С ЛА­ДО­ШКИ

AiF na Murmane (Murmansk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - За­пи­са­ла Алек­сандра МИХОВА

дверь в ком­на­ту в ком­му­наль­ной квар­ти­ре. Этот звук вре­зал­ся в мою па­мять навсегда. Я от него про­сы­пал­ся и ви­дел устав­шую ма­му, её телогрейка и пла­ток бы­ли слег­ка бе­лё­сы­ми от въев­ших­ся мел­ких опи­лок. Она са­ди­лась на кро­вать и, раз­вер­нув тря­пи­цу, да­ва­ла мне остав­ший­ся ку­со­чек хле­ба. В этот мо­мент её груст­ные гла­за улы­ба­лись, и ма­ма го­во­ри­ла: «Ешь!» Ма­моч­ка ни­ко­гда не жа­ло­ва­лась, но все­гда стой­ко, по-кре­стьян­ски пе­ре­но­си­ла тя­го­ты той жиз­ни. Утром она сно­ва ухо­ди­ла и за­кры­ва­ла ком­на­ту на ключ, а я ло­жил­ся спать до её при­хо­да. И так все че­ты­ре го­да.

А ещё пом­ню, что, по­ре­зав хлеб, ма­ма ак­ку­рат­но сме­та­ла крош­ки в ла­донь и мед­лен­но съе­да­ла их. Эта при­выч­ка - бе­реж­но от­но­сить­ся к хле­бу - го­во­ри­ла о её кре­стьян­ских кор­нях.

Я перед ма­моч­кой в неоплат­ном дол­гу. Её свет­лый об­раз все­гда хра­ню в серд­це, в па­мя­ти: кра­си­вая, чер­ные вол­ни­стые во­ло­сы бы­ли её укра­ше­ни­ем. Си­би­ряч­ка с бе­ре­гов Ле­ны.

За вре­мя вой­ны я навсегда по­те­рял свою ро­зо­во­ще­кость, на сме­ну ей по­яви­лась блед­ность, ко­то­рая со­про­вож­да­ет ме­ня вот уже 70 лет. Так вой­на да­же в Си­би­ри уни­что­жи­ла кра­сок цвет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.