ТЕР­НИ­СТЫЙ ПУТЬ СЕ­ВЕР­НОЙ ВАЖЕНКИ

AiF na Murmane (Murmansk) - - ЛИЧНОСТЬ -

В КОН­ЦЕ СЕН­ТЯБ­РЯ В ШТАБ-КВАР­ТИ­РЕ ООН В НЬЮ-ЙОР­КЕ ПРО­ШЛА ВСЕ­МИР­НАЯ КОН­ФЕ­РЕН­ЦИЯ ПО ВО­ПРО­САМ КО­РЕН­НЫХ НА­РО­ДОВ, НА КО­ТО­РУЮ БЫ­ЛИ ПРИ­ГЛА­ШЕ­НЫ ПРЕД­СТА­ВИ­ТЕ­ЛИ СА­АМ­СКО­ГО ПАР­ЛА­МЕН­ТА КОЛЬ­СКО­ГО ПО­ЛУ­ОСТ­РО­ВА ВА­ЛЕН­ТИ­НА СОВКИНА И АЛЕК­САНДРА АРТИЕВА. НО ВЫ­ЕХАТЬ ЗА ПРЕ­ДЕ­ЛЫ МУР­МАН­СКОЙ ОБ­ЛА­СТИ ОКА­ЗА­ЛОСЬ НЕ ТАК-ТО ПРО­СТО…

«ЧЕ­РЕЗ ТЕР­НИИ…»

- Ва­лен­ти­на, знаю, что по до­ро­ге в Кир­ке­нес вас не раз оста­нав­ли­ва­ли со­труд­ни­ки ДПС, и всё за­тя­ну­лось на­столь­ко, что вы опоз­да­ли на са­мо­лёт. Ска­жи­те, чем вы при­влек­ли вни­ма­ние пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов?

- Этот день я за­пом­ню на­дол­го. Де­ло в том, что нам удоб­нее бы­ло ле­теть в Аме­ри­ку че­рез Кир­ке­нес, по до­ро­ге нас три ра­за оста­нав­ли­ва­ли со­труд­ни­ки ДПС и тре­бо­ва­ли предъ­явить пас­порт, при­чём за­гра­нич­ный. Я предъ­яви­ла рос­сий­ский и ска­за­ла: «Я граж­дан­ка Рос­сии и все дан­ные в пас­пор­те есть, а за­гра­нич­ный не дам!» Са­ма се­бе уди­ви­лась и сво­е­му непод­чи­не­нию. У ме­ня что-то про­изо­шло внут­ри, я по­ни­ма­ла, что это неспра­вед­ли­во. На­до бы­ло ви­деть, как ве­ли се­бя по­ли­цей­ские, для них мы не бы­ли людь­ми, и, ес­ли бы бы­ла воз­мож­ность, они бы ме­ня схва­ти­ли за ши­во­рот - это точ­но! По­сле ор­га­ни­зо­ван­но­го на­па­де­ния яко­бы гра­би­те­ля я ска­за­ла им: «Вы зря это де­ла­е­те, вы да­же не пред­став­ля­е­те, что по­сле это­го бу­дет».

Мы всё же пе­ре­сек­ли гра­ни­цу, хоть и опоз­да­ли на са­мо­лёт. К сча­стью, нас под­дер­жал Са­ам­ский пар­ла­мент Но­р­ве­гии, при­шлось по­втор­но по­ку­пать би­ле­ты, путь по­лу­чил­ся ещё длин­нее: Норвегия - Бер­лин - Нью-Йорк. Для нас кон­фе­рен­ция бы­ла зна­чи­мым со­бы­ти­ем, мы при­ни­ма­ли ито­го­вый до­ку­мент, ру­ко­вод­ство для ко­рен­ных на­ро­дов и пред­ста­ви­те­лей вла­сти. И ещё важ­но бы­ло до­ка­зать са­мим се­бе, что мы спо­соб­ны ид­ти до кон­ца! Ощу­ще­ние бы­ло, что я де­лаю то, что долж­на. И очень мно­го лю­дей уви­де­ли, что есть спра­вед­ли­вость, ко­гда ты в неё ве­ришь!

