РУС­СКИЕ СВО­ИХ НЕ БРО­СА­ЮТ - ЭТО ЗА­КОН!

AiF na Murmane (Murmansk) - - ЛИЧНОСТЬ -

МУР­МАН­ЧАНЕ «ВО­РОН», «ТАН­ЦОР» И «САН­ТА» ОТ­ПРА­ВИ­ЛИСЬ НА ДОН­БАСС, ЧТО­БЫ ЛИЧ­НО В РУ­КИ ПЕ­РЕ­ДАТЬ ГУ­МА­НИ­ТАР­НУЮ ПО­МОЩЬ ТЕМ, КТО В НЕЙ ПО НА­СТО­Я­ЩЕ­МУ НУЖ­ДА­ЕТ­СЯ. А ТАК­ЖЕ - ЗА ПРАВ­ДОЙ, ЧТО­БЫ СВО­И­МИ ГЛА­ЗА­МИ УВИ­ДЕТЬ ТО, ЧТО МЫ С ВА­МИ ВИ­ДИМ НА ЭКРА­НАХ ТЕ­ЛЕ­ВИ­ЗО­РОВ. СЕ­ГОД­НЯ ОНИ ОТ­КРЫ­ТО ГО­ВО­РЯТ, ЧТО ЭТО БЫ­ЛО НЕ ПО­СЛЕД­НЕЕ ПУТЕШСТВИЕ «КА­РА­ВА­НА 51».

Спе­ци­аль­но для «АиФ на Мур­мане» «Во­рон», он же пред­се­да­тель прав­ле­ния Мур­ман­ской ре­ги­о­наль­ной ор­га­ни­за­ции ин­ва­ли­дов вой­ны в Аф­га­ни­стане и во­ен­ной трав­мы «Ин­ва­ли­ды вой­ны» Ва­ле­рий ЛОЗОВАН, рас­ска­зал, ка­кой он, во­ен­ный Дон­басс.

ОХО­ТА НА МУР­МАН­ЧАН

- Ва­ле­рий Алек­сан­дро­вич, мурманские аф­ган­цы од­ни из пер­вых на­ча­ли со­би­рать гу­ма­ни­тар­ный груз для жи­те­лей юго-во­сто­ка Укра­и­ны. Но вы на этом не оста­но­ви­лись, вы по­еха­ли на вой­ну лич­но. Ка­ким вас встре­тил Дон­басс?

- Мы од­ни из пер­вых в Рос­сии на­ча­ли пи­сать об­ра­ще­ния в пра­ви­тель­ство, что­бы помочь лю­дям с юго-во­сто­ка Укра­и­ны. Нам до­ве­ри­ли со­би­рать день­ги на на­шем рас­чёт­ном счё­те. На се­го­дняш­ний день лю­ди пе­ре­чис­ли­ли бо­лее 2,2 млн руб­лей. По три ты­ся­чи на че­ло­ве­ка мы вы­пла­чи­ва­ли тем, кто при­е­хал в Мур­ман­скую об­ласть ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пой.

Боль­шой по­клон всем, кто нам по­мо­гал: Ни­кель, Оле­не­горск, Кан­да­лак­ша, Мур­манск, Се­ве­ро­морск.

«Ка­ра­ван 51» от­пра­вил­ся на Дон­басс в ав­гу­сте. Уже на гра­ни­це бы­ло вид­но за­ре­во - ве­лись бо­е­вые дей­ствия. На пер­вых де­сят­ках ки­ло­мет­ров уви­де­ли раз­би­тую опол­чен­ца­ми ль­вов­скую ко­лон­ну, вы­жжен­ные по­ля, раз­ру­шен­ные до­ма, вся до­ро­га бы­ла в во­рон­ках, тру­пы укра­ин­ских сол­дат. В Аф­гане та­ко­го не бы­ло, что­бы сво­их по­гиб­ших не за­би­ра­ли! Мно­го раз­би­той во­ен­ной и граж­дан­ской тех­ни­ки, вид­но бы­ло, что лю­ди убе­га­ли, а снай­пе­ры всех рас­стре­ли­ва­ли, не жа­ле­ли да­же де­тей. Всё уви­ден­ное за­ста­ви­ло нас во­ору­жить­ся, очень уж не хо­те­лось по­пасть в плен.

