ОХОТА ДО СМЕР­ТИ

В ре­ги­оне сня­ли мо­ра­то­рий на от­стрел во­сточ­ной по­пу­ля­ции ди­ко­го оле­ня.

AiF na Murmane (Murmansk) - - МУРМАНСК ГОСТЬ НОМЕРА - Ва­си­ли­на КУЗЬМИНА

СЕМЬ ЛЕТ НА ТЕР­РИ­ТО­РИИ ТЕРСКОГО И ЛОВОЗЕРСКОГО РАЙ­О­НОВ ДЕЙ­СТВО­ВАЛ МО­РА­ТО­РИЙ НА ОТ­СТРЕЛ ДИ­КО­ГО ОЛЕ­НЯ. В МИНПРИРОДЕ РЕ­ГИ­О­НА ОТ­МЕ­ТИ­ЛИ: НЕТ ОС­НО­ВА­НИЯ ДЛЯ ПРОДЛЕНИЯ ЗА­ПРЕ­ТА (СО­ГЛАС­НО ДЕЙ­СТВУ­Ю­ЩЕ­МУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ, ЗА­ПРЕТ НА ОХОТУ МО­ЖЕТ БЫТЬ ВВЕ­ДЁН В СЛУ­ЧАЕ, ЕС­ЛИ ЧИС­ЛЕН­НОСТЬ ВИ­ДА СНИ­ЗИТ­СЯ ДО 33 И МЕ­НЕЕ ГО­ЛОВ).

Уже да­же уста­нов­ле­на кво­та на от­стрел 1,8% от об­щей чис­лен­но­сти, ли­цен­зии рас­про­да­ны по цене 950 руб­лей за го­ло­ву. Меж тем, мест­ные оле­не­во­ды бьют тре­во­гу, по­ла­гая, что под пу­ли по­па­дут, ско­рее всего, их жи­вот­ные, на­хо­дя­щи­е­ся на воль­ном вы­па­се, про­сто по­то­му что ди­ких оле­ней оста­лись счи­тан­ные еди­ни­цы. О этом и не толь­ко в бе­се­де с кор­ре­спон­ден­том «АиФ» рас­суж­дал Ан­дрей РЕЙЗВИХ, пред­се­да­тель сельскохозяйственного про­из­вод­ствен­но­го ко­опе­ра­ти­ва оле­не­вод­че­ско-про­мыс­ло­во­го хозяйства ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов се­ве­ра «Оле­не­вод».

«ГОЛАЯ ПУСТЫНЯ»

- Ан­дрей Ко­ка­ро­вич, прав­да ли, что в Ло­во­зер­ском и Тер­ском районах нет крас­но­книж­ных оле­ней?

- Я жил в Ча­ва­нь­ге, в Сос­нов­ке, в преж­ние вре­ме­на здесь все­гда бы­ло мно­го ди­ких оле­ней, бы­ли так на­зы­ва­е­мые сё­ла олен­ни­цы, со­хра­ни­лись ве­ли­ко­леп­ные паст­би­ща. Мест­ные кол­хо­зы дер­жа­ли по­ряд­ка 6000 оле­ней. Но во вре­мя пе­ре­строй- ки, ко­гда на Тер­ский бе­рег при­шли во­ен­ные, всю по­пу­ля­цию по­про­сту пе­ре­би­ли. Се­го­дня – это голая пустыня.

