«МЫ НАД МУРМАНСКОМ! БОМ­БА СБРОШЕНА!»

AiF na Murmane (Murmansk) - - ИЗ ПЕРВЫХ УСТ -

О ти­та­ни­че­ской ра­бо­те, ко­то­рую про­де­ла­ла съё­моч­ная груп­па, о том, с ка­ки­ми слож­но­стя­ми при­шлось столк­нуть­ся, кор­ре­спон­ден­ту «АиФ на Мур­мане» рас­ска­за­ла ре­жис­сёр, ав­тор сце­на­рия Свет­ла­на БОКОВА.

ХРОНИКА ПО­ТЕРЬ

- Нас­коль­ко мне из­вест­но, вы на­ча­ли ра­бо­ту над филь­мом пять лет на­зад. За эти го­ды был собран ко­лос­саль­ный объ­ём ма­те­ри­а­лов. Что ста­ло от­кры­ти­ем лич­но для вас?

- Я не мо­гу ска­зать, что есть ка­кие-то от­дель­ные фак­ты, ко­то­рые по­тряс­ли ме­ня до глу­би­ны ду­ши. Нет. Ско­рее, дру­гое. От то­го да­лё­ко­го ис­то­ри­че­ско­го пла­ста со­бы­тий в па­мя­ти оста­лись неболь­шие раз­роз­нен­ные эле­мен­ты. Нам из­ве­стен один эпи­зод, вто­рой, тре­тий... Но как всё это вза­и­мо­свя­за­но, что бы­ло при­чи­ной, что след­стви­ем - вот что бы­ло непо­нят­но. Пер­вое, что я счи­таю сво­им, на­шим до­сти­же­ни­ем, - то, что мы смог­ли вы­стро­ить хро­но­ло- гию, по­сле­до­ва­тель­ность, связь со­бы­тий.

Ес­ли же го­во­рить о по­ра­зив­шем, то боль­ше все­го ме­ня по­ра­жа­ет хроника. Од­но де­ло - знать с чьих-то слов. Дру­гое - ви­деть бук­валь­ное, до­ку­мен­таль­ное под­твер­жде­ние. Я не мог­ла спо­кой­но смот­реть на кад­ры бом­бар­ди­ров­ки и слы­шать ли­ку­ю­щий го­лос дик­то­ра немец­кой хро­ни­ки: «Мы над Мурманском! Бом­ба сброшена! В порту укры­ва­ют­ся ан­глий­ские ко­раб­ли, ко­то­рым уда­лось ускольз­нуть от на­ших пи­ло­тов в Арк­ти­ке, но им не спря­тать­ся в Мур­ман­ске...»

Мы дол­го пы­та­лись разо­брать­ся, как нем­цы в то вре­мя (1941-1944 го­ды!) сни­ма­ли в не­бе воз­душ­ные бои. Есть ужас­ные пла­ны, ко­гда фа­ши­сты пре­сле­ду­ют и бук­валь­но рас­стре­ли­ва­ют наш са­мо­лёт. Ты ви­дишь сле­ды сна­ря­дов, а спу­стя ка­кие-то се­кун­ды он про­сто раз­ва­ли­ва­ет­ся на кус­ки... Это не по­ста­но­воч­ные кад­ры. Ты по­ни­ма­ешь: то живые лю­ди - на­ши лёт­чи­ки - по­ги­ба­ют на тво­их гла­зах.

Вто­рое по­тря­се­ние - рас­стрел кон­во­ев, ко­гда то­нут су­да, ко­гда лю­ди пры­га­ют за борт. Это Шпиц­бер­ген, это Но­р­веж­ское, Ба­рен­це­во мо­ря. И ты по­ни­ма­ешь, что ни­кто из них не вы­жи­вет. И са­мо­лё­ты, сни­ма­ю­щие их, прилетели не на по­мощь. Это не спа­са­тель­ная опе­ра­ция, нет. Нем­цам нуж­но убе­дить­ся, что ко­рабль по­топ­лен, и ни­кто не вы­жи­вет. Со­вер­шен­но по­ра­зи­тель­ный для ме­ня план, ко­гда фа­ши­сты ле­тят над ко­раб­лём, он уже по­гру­зил­ся в во­ду, и чи­та­ет­ся толь­ко кор­ма. Это, ко­неч­но, жут­ко.

И тре­тий эпи­зод - это ап­рель­ско-май­ская на­сту­па­тель­ная опе­ра­ция 1942 го­да. Про­смат- ри­вая плён­ку в ар­хи­ве, я ду­ма­ла: ка­кие стран­ные кад­ры - за­чем сни­мать кам­ни в соп­ках? А толь­ко ко­гда план стал круп­нее, я вдруг по­ня­ла, что это не кам­ни, а тру­пы со­вет­ских сол­дат. Это был шок. Мы не вклю­чи­ли этот план в фильм. Не смог­ли. На­вер­ное, это и бы­ло са­мым тя­жё­лым: день за днём, по де­сять-две­на­дцать ча­сов в сут­ки, несколь­ко ме­ся­цев под­ряд при­сталь­но рас­смат­ри­вать смерть, ги­бель на­ших бой­цов.

Пси­хо­ло­ги­че­ское вос­при­я­тие, осо­зна­ние фак­тов вой­ны бы­ло са­мым тя­жё­лым.

НРАВСТВЕННЫЙ

ДОЛГ

- Свет­ла­на, а ме­ня­лось ли ва­ше от­но­ше­ние к во­ен­ным событиям на про­тя­же­нии под­го­тов­ки филь­ма?