Там сей­час ку­да го­ло­ву не по­вер­нёшь - вез­де раз­ру­ше­ния. В од­но­ча­сье ни­че­го не вос­ста­но­вить. - … А жи­те­ли юго-во­сто­ка? - Все бы­ли крайне удив­ле­ны. Весть о том, что при­е­ха­ли рос­си­яне, раз­нес­лась сре­ди мест­ных жи­те­лей, мно­гие не ве­ри­ли - при­хо­ди­лось пас­порт по­ка­зы­вать, что мы из Мур­ман­ска. Нам нес­ли ва­ре­нье, сало. Да мы и не скры­ва­лись: при­е­ха­ли на ма­шине с рос­сий­ски­ми но­ме­ра­ми, кро­ме то­го, вся она об­кле­е­на сим­во­ли­кой на­шей ор­га­ни­за­ции, хо­ди­ли в фут­бол­ках с над­пи­сью «Мур­манск».

Кро­ме то­го, мы там да­ли че­ты­ре кон­цер­та, что­бы под­нять пат­ри­о­ти­че­ский и бо­е­вой дух, три из них про­шли на пе­ре­до­вой. Здесь по­ют, а че­рез до­ро­гу - бой идёт! К нам ре­бя­та при­хо­ди­ли, об­ни­ма­ли, бла­го­да­ри­ли. Ещё вру­чи­ли ме­да­ли за «Вер­ность ВДВ».

Мы хо­те­ли по­ка­зать лю­дям, что Рос­сия с ни­ми, мы при­вез­ли ча­сти­цу на­шей стра­ны. Там очень силь­ные брат­ские чув­ства, ощу­ще­ние, как буд­то они за нас во­ю­ют. И во­об­ще впе­чат­ле­ние бы­ло та­кое, что укра­ин­ские сол­да­ты во­ю­ют с Рос­си­ей, а не со сво­и­ми же укра­ин­ца­ми.

Укра­ин­цы нас вы­чис­ли­ли, объ­яви­ли на нас охо­ту. Од­на­жды про­гре­мел взрыв пря­мо за на­шим за­бо­ром, ес­ли бы его не бы­ло, вся груп­па по­гиб­ла бы. Нам про­сто по­вез­ло. Бог был с на­ми!

У ВОЙ­НЫ НЕ ЖЕН­СКОЕ ЛИ­ЦО

- Ва­ле­рий Алек­сан­дро­вич, се- год­ня, на­хо­дясь в Мур­ман­ске, слож­но оце­нить: где прав­да, а где ложь. Ска­жи­те, прав­да ли, что на­ша стра­на по­став­ля­ет ору­жие опол­чен­цам, а те в свою оче­редь ве­дут бой из мир­ных го­ро­дов?

- Я ви­дел всё сво­и­ми гла­за­ми, это неправ­да. По­верь­те, там и сво­е­го ору­жия хва­та­ет, мар­ки­ров­ка укра­ин­ская. По­то­му что укра­ин­цы, как толь­ко жа­ре­ным за­пах­нет, они убе­га­ют, бро­сая всё. Мы не си­де­ли в До­нец­ке, по­сто­ян­но ез­ди­ли по на­се­лён­ным пунк­там: То­рез, Снеж­ное, Ма­ке­ев­ка, Шах­тёрск, Авдеевка. Опол­чен­цы очень опе­ра­тив­но от­стре­ли­ва­лись в по­ле, в ле­сах, но не в на­се­лён­ных пунк­тах. Это укра­ин­цы мо­гут бом­бить мир­ные го­ро­да, опол­чен­цы до та­ко­го не опус­ка­ют­ся!

Еще опол­чен­цев об­ви­ня­ют в ма­ро­дёр­стве. Я так ска­жу: мы но­че­ва­ли в юри­ди­че­ском ин­сти­ту­те в До­нец­ке, в ко­ри­до­рах, на по­лу. Там та­кие бо­га­тые ка­би­не­ты - су­ве­ни­ры, те­ле­фо­ны, кар­ти­ны. И не дай бог кто-ни­будь тро­нет это! Ме­ня по­ра­зил так­же стро­гий су­хой за­кон, а тех, кто не ра­бо­та­ет и пьёт, их от­лав­ли­ва­ют и за­став­ля­ют рыть тран­шеи.

- Го­во­рят, на сто­роне опол­чен­цев во­ю­ет нема­ло рус­ских?