Ещё семь лет на­зад все зна­ли о чёт­кой тен­ден­ции к сни­же­нию ко­ли­че­ства оле­ней из-за бес­кон­троль­но­сти бра­ко­ньер­ства и трав­ли хищ­ни­ков. То­гда и ста­ли го­во­рить о вве­де­нии мо­ра­то­рия. Это что ка­са­ет­ся до­маш­них оле­ней. В это же вре­мя учё­ные сде­ла­ли вы­вод, что и по­пу­ля­ция ди­ко­го оле­ня то­же сни­жа­ла­ет­ся, при­чём да­же в за­по­вед­ни­ках, где для них со­зда­ны бо­лее ком­форт­ные усло­вия, и есть охра­на. По это­му по­во­ду в 2013 го­ду в Ар­хан­гель­ске со­бра­лась пер­вая ра­бо­чая ко­мис­сия о со­хран­но­сти ди­ко­го оле­ня в России и, в том чис­ле в Мур­ман­ской об­ла­сти, вторая - в фев­ра­ле 2014 го­да в Мурманске, третья – уже в Москве. В ито­ге бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о вне­се­нии за­пад­ной и юж­ной по­пу­ля­ции ди­ко­го оле­ня в Красную кни­гу. Но что та­кое за­пад­ная или во­сточ­ная по­пу­ля­ция? Ди­кий олень - один, он ми­гри­ру­ет и мо­жет вый­ти за пре­де­лы рай­о­на. Там где ему неком­форт­но, где его го­ня­ют, жи­вот­ное не бу­дет на­хо­дить­ся, он уй­дёт бли­же к за­по­вед­ни­ку, где его мень­ше тре­во­жат. И ес­ли там чис­лен­ность ди­ко­го оле­ня ка­та­стро­фи­че­ски сни­жа­ет­ся, всего 700 го­лов оста­лось, что то­гда го­во­рить о тер­ри­то­ри­ях, ко­то­рые не мо­ни­то­рят­ся и не за­щи­ща­ют­ся? Ка­кая Крас­ная кни­га мо­жет быть? Ди­карь он и есть ди­карь, где бы он не на­хо­дил­ся, по­это­му его на сво­бод­ных тер­ри­то­ри­ях Терского и Ловозерского рай­о­нов не оста­лось!

«РОД­ДОМ ДЛЯ КОПЫТНЫХ»

- А вот по дан­ным авиа­уче­та, про­ве­дён­но­го спе­ци­а­ли­ста­ми ре­ги­о­наль­но­го Мин­при­ро­ды, во­сточ­ная по­пу­ля­ция ди­ко­го оле­ня со­став­ля­ет по­чти че­ты­ре ты­ся­чи го­лов… - В 2015 го­ду я на­пи­сал оче­ред­ное пись­мо с пред­ло­же­ни­ем: да­вай­те мы да­дим де­нег, про­ве­дём сов­мест­но мо­ни­то­ринг ди­ко­го оле­ня, что­бы по­ня­ли - нель­зя вы­да­вать ли­цен­зии. Это да­ёт пра­во на офи­ци­аль­ное бра­ко­ньер­ство. Тем не ме­нее, мне от­ве­ти­ли, что де­нег нет и авиа­учёт про­ве­сти невоз­мож­но. Де­ла­ет­ся это вти­ха­ря, нас ни ра­зу не по­зва­ли по­участ­во­вать в мо­ни­то­рин­ге. Вот и по­лу­ча­ет­ся, что в ре­ги­оне по­яви­лась по­пу­ля­ция ди­ких оле­ней в 3960 го­лов. От­ку­да они мо­гут знать, что это ди­кий олень? Как мож­но опре­де­лить, что в Ло­во­зер­ском рай­оне имен­но они вы­па­са­ют­ся? Ве­ду­щие ком­па­нии по аэ­ро-фо­то­съём- ке под­твер­дят, что толь­ко на осо­бом обо­ру­до­ва­нии мож­но опре­де­лить ви­до­вую при­над­леж­ность жи­вот­но­го. Все дру­гие ви­ды съём­ки мо­гут го­во­рить ис­клю­чи­тель­но об их ко­ли­че­стве. Это го­во­рит о том, что лю­бой фо­то­сни­мок с ди­ким оле­нем - фаль­ши­вый. Я мо­гу это до­ка­зать.

- Так на ко­го то­гда бу­дут охо­тить­ся, на до­маш­них оле­ней?

