ВСЕ­МУ ЛИ ЕСТЬ «ЦЕ­НА»?

AiF na Murmane (Murmansk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандра МИХОВА Ма­ри­на ДЕДЮХ

в по­ли­цию. Уол­тер, на­про­тив, сле­дуя ис­клю­чи­тель­но сво­им же­ла­ни­ям ста­но­вит­ся пре­успе­ва­ю­щим вра­чом. Бра­тья встре­ча­ют­ся спу­стя 16 лет, что­бы вы­год­но про­дать мебель. Прав­да, оцен­щик – 90-лет­ний еврей с рос­сий­ски­ми кор­ня­ми Гре­го­ри Соломон - усту­пать им в этом де­ле не на­ме­рен.

- Ты­ся­чу лет на­зад че­ло­век был несча­стен, по­то­му что не знал, ку­да се­бя деть. И по­это­му он шёл в цер­ковь, устра­и­вал ре­во­лю­ции - он что-то делал. А се­го­дня, что вы де­ла­е­те, ес­ли вы несчаст­ны? Пра­виль­но - идё­те за покупками, - го­во­рит муд­рый еврей.

- Мы толь­ко сей­час на­чи­на­ем по­ни­мать, что та­кое це­на, день­ги. А аме­ри­кан­цы с день­га­ми име­ют дав­ние от­но­ше­ния, и по­это­му «це­на» вос­при­ни­ма­ет­ся как смыс­ло­вое на­зва­ние, - объ­яс­ня­ет Леонид ХЕЙФИЦ, ре­жис­сёр, на­род­ный артист Рос­сии. – Хо­ро­шо, мож­но узнать, сколь­ко сто­ит стул, бу­тыл­ка вод­ки, а сколь­ко - совесть? Сколь­ко сто­ит боль? Сколь­ко сто­ит вза­и­мо­от­но­ше­ния двух бра­тьев? Ока­за­лось, что бра­тья - это по­ня­тие не аме­ри­кан­ское и не рус­ское, а все­об­щее… и бра­тья же­ла­тель­но, что­бы дру­жи­ли и не об­ма­ны­ва­ли друг дру­га.

ВОЗ­ВРА­ЩЕ­НИЕ МИЛЛЕРА

Пье­са по­нят­на зри­те­лю – это крайне важ­но се­го­дня, здесь слож­но что-то «непра­виль­но ин­тер­пре­ти­ро­вать». И это при том, что Мил­лер – не са­мый про­стой ав­тор.

- Я, на старости лет, стал за­ни­мать­ся Мил­ле­ром и не мо­гу от это­го из­ба­вить­ся: став­лю его тре­тью пье­су за по­след­ние 10 лет. Зна­е­те, я за­стал пе­ри­од, ко­гда этот дра­ма­тург толь­ко «от­кры­вал­ся» в на­шей стране, это бы­ло то­гда чрез­вы­чай­но но­во: и по­яв­ле­ние аме­ри­кан­ско­го дра­ма­тур­га в со­вет­ском ре­пер­ту­а­ре, и те­мы, ко­то­рых он ка­сал­ся. По­том Мил­лер на дол­гие го­ды по­че­му-то ис­чез. А те­перь, как ино­гда бы­ва­ет в театре, на­чи­на­ет­ся воз­врат Миллера, но, что ин­те­рес­но, на дру­гом уровне по­ни­ма­ния.

Слож­ная се­мей­ная, бы­то­вая, си­ту­а­ция за­став­ля­ет зал со­пе­ре­жи­вать ге­ро­ям.

- Это наш лю­би­мый спек­такль, - при­зна­лась Та­тья­на АУГШКАП, заслу­жен­ная ар­тист­ка Рос­сии, ис­пол­ни­тель­ни­ца ро­ли Эстер. - Зри­тель очень бла­го­да­рен, что мы при­ез­жа­ем, по­то­му что в та­ких уго­лоч­ках как ваш, мы - неча­стые го­сти, хо­тя га­строль­ная жизнь на­ше­го те­ат­ра сей­час очень ак­тив­ная.

За­та­ив дыхание, зри­те­ли сле­ди­ли за диа­ло­га­ми ге­ро­ев и бук­валь­но ло­ви­ли каж­дое сло­во.

- Лю­ди, что с ва­ми про­ис­хо­дит? Вы ни во что не ве­ри­те, вы ни­че­го не ува­жа­е­те. Не ве­рить ни во что очень про­сто. А вот ве­рить во что-то на­мно­го труд­нее. Но ес­ли вы не ве­ри­те, то­гда, друг мой, вы про­сто по­те­рян­ный че­ло­век, - го­во­рит муд­рый Соломон.

Мил­ле­ров­ской пье­се че­рез два го­да ис­пол­нит­ся пять­де­сят лет, а ка­жет­ся, что речь идёт про нас с ва­ми, не прав­да ли?

Оцен­щик Гре­го­ри Соломон в ис­пол­не­нии Ефи­ма Бай­ков­ско­го не раз за­ста­вил за­ду­мать­ся и улыб­нуть­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.