МЕНЮ ВО­ЕН­НО­ГО ВРЕ­МЕ­НИ

AiF na Murmane (Murmansk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - За­пи­са­ла Алек­сандра МИХОВА

Ведь ес­ли не бы­ло по­ез­дов - зна­чит, до­ро­гу где-то раз­бом­би­ли.

На сле­ду­ю­щий год, ко­гда нем­цы осо­бен­но рва­лись к Мур­ман­ску, бом­би­ли уже и по­сё­лок, и во­до­кач­ку, и же­лез­ную до­ро­гу, и мост че­рез ре­ку Ко­в­ду. Ино­гда фа­ши­сты сбра­сы­ва­ли «за­мед­ли­тель­ные» бом­бы, так их на­зы­ва­ли, по­то­му что они взры­ва­лись че­рез ка­кое-то вре­мя, са­пё­ры долж­ны бы­ли их как мож­но ско­рее раз­ми­ни­ро­вать.

Од­на­ж­ды зи­мой бом­ба упа­ла на со­став с про­дук­та­ми, одеж­дой, сна­ря­да­ми и топ­ли­вом. Он дол­го го­рел, а ре­бя­та на лы­жах хо­ди­ли к это­му ме­сту, ис­ка­ли что-то, что мо­жет при­го­дить­ся в бы­ту, но осо­бен­но, ко­неч­но, пы­та­лись най­ти еду. На­хо­ди­ли бан­ки с кон­сер­ва­ми, сыр, го­рох, су­ха­ри­ки. Го­рох весь рас­сы­пал­ся и был в ма­зу­те, но его все рав­но со­би­ра­ли, дол­го мы­ли, а по­том ели.

Во­ен­ные нас от­го­ня­ли, бо­я­лись, что сна­ря­ды могут разо­рвать­ся. Но де­ти есть де­ти: по сне­гу, че­рез су­гро­бы, где на лы­жах, а где и полз­ком про­би­ра­лись к со­ста­ву. И очень ра­до­ва­лись, ког- да уда­ва­лось что-ни­будь най­ти. Вес­ной ма­ма то­же хо­ди­ла к это­му ме­сту, на­шла кое-что­то из еды, но попала под об­стрел. Ря­дом с ней пря­та­лась жен­щи­на, ко­то­рая ни­че­го съест­но­го не на­шла и по­про­си­ла: «Поделись, а то могут убить и те­бя, то­гда вам уже ни­че­го не нуж­но бу­дет». Ма­ма от­ве­ти­ла: «По­де­люсь, ко­гда а бом­бёж­ка за­кон­чит­ся и мы жи­вы ы оста­нем­ся». По­де­ли­лась, ведь у этой й жен­щи­ны то­же бы- ли де­ти.

ЗА­ПЕ­КАН­КА С КО­РО­БОК

Пом­ню кар­точ­ки, по ко­то­рым нам да­ва­ли про­дук­ты: бра­ту - 400 г, а мне - 250 г. Хлеб был не та­кой, ка­кой мы едим сей­час, в него до­бав­ля­ли отру­би, а ле­том да­же зе­лень. Ещё в ме­сяц вы­да­ва­ли 2 кг трес­ки и 2 кг кру­пы, пол­лит­ра рас­ти­тель­но­го мас­ла, лярд, ино­гда да­ва­ли пол­ки­ло са­хар­но­го пес­ка. А в под­соб­ном хо­зяй­стве ммы вы­ра­щи­ва­ли кар­тош­ку, ка­пу­сту, мор­ковь, прав­да, не очень мно­го­го, по­то­му что не бы­ло се­се­мян.