СВОЁ МНЕ­НИЕ

- Мы зна­ли, что прес­синг идёт на на­ших оле­ней, по­то­му что ди­ко­го оле­ня нет. В 2014 го­ду, ко­гда бы­ло при­ня­то ре­ше­ние по Крас­ной кни­ге, мы вро­де бы вос­пря­ли ду­хом, но ли­цен­зии на от­стрел всё рав­но по две­сти штук вы­да­ва­лись. Лю­ди же не по­едут в за­по­вед­ник стре­лять - это сра­зу тюрь­ма… По­это­му дав­ле­ние как бы­ло на нас, так и оста­лось. По­ни­ма­е­те, про­цесс охо­ты - на каж­до­го уби­то­го оле­ня при­хо­дит­ся, как пра­ви­ло, пять ра­нен­ных. Есте­ствен­но, ра­нен­ный олень не жиз­не­спо­со­бен в су­ро­вых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях и гиб­нет. Ес­ли рань­ше вы­да­ва­ли две­сти ли­цен­зий, то ты­ся­ча оле­ней от­стре­ли­ва­лась. На эту ты­ся­чу от­стре­лен­ных бы­ло мно­го ра­нен­ных, по­это­му их чис­ло сни­жа­ет­ся.

Ло­во­зер­ский рай­он – род­дом для копытных, а ре­ка По­ной яв­ля­ет­ся бас­сей­ном и пой­мой для всех оле­ней, они здесь и отел про­во­дят и си­лу на­би­ра­ют, там нетро­ну­тое ме­сто. Но в свя­зи с тем, что тех­ни­ка се­го­дня мощ­ная, быст­ро­ход­ная и эко­но­мич­ная, туда до­ез­жа­ют спо­кой­но и от­стре­ли­ва­ют до­маш­них оле­ней, а за­кры­ва­ют ли­цен­зии в Тер­ском рай­оне, как буд­то стре­ля­ли в ди­ких, но их там нет.

- …и как с этим мож­но бороться?

- В Со­вет­ском со­ю­зе сна­ча­ла те­бе вы­да­ва­ли ли­цен­зию, в ко­то­рой после охо­ты ты дол­жен был на­пи­сать: ко­гда ты её за­крыл, в ка­ком рай­оне, и кто это - ва­жен­ка или са­мец. Вме­сте с ли­цен­зи­ей нуж­но бы­ло сдать го­ло­ву оле­ня. По это­му до­ку­мен­ту ту­шу жи­вот­но­го мож­но бы­ло про­во­зить один раз, а не де­сять. То есть не бы­ло воз­мож­но­сти зло­упо­треб­лять.

В 2013 го­ду мы за­клю­чи­ли до­го­вор с на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ским ин­сти­ту­том пле­мен­но­го де­ла в Москве на про­ве­де­ние ге­не­ти­че­ско­го ана­ли­за. Взя­ли 500 проб био­ма­те­ри­а­лов с на­ших оле­ней от­пра­ви­ли в Моск­ву, нам сде­ла­ли ДНК-анализ ге­не­ти­че­ско­го ко­да до­маш­не­го се­вер­но­го оле­ня Коль­ской по­пу­ля­ции ненец­кой по­ро­ды. В ито­ге мы по­лу­чи­ли свое­об­раз­ный «пас­порт». Я на­пи­сал пись­мо в Мин­при­ро­ды, тре­бо­вал, что­бы после от­стре­ла охот­ник сда­вал ухо или био­ма­те­ри­ал с него, шерсть. Мне от­ве­ти­ли, что нор­му по «уху» вве­сти не мо­гут, это фе­де­раль­ная норма. Но они же мо­гут вый­ти с ини­ци­а­ти­вой, как рань­ше? Это же мож­но ини­ци­и­ро­вать, что­бы предот­вра­тить офи­ци­аль­ное бра­ко­ньер­ство. А по­ка я счи­тал и счи­таю: то что бу­дет про­ис­хо­дить сей­час - офи­ци­аль­ное бра­ко­ньер­ство. По­то­му что, да­же ес­ли те­бе да­ли ли­цен­зию, ес­ли был этот ди­кий олень, то его се­го­дня уби­ва­ют вар­вар­ским спо­со­бом: по-бра­ко­ньер­ски с при­ме­не­ни­ем тех­ни­ки, а это при охо­те за­пре­ще­но, но на лы­жах, на сне­го­сту­пах, с под­хо­да, с под­вет­рен­ной сто­ро­ны по его тро­пе или по сле­дам теперь уже ни­кто не охо­тит­ся.

В РЕ­ГИ­ОНЕ НЕ ОСТА­ЛОСЬ ДИ­КИХ ОЛЕ­НЕЙ.

Оле­не­во­ды пе­ре­жи­ва­ют за сво­их до­маш­них жи­вот­ных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.