поз­же вы­яс­ни­лось, что его ка­на­лы за­со­ри­лись шла­ка­ми. Воз­мож­но, это был кон­струк­тив­ный про­счёт... Ре­ак­тор пе­ре­грел­ся, рас­пла­вил­ся, вслед­ствие че­го и про­изо­шёл мощ­ней­ший вы­брос ра­ди­а­ции. - Как вы до­бра­лись до бе­ре­га? - Мы не успе­ли да­ле­ко отой­ти. По­это­му сра­зу всплы­ли, про­вен­ти­ли­ро­ва­ли за­ра­жён­ные от­се­ки и на од­ном ре­ак­то­ре вер­ну­лись на ба­зу. Кор­пус «К-27» бук­валь­но звенел от ра­ди­а­ции! Об­лу­чи­лись все, кто был на под­лод­ке. Неко­то­рые по­лу­чи­ли до­зы от 600 до 1000 Р.

- Что про­изо­шло с эти­ми людь­ми?

- Семь че­ло­век по­гиб­ли в те­че­ние по­лу­то­ра месяцев. Осталь­ных от­пра­ви­ли на ле­че­ние в ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр. Мно­гие умер­ли через несколь­ко лет от тяжёлых бо­лез­ней. Но фак­ти­че­ски их уби­ла ра­ди­а­ция. Хо­тя это тща­тель­но и скры­ва­ли, ни­ка­ких за­пи­сей об ава­рии не бы­ло. С нас взя­ли под­пис­ку о нераз­гла­ше­нии, а в мед­кар­точ­ках на­пи­са­ли: «по­след­ствия остро­го асте­но­ве­ге­та­тив­но­го син­дро­ма». С таким за­клю­че­ни­ем в лю­бой мо­мент мог­ли от­пра­вить в «пси­хуш­ку». Ко­неч­но, се­год­ня мы мо­жем от­кры­то го­во­рить о том, что про­изо­шло вес­ной 1968 г., но от этого не лег­че. О лю­дях, ко­то­рые рис­ко­ва­ли своими жиз­ня­ми, здо­ро­вьем, ис­пы­ты­вая ядер­ное оружие, лик­ви­ди­руя ава­рии на атом­ных под­лод­ках и над­вод­ных ко­раб­лях, прак­ти­че­ски за­бы­ли. Мы несколь­ко лет бо­рем­ся за льготы для ве­те­ра­нов под­раз­де­ле­ний осо­бо­го рис­ка, но нас не слы­шат…

- А что ста­ло с са­мой под­лод­кой?

- Её по­ста­ви­ли на прикол и ис­поль­зо­ва­ли для раз­лич­ных экс­пе­ри­мен­тов. По ре­зуль­та­там ис­пы­та­ний и по­хо­дов «К-27»по­стро­и­ли по­том це­лую се­рию ко­раб­лей, ко­то­рые счи­та­лись луч­ши­ми в сво­ём клас­се. Это был про­рыв в ис­то­рии под­вод­но­го ко­раб­ле­стро­е­ния. Так что лю­ди по­гиб­ли не на­прас­но. - Ску­ча­е­те по мо­рю? - Ску­чаю по офи­це­рам, мич­ма­нам, с ко­то­ры­ми слу­жил. Это уди­ви­тель­ные, пре­дан­ные де­лу лю­ди, го­то­вые в лю­бой мо­мент под­ста­вить то­ва­ри­щу своё пле­чо и до кон­ца вы­пол­нить долг пе­ред Ро­ди­ной. Имен­но бла­го­да­ря им мы мо­жем гор­дить­ся на­шим фло­том.

КОР­ПУС К27 «ЗВЕНЕЛ» ОТ РА­ДИ­А­ЦИИ.

Судьба ле­ген­дар­ной «К-27» ока­за­лась тра­гич­ной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.