- По­че­му, на ваш взгляд, вас не пус­ка­ли за гра­ни­цу? Это страх, что вы мо­же­те ска­зать лиш­не­го, или же это же­ла­ние за­пу­гать?

- Ду­маю, что и то, и дру­гое. Сто­ит ска­зать, что неза­дол­го до на­па­де­ния ко мне при­е­ха­ли яко­бы жур­на­ли­сты с те­ле­ка­на­ла «Дождь» из Моск­вы, что­бы снять репортаж о Коль­ском са­ам­ском ра­дио. Но они за­да­ва­ли во­про­сы та­ким об­ра­зом, как буд­то они не из СМИ, а из гос­струк­тур. Один из них всё вре­мя про­щу­пы­вал во­про­са­ми: «Бо­юсь ли я?», «Бу­дет ли по­езд­ка в бли­жай­шее вре­мя?», «Бу­ду ли я вы­сту­пать в Аме­ри­ке?» Я ска­за­ла пря­мо, что нет. По­сле че­ре­ды «слу­чай­но­стей» уже по­нят­но, это бы­ли не жур­на­ли­сты! Ещё боль­ше уди­ви­ли ме­ня, ко­гда пред­ло­жи­ли мне вы­пить! Они не зна­ли, что я не упо­треб­ляю ал­ко­голь и ра­бо­таю над про­ек­том для ко­рен­ных на­ро­дов «На­учим­ся жить без ал­ко­го­ля». Кста­ти, «Дождь» офи­ци­аль­но под­твер­дил, что не от­прав­лял жур­на­ли­стов для ин­тер­вью.

В 2011 го­ду я уже бы­ла в НьюЙор­ке на 10 сес­сии По­сто­ян­но­го фо­ру­ма ООН по во­про­сам ко­рен­ных на­ро­дов, где за­тро­ну­ла те­му са­мо­опре­де­ле­ния. Бы­ло пе­ре­да­но за­яв­ле­ние о том, что мы при­зы­ва­ем РФ к со­блю­де­нию прав ко­рен­ных на­ро­дов на са­мо­опре­де­ле­ние, за­креп­лён­ных в ст.18 и 19 Де­кла­ра­ции ООН о пра­вах ко­рен­ных на­ро­дов и ст. 5 Кон­сти­ту­ции РФ. Ме­ня то­гда не со­всем вер­но ис­тол­ко­ва­ли, об­ви­нив в се­па­ра­тиз­ме. По­че­му-то ре­ши­ли, что я ра­тую за от­де­ле­ние са­а­мов и со­зда­ние некой рес­пуб­ли­ки. На­ча­лись на­пад­ки в прес­се. А все­го-то на­до бы­ло услы­шать, что мы до­би­ва­ем­ся диа­ло­га с вла­стью ре­ги­о­на, ко­то­ро­го нет.

ДВА СО­ВЕ­ТА

- Ва­лен­ти­на, а вот тут да­вай­те оста­но­вим­ся по­по­дроб­нее. Как так по­лу­чи­лось, что в ре­ги­оне у нас ра­бо­та­ют це­лых два са­ам­ских со­ве­та, но поль­зы, по сло­вам са­мих же са­а­мов, от них немно­го?

- В 2008 го­ду у нас про­шёл I Съ­езд са­а­ми, и на нём мы при­ня­ли ре­ше­ние: нам ну­жен еди­ный пред­ста­ви­тель­ный вы­бор­ный ор­ган. И мы вы­бра­ли наш Со­вет упол­но­мо­чен­ных пред­ста­ви­те­лей са­а­мов Мур­ман­ской об­ла­сти. Но экс-гу­бер­на­тор Ю.А. Ев­до­ки­мов под­пи­сы­ва­ет По­ста­нов­ле­ние о со­зда­нии Со­ве­та при пра­ви­тель­стве Мур­ман­ской об­ла­сти. По­лу­чил­ся дуб­ляж, ко­то­рый су­ще­ству­ет и по сей день. Гу­бер­на­то­ры ме­ня­ют­ся, а слить во­еди­но два со­ве­та не по­лу­ча­ет­ся. Нас 1599 че­ло­век, за­чем нам два со­ве­та - непо­нят­но. По­лу­ча­ет­ся, что ре­ше­ния де­ле­га­тов от на­ро­да не учи­ты­ва­ют­ся.

