АРКТИКА СТА­ЛА ЕГО СУДЬБОЙ

Как «Си­би­ря­ков» спас «Кра­си­на»

AiF na Murmane (Murmansk) - - МУРМАНСК ГОСТЬ НОМЕРА - Бе­се­до­ва­ла Еле­на ДМИТРИЕВА

75 ЛЕТ НА­ЗАД, 25 АВ­ГУ­СТА 1942 ГО­ДА, КО­РАБЛЬ «АЛЕК­САНДР СИ­БИ­РЯ­КОВ» ПО­ГИБ В БОЮ С ОД­НИМ ИЗ СА­МЫХ ГРОЗНЫХ КРЕЙСЕРОВ ФАШИСТСКОЙ ГЕР­МА­НИИ «АД­МИ­РАЛ ШЕЕР».

В на­ши дни по­пыт­ки най­ти ко­рабль пред­при­ни­ма­лись не раз. В 2014 го­ду участ­ни­ки «Кар­ской экс­пе­ди­ции» в за­ли­ве Мид­ден­дор­фа на­шли суд­но, на­по­ми­нав­шее «Си­би­ря­ков». Но окон­ча­тель­но убе­дить­ся в этом уда­лось лишь спу­стя год. О том, как это бы­ло, «АиФ на Мур­мане» рас­ска­зал ру­ко­во­ди­тель во­до­лаз­ных ра­бот «Кар­ской экс­пе­ди­ции» Ва­ле­рий ВЕДЕРНИКОВ. ТАЙ­НА ИМЕ­НИ

- Ва­ле­рий, вы помни­те, как вы­шли в мо­ре и по­до­шли к рай­о­ну по­ис­ка? Ка­кая бы­ла по­го­да?

- Мы за­шли за ост­ров Бе­лый в Кар­ском мо­ре, где пред­по­ло­жи­тель­но на­хо­дил­ся «Алек­сандр Си­би­ря­ков». По­го­да не бла­го­во­ли­ла: был шторм по­ряд­ка 5-6 бал­лов. При­шлось боль­ше су­ток по­сто­ять и по­до­ждать, по­ка он за­вер­шит­ся. Спу­стя вре­мя на глу­бине око­ло 51 мет­ра на­шли объ­ект, по­хо­жий по очер­та­ни­ям на суд­но. Даль­ше на­ча­ли ра­бо­тать глу­бо­ко­вод­ные те­ле­управ­ля­е­мые ап­па­ра­ты. Во вре­мя пер­во­го спус­ка распознать ко­рабль не уда­лось - по­сле штор­ма ви­ди­мость бы­ла очень пло­хая, по­это­му мы на­ча­ли ор­га­ни­зо­вы­вать по­гру­же­ние во­до­ла­зов.

- Не опас­но бы­ло по­гру­жать­ся при та­кой ви­ди­мо­сти?

- Зна­е­те, у нас во­до­ла­зы при­вык­ли ра­бо­тать во­об­ще в от­сут­ствие ви­ди­мо­сти! Ко­неч­но, есть риск с учё­том глу­би­ны - невоз­мож­но быст­ро всплыть. Но тем не ме­нее мы на­ча­ли с об­сле­до­ва­ния но­со­вой ча­сти.

- А бы­ло по­нят­но, где нос, где кор­ма?

- Да, в прин­ци­пе, по тем дан­ным, ко­то­рые у нас бы­ли по­сле съём­ки гид­ро­ло­ка­то­ром. Кро­ме то­го, по кар­тин­кам бы­ло вид­но, где есть по­вре­жде­ния у суд­на. Нам нуж­но бы­ло под­твер­дить, что это дей­стви­тель­но «Си­би­ря­ков». Сна­ча­ла пы­та­лись най­ти на­зва­ние ко­раб­ля, но, как ока­за­лось, ни с пра­во­го, ни с ле­во­го бор­та, ни да­же в кор­мо­вой ча­сти не бы- ни­ка­ких сле­дов крас­ки. Бы­ли сле­ды об­го­ре­ло­сти. Ско­рее все­го, это бы­ло вы­зва­но тем, что, ко­гда «Си­би­ря­ков» то­нул, «Шеер» его об­стре­ли­вал и в но­со­вой ча­сти бы­ли боль­шие пло­ща­ди по­жа­ра от взо­рван­ных го­рю­чих ма­те­ри­а­лов. Воз­мож­но, крас­ка сполз­ла от вы­со­кой тем­пе­ра­ту­ры.

За­тем мы на­ча­ли пла­но­мер­но ис­сле­до­вать са­мо суд­но, изу­чать его ос­нов­ные ха­рак­те­ри­сти­ки. Во вре­мя тре­тье­го спус­ка на­шли су­до­вой ко­ло­кол, а это серд­це ко­раб­ля. Ес­ли он род­ной, с по­строй­ки и спус­ка на во­ду, то на нём долж­но со­хра­нить­ся на­зва­ние. Но на под­ня­том на­ми су­до­вом ко­ло­ко­ле мы на­зва­ние не об­на­ру­жи­ли. По­том нам по­яс­нил ис­то­рик Сер­гей Шу­ле­нин, что су­до­вой ко­ло­кол был за­ме­нён, по­это­му на­зва­ния и не бы­ло.

- Как же вам уда­лось до­ка­зать, что это имен­но «Алек­сандр Си­би­ря­ков»?