Осе­нью с про­дук­там­ми бы­ло «по­бо­га­че»: ово­во­щи, гри­бы да ягоды­ды. Пом­ню, как сач­ко­ком ло­ви­ли ко­рюш­ку - мел­кая рыб­ка, но ннам ка­за­лась очень вк­вкус­ной. Зи­мой же бы­бы­ло слож­нее. Прип­па­сы за­кан­чи­ва­лись, и жи­ли толь­ко на кар­точ­ки.ка ММа­ма по­сле ра­бо­ты шла раз­гру­жать шпа­лы, за это ей пла­ти­ли мы­лом, ко­то­рое мы ме­ня­ли на хлеб. На­ши со­се­ди дер­жа­ли коз, что­бы за­ра­бо­тать молоко, мы им по­мо­га­ли за­го­тав­ли­вать се­но. Кро­ме то­го, ма­ма сти­ра­ла бе­льё зе­нит­чи­цам, они для стир­ки да­ва­ли мы­ло. Она его эко­но­ми­ла и по­том то­же ме­ня­ла на хлеб. Осе­нью мы под­ра­ба­ты­ва­ли - про­да­ва­ли яго­ды ку­лёч­ка­ми по 20 ко­пе­ек. А на по­лу­чен­ные день­ги по­ку­па-

Кня­жая, Кня­жая Гу­ба, Кнес­си­лах­та (ист.) - се­ло в вер­шине гу­бы Кня­жая Кан­да­лакш­ско­го за­ли­ва, в 4 км от пос. Зе­ле­но­бор­ский. По­се­ле­ние воз­ник­ло в XVI в. (1562 г.). В 1589 г. под­верг­лось на­па­де­нию швед­ско­го вой­ска (бы­ла со­жже­на Ни­коль­ская цер­ковь, поз­же вос­ста­нов­ле­на). С 28 мая 1938 г. се­ло во­шло в со­став Мур­ман­ской об­ла­сти. В го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны гер­ман­ская ави­а­ция неод­но­крат­но бом­би­ла се­ло, мно­гие стро­е­ния бы­ли раз­ру­ше­ны.

ли кру­пу для зав­тра­ков. В шко­ле да­ва­ли ку­со­чек за­пе­кан­ки (чуть боль­ше спи­чеч­но­го ко­роб­ка), по­ли­тый сва­рен­ны­ми яго­да­ми без са­ха­ра. А пи­ли от­вар хвои, что­бы дёс­ны не кро­во­то­чи­ли и зу­бы не вы­па­да­ли.

В 1944 го­ду я пе­ре­еха­ла в де­рев­ню, что­бы пой­ти в пя­тый класс, а жи­ла в ин­тер­на­те. Там нас кор­ми­ли два ра­за в день. Го­лод­но, ко­неч­но, бы­ло, но род­ные под­дер­жи­ва­ли как мог­ли. Пом­ню, к нам при­е­хал дя­дя из Ка­ре­лии. Он был охот­ни­ком и от­стре­ли­вал ло­сей на мя­со для ар­мии. Вот он и нам при­вёз ку­сок мя­са. Ма­ма за 10 км при­шла ко мне в ин­тер­нат и при­нес­ла этот ку­со­чек мя­са и три кар­то­фе­ли­ны. Это был та­кой празд­ник! Я ещё и со­сед­ку уго­сти­ла. А ко­гда к ней при­е­ха­ла сест­ра с ка­стрюль­кой пю­ре с под­ли­вой и пе­че­ньем, то и она со мной по­де­ли­лась. Го­лод­но бы­ло, но не бы­ло оже­сто­че­ния. Мы все жи­ли оди­на­ко­во, по­ни­ма­ли, что это на­до вы­тер­петь, пе­ре­жить, а при­дёт По­бе­да - и всё по­ме­ня­ет­ся. По­сле вой­ны то­же бы­ло го­лод­но, но уже был мир, и жизнь по­сте­пен­но на­ла­жи­ва­лась.

Кру­тым ки­пят­ком за­ва­ри­ва­ли тра­вы,

в а са­хар на­сы­па­ли

ту­да блюд­це, ма­ка­ли

об­ли­зы­ва­ли па­лец,

и при­хлё­бы­вал его и

сладко ча­ем. Ка­за­лось и очень вкус­но!

Фото с сай­та lexicon.dobrohot.org

В го­ды вой­ны немец­кая ави­а­ция нещад­но бом­би­ла Кня­жую.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.