Я ча­сто бы­ваю в «от­да­лён­ке», в тундре, раз­го­ва­ри­ваю с людь­ми, знаю во­про­сы оле­не­вод­ства, ме­ди­ци­ны, род­но­го язы­ка, со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния. Прак­ти­че­ски все­гда я при­сут­ствую на за­се­да­ни­ях со­ве­та в пра­ви­тель­стве, де­лаю за­яв­ле­ния и пред­ло­же­ния, а мне го­во­рят, что я слиш­ком мно­го го­во­рю и за­ни­ма­юсь са­мо­пи­а­ром.

- Вас об­ви­ня­ют в том, что вы на­хо­ди­тесь в оп­по­зи­ции. А это дей­стви­тель­но так?

- Смот­ря как и кем по­ни­мать то, что я хо­чу до­не­сти: я хо­чу, что­бы не умер наш са­ам­ский язык, что­бы мог­ли сво­бод­но вы­ез­жать на тер­ри­то­рию пред­ков, ло­вить ры­бу, охо­тить­ся. Как в дет­стве, ко­гда не бы­ло огра­ни­че­ний: ле- том - ры­ба, яго­ды, зи­мой - мя­со. Мне очень не нра­вит­ся, ко­гда пест­рят за­го­лов­ки: са­а­мам вы­де­ли­ли кво­ты, у са­а­мов - льго­ты. Ес­ли опи­сать ме­ха­низм ре­а­ли­за­ции всех квот и льгот, то это ми­зер по срав­не­нию с тем, че­го ли­ши­лись ко­рен­ные на­ро­ды.

Ес­ли есть про­бле­мы с са­ам­ским язы­ком, да­вай­те вло­жим день­ги, на­при­мер, в со­зда­ние линг­ви­сти­че­ско­го цен­тра, ла­бо­ра­то­рии, ведь язык учит­ся толь­ко то­гда, ко­гда зву­чит фон. Пусть зву­чит ра­дио, бу­дет своё те­ле­ви­де­ние, своя га­зе­та.

Се­год­ня в Мур­ман­ской об­ла­сти со­зда­на 31 об­щи­на, но это чи­стой во­ды фор­ма­лизм. Как пра­ви­ло, в сво­их нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тах они пи­шут: за­ня­тие оле­не­вод­ством, ры­бо­лов­ством и так по пе­реч­ню. Для оле­не­вод­ства нуж­на зем­ля, для ры­бо­лов­ства - ры­бо­лов­но-про­мыс­ло­вый уча­сток, а это за­ко­но­да­тель­но не под­креп­ле­но, об­щи­ны мо­гут по­лу­чить уча­сток, толь­ко прой­дя про­це­ду­ру аук­ци­о­нов. На са­мом де­ле как им вы­жить? Вот и на­де­ют­ся на ту­ризм и со­пут­ствие ту­риз­му. Со­зда­ёт­ся впе­чат­ле­ние, что они ор­га­ни­зу­ют­ся для то­го, что­бы суб­си­дии на обо­ру­до­ва­ние из бюд­же­та по­лу­чить. Об­щи­ны долж­ны за­ра­ба­ты­вать, со­зда­вать ра­бо­чие ме­ста. Да­же стать гра­до­об­ра­зу­ю­щим пред­при­я­ти­ем в ма­лых по­сёл­ках, как я это ви­де­ла в Сур­гу­те на при­ме­ре об­щи­ны «Яун Ях».

ПО ЗА­ВЕ­ТАМ БА­БУШ­КИ…

- По­лу­ча­ет­ся, вы ве­дё­те борь­бу изо дня в день…

- Не люб­лю сло­во «борь­ба», я за куль­тур­ное раз­ви­тие и со­хра­не­ние язы­ка, ведь ес­ли есть язык - есть и на­род. Се­год­ня ухо­дят но­си­те­ли язы­ка, а пре­ем­ни­ки вос­при­ни­ма­ют его уже как ино­стран­ный язык. Ещё 15 лет на­зад ме­ня спра­ши­ва­ли, есть ли бу­ду­щее у са­ам­ско­го язы­ка (киль­дин­ский диа­лект), я бы­ла уве­ре­на, что есть. А се­год­ня смот­рю, при та­ких тем­пах его у нас нет.