- Там есть ре­бя­та из Ка­зах­ста­на, Уз­бе­ки­ста­на, Та­джи­ки­ста­на, Мол­да­вии и, ко­неч­но, Рос­сии - там мно­го опол­чен­цев со всех быв­ших со­вет­ских рес­пуб­лик. Мно­го жен­щин во­ю­ет. В ос­нов­ном взять в ру­ки ору­жие за­став­ля­ют тра­ге­дии: у од­ной на­ци­сты рас­пя­ли от­ца, у дру­гой - му­жа уби­ли, дом раз­бом­би­ли. Ре­бя­та, ко­то­рые уже дол­го во­ю­ют, го­во­рят, что го­то­вы пой­ти до Ль­во­ва.

КО­ГДА АМЕ­РИ­КА

ПОЙ­МЁТ?..

- Ска­жи­те, вла­сти вам ока­зы­ва­ли ка­кую-ни­будь под­держ­ку? Толь­ко чест­но.

- Мы все­гда го­во­рим прав­ду, мы так вос­пи­та­ны. Ре­ги­о­наль­ное пра­ви­тель­ство в кур­се на­шей ра­бо­ты, на­ка­нуне отъ­ез­да к нам при­ез­жа­ла гу­бер­на­тор М. Ко­втун, она очень рас­чув­ство­ва­лась, по-ма­те­рин­ски ска­за­ла: «Ре­бя­та, будь­те осто­рож­ны!» В та­ком де­ле мо­раль­ная под­держ­ка очень важ­на. А что ка­са­ет­ся го­ро­да, то им бы­ло не до это­го - у них бы­ли выборы!

- Знаю, что вы со­би­ра­е­тесь от­пра­вить­ся на Дон­басс вновь. Чем се­год­ня вам мо­гут помочь се­ве­ряне?

- Опол­чен­цам нуж­ны тё­п­лая во­ен­ная фор­ма, обувь, нос­ки, шап­ки, ме­ди­ка­мен­ты. Нуж­но по мак­си­му­му помочь, ско­ро от­пра­вит­ся сле­ду­ю­щий «Ка­ра­ван 51», по пу­ти нам до­гру­зят гу­ма­ни­тар­ную по­мощь в Пет­ро­за­вод­ске и Санкт-Пе­тер­бур­ге и т.д. И это бу­дет не по­след­няя по­езд­ка, ведь впе­ре­ди - зи­ма.

- Се­год­ня объ­яв­ле­но пе­ре­ми­рие, но все мы зна­ем, что бои про­дол­жа­ют­ся. Что го­во­рят лю­ди, че­го хо­тят мир­ные жи­те­ли?

- Лю­ди хо­тят жить мир­но, их вы­ну­ди­ли взять в ру­ки ору­жие. Боль­шин­ство про­стых лю­дей хо­тят вой­ти в со­став Рос­сии. Там ува­жа­ют на­ше­го пре­зи­ден­та. Уди­ви­тель­но, но се­год­ня жи­те­ли Дон­бас­са се­бя с Укра­и­ной не ас­со­ци­и­ру­ют. Лю­ди го­во­рят: «У них там, на Укра­ине».

- Вы про­дол­жа­е­те по­мо­гать, рискуя соб­ствен­ной жиз­нью. Не каж­дый на та­кое спо­со­бен…

- По­сле то­го, что там уви­дел, я по-дру­го­му не мо­гу. Лю­ди не по­ни­ма­ют, ес­ли мы не бу­дем сей­час по­мо­гать, зав­тра, че­рез 10 лет эта фа­шист­ская за­ра­за по­явит­ся тут. Зна­е­те, я во­е­вал с укра­ин­ца­ми в Аф­га­ни­стане - это пре­крас­ные ре­бя­та. Что с ни­ми про­изо­шло? 23 го­да им рас­ска­зы­ва­ли о Бан­де­ре как о на­ци­о­наль­ном ге­рое, что там по­сле это­го мог­ло быть?

У ме­ня два вну­ка, я хо­чу, что­бы они жи­ли в силь­ной и сво­бод­ной стране. Ко­гда уже Аме­ри­ка пой­мёт, что Рос­сия ни­ко­гда не на­па­да­ла пер­вой, а вот за­щи­тить се­бя и сво­их дру­зей она уме­ет.

По­сле об­стре­ла Ма­ке­ев­ско­го дет­ско­го до­ма опол­чен­цы на­шли кро­ли­ка из жи­во­го угол­ка.

По­след­ствия об­стре­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.