РУС­СКИЙ ДЛЯ РОС­СИИ

Êðóçåíøòåðí ñäåëàë ñâîþ Ðîäèíó âåëèêîé ìîðñêîé äåðaeàâîé.

AiF na Donu (Rostov) - - ИСТОРИЯ -

170 ЛЕТ НА­ЗАД, 24 АВ­ГУ­СТА 1846 Г., В МИР ИНОЙ ОТОШЁЛ ЧЕ­ЛО­ВЕК, УСИЛИЯМИ КО­ТО РО­ГО РОС­СИЯ ОКОНЧАТЕЛЬНО ВОШЛА В КЛУБ ВЕЛИКИХ ДЕР ЖАВ. ЗВА­ЛИ ЕГО ИВАН ФЁДО РОВИЧ КРУЗЕНШТЕРН. ЭТО ИМЯ В РОС­СИИ ИЗ­ВЕСТ­НО КАЖ­ДО­МУ. ПРИ­ЧЁМ С РАННЕ ГО ДЕТ­СТВА.

При­чи­на та­ко­го по­чи­та­ния па­ра­док­саль­на. Об ис­тин­ных за­слу­гах по­кой­но­го ад­ми­ра­ла пом­нят немно­гие, хо­тя со­лид ных тру­дов, и стро­го на­уч­ных, и по­пу­ляр­ных, на эту те­му хва та­ет. Но все ста­ра­ния учё­ных ока­за­лись пе­ре­кры­ты ко­рот ким, на 70 се­кунд, эпи­зо­дом из куль­то во­го мульт­филь­ма «Зи­ма в Про­сто­ква­ши но». «Раз­ре­ши­те по­ин те­ре­со­вать­ся в це­лях по­вы­ше­ния об­ра­зо­ван но­сти: а кто та­кой бу дет Иван Фё­до­ро­вич Крузенштерн?» спра ши­ва­ет поч­та­льон Печ кин. И по­лу­ча­ет от ко­та Матрос­ки­на бле­стя­щий от­вет: «Не знаю. Толь­ко так па­ро­ход на­зы­вал­ся, на ко­то ром моя ба­буш­ка пла­ва­ла». Сво еоб­раз­ный итог под­во­дит пёс Ша­рик: «На­вер­ное, он был хо ро­ший че­ло­век, раз его име­нем па­ро­ход на­зва­ли».

ИВАН И РОД­СТВО

Здесь мно­гое нуж­да ется в кор­рек­ти­ров­ке. Так, са­мое из­вест­ное суд­но, на­зван­ное в его честь, не па­ро­ход, а че­ты­рёх­мач­то­вый барк, круп­ней­ший па рус­ник со­вре­мен­нос ти. Имя то­же не впол не со­от­вет­ству­ет исто риче­ской прав­де. Из на­чаль­но оно бы­ло дру гим Адам Ио­ганн. Но под­верг­лось су­ро­вой ру­си­фи­ка­ции. При­чём по во­ле сво­е­го же но­си те­ля. 14 лет­ний ка­дет Мор­ско­го шля­хет­ско­го кор­пу­са Крузенштерн очень хо­тел быть на­сто­я­щим рус­ским. И по­то­му на­ста­и­вал, что­бы все окру­жаю щие зва­ли его Ива­ном. Но на этом не оста­но­вил­ся. Креп­ко сдру­жив­шись с ка­де­том Юрой Ли­сян­ским, но­во­ис­пе­чён­ный Иван взял се­бе точ­но та­кое же от­че­ство, как у него, Фё­до­ро вич. Са­мое ин­те­рес­ное, что в этом не бы­ло ка­кой то осо­бой «из­ме­ны» древ­не­му ав­ст­ро не мец­ко­му ро­ду Кру­зен­штер­нов. Они бы­ли свя­за­ны с Рос­си­ей креп­че, чем ка­жет­ся, и свя­зи эти креп­ли от по­ко­ле­ния к по­ко­ле нию. Пра­пра­дед на­ше­го ге­роя, Фи­липп Кру­и­зи­ус, два­жды был гла­вой по­соль­ства в Мос­ко­вию один раз от нем­цев, дру­гой от шве­дов, ко­гда по­соль­ство за­дер жа­ли в Москве аж на три го­да. Дед Ива­на, Эверт Фи­липп, про вёл в Рос­сии чуть боль­ше вре­ме ни уго­див под Нар­вой в плен, он очу­тил­ся в Си­би­ри, про жил в То­боль ске 20 лет и, вер­нув­шись в ро­до­вое име ние близ Тал ли­на, об­на­ру жил, что эта зем ля то­же ста­ла Рос си­ей. И судь­бой все­го его ро­да.