С на­ро­дом на­до об­щать­ся, со­ве­то­вать­ся, юри­ди­че­ски под­ко­вы­вать, ин­фор­ми­ро­вать. Недав­но про­чи­та­ла, что пла­ни­ру­ет­ся стро­и­тель­ство ком­би­на­та в Фёдоровой тундре, где есть за­ле­жи пла­ти­ны и зо­ло­та. Рас­ска­за­ла сво­им са­а­мам - а мне: «Но это же на­ло­ги и ра­бо­чие ме­ста, а у нас де­ти без ра­бо­ты си­дят!» Я объ­яс­няю, что это при­ве­дёт к то­му, что че­рез вре­мя не бу­дет паст­бищ для оле­ней, это ска­жет­ся на здо­ро­вье, а что оста­нет­ся на­шим пра­вну­кам? Ко­неч­но, с од­ной сто­ро­ны, я их по­ни­маю: ко­гда ты жи­вёшь на ко­ле­нях, а по­том те­бе по­мо­га­ют та­ким об­ра­зом встать, ты чув­ству­ешь свою зна­чи­мость. Лю­ди хо­тят быть вос­тре­бо­ван­ны­ми. Всё же на­де­юсь, что бу­дет най­ден ком­про­мисс.

- Ва­лен­ти­на, по ви­ди­мо­му борь­ба за спра­вед­ли­вость у вас в кро­ви! Вот и ис­то­рию с со­труд­ни­ка­ми ДПС вы за­бы­вать не со­би­ра­е­тесь. Че­го хо­ти­те до­бить­ся, из­ви­не­ний?

- Зна­е­те, са­мое ин­те­рес­ное, что ко­гда мы всё-та­ки до­ле­те­ли до Нью-Йор­ка, ме­ня вос­при­ня­ли там как на­ци­о­наль­но­го ге­роя. Да ка­кой я ге­рой, про­сто зна­ла, что нель­зя ина­че. Мои са­ам­ские сё­ст­ры встре­ти­ли ме­ня со сле­за­ми на гла­зах. Мно­гие го­во­ри­ли, что это страш­но, не вы­дер­жа­ли бы та­ко­го от­но­ше­ния и от­ка­за­лись от по­езд­ки. По­это­му се­год­ня от ме­ня все ждут, что бу­дет даль­ше, бу­дет ли ка­кой-то про­цесс. Да, бу­дет! Тем бо­лее по­нят­но, что со­труд­ни­ки ДПС вы­пол­ня­ли чью-то злую во­лю. Лич­но мне хо­чет­ся узнать, чью? Мне хо­чет­ся, что­бы они при­зна­ли, что бы­ли не пра­вы: я на­хо­ди­лась в стрес­со­вой си­ту­а­ции, мы по­те­ря­ли би­ле­ты и вре­мя, бы­ло на­ру­ше­но пра­во на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния. Лю­ди в ме­ня ве­рят, и им это очень нуж­но. Это да­ёт мне си­лы, и я точ­но знаю, что нуж­но ид­ти до кон­ца и от­ста­и­вать свои пра­ва.

С дет­ства моя ба­буш­ка мне го­во­ри­ла за­вет­ные сло­ва: «Ес­ли ты уве­ре­на в сво­ей право­те - стой до кон­ца». Жи­ву по за­ве­ту ба­буш­ки. А ещё у нас го­во­рят: «Из всех оле­ней (са­мок) Бог дал ро­га толь­ко се­вер­ной ва­жен­ке», - вот и у ме­ня они есть. (Сме­ет­ся.)

В. Совкина: «С дет­ства ба­буш­ка мне го­во­ри­ла: «Ес­ли ты уве­ре­на в сво­ей право­те - стой до кон­ца!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.