- Да, оно из­ме­ни­лось. Ко­гда рань­ше го­во­ри­ли, что немец­кая «ма­ши­на» мощ­ная и силь­ная, - это бы­ли про­сто сло­ва. Но нас­коль­ко она мощ­ная и силь­ная, нам уда­лось уви­деть сво­и­ми гла­за­ми. И это да­ло но­вое осо­зна­ние то­го, как мы по­бе­ди­ли и ка­кой це­ной это уда­лось сде­лать. Мож­но мно­го об этом го­во­рить, но ко­гда ты ви­дишь, это со­вер­шен­но дру­гое.

- Ка­кие слож­но­сти воз­ник­ли при ра­бо­те с ис­то­ри­че­ски­ми дан­ны­ми?

- Преж­де все­го, от­бор са­мих ма­те­ри­а­лов. На­ши экс­пер­ты - ли­бо про­фес­си­о­наль­ные ис­то­ри­ки, ли­бо те, кто по­свя­тил ис­сле­до­ва­нию от­дель­ных эпи­зо­дов вой­ны всю свою жизнь. А чем че­ло­век ин­те­рес­нее, чем он боль­ше зна­ет, тем доль­ше и яр­че он рас­ска­зы­ва­ет. В сред­нем од­но ин­тер­вью за­ни­ма­ло 3-4 ча­са. А есть и вось­ми­ча­со­вая бе­се­да. Это ко­лос­саль­ный мас­сив, ко­то­рый нуж­но бы­ло струк­ту­ри­ро­вать, вы­брать не толь­ко то, что ин­те­рес­но, но и то, что мы смо­жем про­ил­лю­стри­ро­вать. Всё-та­ки фильм - не кни­га. Вы­бор фак­ти­че­ской ин­фор­ма­ции, ко­то­рую мы мо­жем вклю­чить в про­ект, стал пер­вой про­бле­мой.

У каж­до­го ис­то­ри­ка свой взгляд, своя вер­сия со­бы­тий, свои ар­гу­мен­ты, по­че­му так, а не ина­че. И сре­ди раз­ных лич­ных трак­то­вок мы хо­те­ли най­ти не­кий сред­ний, объ­ек­тив­ный под­ход.

Есть спор­ные фак­ты, ко­то­рые мы не вклю­чи­ли в про­ект. На­при­мер, до сих пор про­дол­жа­ют­ся дис­кус­сии о том, где на Коль­ском по­лу­ост­ро­ве рас­по­ла­га­лась немец­кая во­ен­ная ба­за в 1939-1940 го­дах. Од­ни утвер­жда­ют, что сна­ча­ла для ба­зы «Норд» бы­ло вы­де­ле­но ме­сто в Те­ри­бер­ке, оно ак­тив­но ис­поль­зо­ва­лось, и толь­ко позд­нее нем­цев «пе­ре­ме­сти­ли» по­даль­ше от глаз - в За­пад­ную Ли­цу. Оп­по­нен­ты утвер­жда­ют, что это чушь, что ба­за изна­чаль­но на­хо­ди­лась на За­пад­ной Ли­це. И в под­твер­жде­ние они при­во­дят до­воль­но об­шир­ную пе­ре­пис­ку ко­ман­до­ва­ния Криг­сма­рине Гер­ма­нии с Мо­ло­то­вым, в ко­то­рой фи­гу­ри­ру­ет толь­ко За­пад­ная Ли­ца.

Кро­ме ин­тер­вью, мы не смог­ли най­ти ино­го, до­ку­мен­таль­но­го под­твер­жде­ния вер­сии Те­ри­бер­ки. И не ста­ли вда­вать­ся в по­ле­ми­ку - это от­дель­ный раз­го­вор. Оста­но­ви­лись на клас­си­че­ской вер­сии - За­пад­ная Ли­ца. А вдруг че­рез несколь­ко лет «всплы­вут» но­вые до­ку­мен­ты по Те­ри­бре­ке?

- Вы при­сут­ство­ва­ли на круп­ных по­ка­зах ва­шей кар­ти­ны и ви­де­ли ре­ак­цию лю­дей. Она со­от­вет­ство­ва­ла ва­шим ожи­да­ни­ям?

- Мы сни­ма­ли этот фильм не для то­го, что­бы оправ­дать или об­ма­нуть чьи-то ожи­да­ния. Я счи­таю, что эта та те­ма, ми­мо ко­то­рой нель­зя прой­ти. Да­же ес­ли бы мы не на­шли фи­нан­си­ро­ва­ние, мы бы всё рав­но его сде­ла­ли, вы­пол­нив свой нравственный, свой лич­ный долг.

«АИФ НА МУР­МАНЕ» УЖЕ РАС­СКА­ЗЫ­ВАЛ О XXV МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НОМ КИ­НО­ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕ «TIFF» В ТРОМ­СЁ (НОРВЕГИЯ), ГДЕ БЫЛ ПРЕД­СТАВ­ЛЕН ДО­КУ­МЕН­ТАЛЬ­НЫЙ ФИЛЬМ «ТРИ ГО­ДА ДО ОСЕ­НИ» МУР­МАН­СКОЙ КИ­НО­СТУ­ДИИ «РЕК.А», ПРЕД­МЕТ ОСО­БОЙ ГОР­ДО­СТИ ДЛЯ НА­ШЕ­ГО РЕ­ГИ­О­НА.

Би­ле­ты на ки­но­по­каз в Тром­сё бы­ли рас­куп­ле­ны за­дол­го до се­ан­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.