Ины­ми сло­ва­ми, Иван Фёдо рович Крузенштерн счи­тал сво ей ро­ди­ной Рос­сию. За­бав­но, что са­мым лест­ным ком­пли мен­том он по­ла­гал ста­тью в од ной из гам­бург­ских га­зет, по свя­щён­ную кру­го­свет­но­му пу те­ше­ствию, что го­то­ви­лось под его на­ча­лом. Там с неудо­воль стви­ем от­ме­ча­лось: «Сие пред при­я­тие важ­но не толь­ко для ком­мер­ции, но и для че­сти Рус ска­го на­ро­да. По на­сто­я­нию на­чаль­ни­ка экс­пе­ди­ции, на сих ко­раб­лях бу­дут толь­ко Рус ские».

По ны­неш­ним то­ле­рант­ным вре­ме­нам тре­бо­ва­ние опас­ное. Но Крузенштерн от­лич­но по ни­мал, что на ко­ну сто­ит слиш ком мно­гое. Он го­то­вил первую оте­че­ствен­ную кру­го­свет­ку. Это бы­ло глав­ным де­лом всей его жиз­ни. Но од­но­вре­мен­но и во про­сом го­су­дар­ствен­но­го пре­сти жа. Кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие для тех вре­мён при­мер­но то же са­мое, что об­ла­да­ние ядер­ным ору­жи­ем или соб­ствен­ной кос ми­че­ской про­грам­мой в на­ши дни. По­па­да­ние в эта­кий эли тар­ный клуб великих дер­жав. Вот как об этом пи­сал «Вест­ник Ев­ро­пы»: «Мор­ские си­лы Рос сии ныне по­чи­та­ют­ся страш ны­ми бо­лее по чис­лу ко­раб­лей, неже­ли по ис кус­ству сво­их офи­це­ров. Сие пу­те ше­ствие око­ло зем на­го ша­ра бу­дет пер­вым опы­том вы­со­кой на­у­ки мо­ре­пла­ва­ния, ко­то­рую во­об­ще не хо­тят при­зна­вать в Рус­ских».

Так что Крузенштерн су­мел про­да­вить раз­ре­ше­ние на­би рать лич­ный со­став экс­пе­ди­ции са­мо­сто­я­тель­но. А по­то­му ко ман­ди­ром вто­ро­го ко­раб­ля рус ской кру­го­свет­ки стал его дав ний друг Юрий Ли­сян­ский, че ло­век «бес­при­страст­ный, по слуш­ный, усерд­ный к об­щей поль­зе». Осталь­ных на­би­ра­ли из доб­ро­воль­цев, на кон­курс­ной ос­но­ве. И тут ста­ло яс­но, что ве ли­чие дер­жа­вы не пу­стой звук да­же для рядовых мат­ро­сов. «Ес­ли бы при­нять всех охот­ни ков, явив­ших­ся с прось­ба­ми, то мог бы я уком­плек­то­вать мно­гие и боль­шие ко­раб­ли на­ше­го фло та от­бор­ней­ши­ми мат­ро­са­ми».

НЕ РВАТЬ ТЕЛЬНЯШКУ

А до­став­ши­е­ся ему ко­раб­ли бы­ли не та­ки­ми уж и боль­ши ми. Флаг­ман экс­пе­ди­ции, шлюп «Надежда», ото­шед­ший от Крон­штад­та 7 ав­гу­ста 1803 г., вме­щал все­го 84 че­ло­ве­ка и счи тал­ся пе­ре­гру­жен­ным. Уро­вень ком­фор­та участ­ни­ков кру­го свет­ки мож­но пред­ста­вить, ис хо­дя из то­го, что на весь ко­рабль бы­ло толь­ко 3 га­лью­на. Ес­ли учесть, что для по­пол­не­ния ра ци­о­на за­гру­зи­ли ко­ро­ву с те­лён ком, козу, кур, гу­сей, уток, а вдо ба­вок ещё и во­семь сви­ней, ус ло­вия жиз­ни на ко­раб­ле бы­ли со­всем не ку­рорт­ны­ми. Дух, ис хо­дя­щий от все­го это­го зве­рин ца, был так мо­гуч, что сви­ней несколь­ко раз мы­ли в оке­ане, на­пле­вав на то, что ими мо­гут по­обе­дать аку­лы. Тео­ре­ти­че­ски в та­ких усло­ви­ях на­чаль­ник эк спе­ди­ции дол­жен про­яв­лять твёр­дость и непре­клон­ность же­лез­ная дис­ци­пли­на, вы­да­ча еды и во­ды стро­го по нор­ме. Но Крузенштерн счи­тал ина­че. И на­хо­дил ме­сто празд­ни­кам: «При­ка­за­но на каж дую ар­тель за­жа­рить по две ут­ки, сде­лать по пу­дин­гу и сва­рить све­жий суп с кар­то­фе лем, тык­вою и про­чей зе­ле­нью, при­ба­вя к се­му по бу­тыл­ке пор те­ра на каж­до­го».

Для мас­со­во­го со зна­ния это ни­как не тя­нет на пол­но­вес­ное при­клю­че­ние с па­фо сом пре­одо­ле­ния.

Прес­са тех лет ехид­но за­ме­ча­ла, что без «страш­ных опас­но­стей» и кру го­свет­ка не кру­го­свет­ка: «Еже ли ко­рабль то­неть меж­ду льди на­ми, на­доб­но, что­бы ми­гомъ явил­ся бе­лой мед­ведь, и ску шалъ бы по край­ней ме­ре двухъ мат­ро­совъ. Кру­зен­штернъ же объ­е­халъ кру­гомъ зем­ный шарь, не пре­тер­пев­ши ни ко­раб­ле­к­ру шенія, ни болезней, и не встре тивъ ни­ка­кой важ­ной непріят но­сти».

А ведь его за­слу­га имен­но в этом. Не раз­ры­вая на се­бе тель няш­ку, не со­вер­шая ненуж­ных по­дви­гов, сде­лать для Рос­сии боль­ше, чем иные кри­ку­ны. К сло­ву, имен­но Крузенштерн впер­вые от­ме­нил на фло­те те лес­ные на­ка­за­ния. Имен­но он, уже про­слав­лен­ный мо­ре­ход, на­сто­ял на том, что­бы в Мор ской ка­дет­ский кор­пус при­ни ма­ли де­тей нед­во­рян­ско­го про ис­хож­де­ния. А впо­след­ствии, ко­гда на­ча­лась Оте­че ствен­ная вой­на 1812 г., по­жерт­во­вал на нуж­ды опол­че­ния треть сво­е­го со­стоя ния. Так что пёс Ша рик из мульт­филь­ма прав: Крузенштерн дей­стви­тель­но был хо­ро­шим че­ло­ве­ком.

Заслу­ги его от­ме­ти ли свое­об­раз­но. Ког да к сто­ле­тию со дня рож­де­ния ад­ми­ра­ла эн­ту­зи­а­сты объ­яви­ли сбор средств на па мят­ник, го­су­дар­ство по­на­ча­лу ни­как на это не от­ре­а­ги­ро­ва­ло. И толь­ко по­том по Вы­со­чай­ше му по­ве­ле­нию Мор­ское ми­ни стер­ство вы­де­ли­ло 3,5 тыс. руб. По иро­нии судь­бы, эта сум­ма со­ста­ви­ла ров­но треть об­щих рас­хо­дов. Им­пе­рия рас­счи­та лась со сво­им ге­ро­ем.

1/3 ÑÂÎÅÃÎ ÑÎÑÒÎßÍÈß ÎÍ ÎÒÄÀË Â 1812 Ã. ÍÀ ÍÓAEÄÛ ÎÏÎË×ÅÍÈß.

«Но с ка­пи­та­ном Кру­зен­штер­ном че­го бо­ять­ся?» лей­те­нант шлю­па «Надежда».

Фё­дор Ром­берг,

Ко­раб­ли пер­вой рус­ской кру­го­свет­ной экс пе­ди­ции «Надежда» и «Не­ва».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.