- Мы изу­чи­ли вин­то-ру­ле­вую груп­пу и со­от­нес­ли её с те­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми, ко­то­рые бы­ли у «Си­би­ря­ко­ва». То­гда бы­ло нем­но­го по­хо­жих ле­до­ко­лов. За­тем на­шли пу­ле­мёт, подняли его на по­верх­ность. Пу­ле­мёт ДШК, де­сант­но-штур­мо­вой, круп­но­ка­ли­бер­ный. Он был уста­нов­лен на кор­мо­вой ча­сти, в над­строй­ке, а кро­ме то­го, бы­ло несколь­ко гильз. И это то­же под­твер­жде­ние, что пу­ле­мёт был уста­нов­лен имен­но на «Си­би­ря­ко­ве». Это же су­до­вые ору­дия, у ко­то­рых есть свои за­вод­ские номера, они вно­сят­ся в со­от­вет­ству­ю­щие кар­точ­ки.

- То есть по но­ме­ру мож­но по­нять, что дан­ное ору­дие бы­ло по­став­ле­но имен­но на «Си­би­ря­ков»?

- Да.

ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ ПЛЫТЬ…

- Ва­ле­рий, что вы чув­ство­ва­ли, ко­гда спус­ка­лись на ко­рабль? Вол­не­ние ка­кое-то бы­ло?

- Ко­неч­но! Но пло­хая ви­ди­мость (вер­нее, её от­сут­ствие) не поз­во­ля­ла по­чув­ство­вать га­ба­рит суд­на. Объ­ек­ты вы­хва­ты­ва­лись фраг­мен­та­ми: вот по па­лу­бе пе­ре­дви­га­ешь­ся, раз - ви­дишь кор­мо­вое ору­дие. Нам нуж­но бы­ло их иден­ти­фи­ци­ро­вать и по­нять их ха­рак­те­ри­сти­ки, для то­го что­бы со­от­не­сти с те­ми ору­ди­я­ми, ко­то­рые бы­ли на «Си­би­ря­ко­ве» по до­ку­мен­там. Но пе­ре­дви­га­ясь по па­лу­бе, как в тумане, ты ни­че­го не ви­дишь на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки - и тут вдруг пе­ред то­бой по­яв­ля­ет­ся 76-мил­ли­мет­ро­вая зе­нит­ная пуш­ка. При­чём не вся, а ка­кой-то фраг­мент ство­ла. Во вре­мя по­гру­же­ния так или ина­че ду­ма­ешь о том, кто мог стре­лять из этих ору­дий, кто мог хо­дить на этом судне, ка­кие мат­ро­сы, мо­ря­ки, офи­це­ры здесь слу­жи­ли…

- И ушли вме­сте с этим суд­ном…

- Мы, к со­жа­ле­нию, ни од­но­го те­ла не об­на­ру­жи­ли. Хо­тя я да­же в над­строй­ки за­хо­дил, в сам кор­пус. И с од­но­го бор­та, и с дру­го­го. Там, осо­бен­но с пра­во­го бор­та, очень силь­ные раз­ру­ше­ния. Вид­но, что ко­раб­лю от «Ше­е­ра» до­ста­лось силь­но. Очень боль­шие по­вре­жде­ния: сне­се­ны пе­ре­бо­роч­ные двери, часть па­луб от­сут­ству­ет. Вид­но, что ко­раб­лю до­ста­лось.

Бли­же к за­вер­ше­нию об­сле­до­ва­ния из кор­мо­во­го трю­ма мы подняли на­верх стек­лян­ную бан­ку, пред­по­ло­жи­тель­но с ту­шён­кой. То­гда они пе­ре­во­зи­лись в стек­ле. И один кир­зо­вый са­пог. Это то, что уда­лось под­нять из лич­ных ве­щей эки­па­жа. Вполне воз­мож­но, это бы­ло об­мун­ди­ро­ва­ние, ко­то­рое пе­ре­во­зи­лось на стан­цию по­ляр­ни­ков.

- Столь­ко вре­ме­ни про­шло, дав­но уже суд­но ле­жит на дне. Оно глу­бо­ко в ил ушло?

- Зна­е­те, оно, в прин­ци­пе, в ил-то и не ушло. Оно по­чти на ров­ном ки­ле. Незна­чи­тель­но по­гру­зи­лось: как ко­рабль плы­вёт по вол­нам, по по­верх­но­сти, толь­ко на дне, так оно как буд­то плы­вёт по грун­ту.

- То есть «Си­би­ря­ков» про­дол­жа­ет плыть, толь­ко под во­дой? - Да, под во­дой, по грун­ту. - Я чи­та­ла, что «Си­би­ря­ков» ухо­дил но­сом. То, что вы уви­де­ли под во­дой, под­твер­жда­ет это?

- Мо­жет быть. Слож­но су­дить, как точ­но он за­то­нул, но ес­ли бы он кор­мой при­шёл, мы бы не смог­ли, я ду­маю, до вин­тов дой­ти - они бы­ли бы глу­бо­ко за­ры­ты. Вы по­ни­ма­е­те, что вин­ты на­хо­ло дят­ся в ниж­ней кор­мо­вой ча­сти, при этом наш во­до­лаз за­шёл под кор­му и до­брал­ся до вин­тов. По­это­му вполне ве­ро­ят­но, что, мо­жет быть, он да­же и сна­ча­ла но­сом кос­нул­ся, а по­том уже плав­но как бы опу­стил­ся на дно, ров­но лёг.

- Что всё-та­ки ста­ло ре­ша­ю­щим до­ка­за­тель­ством, что это имен­но «Си­би­ря­ков»?

- Для ме­ня лич­но ста­ло ре­ша­ю­щим ис­сле­до­ва­ние но­со­вой ча­сти. Это, во-пер­вых, кон­фи­гу­ра­ция са­мо­го кор­пу­са но­со­вой ча­сти, яко­ря, ил­лю­ми­на­то­ров и, ко­неч­но, су­до­вая рын­да. Но по­том эти фак­ты ещё под­креп­ля­лись ору­ди­я­ми, по ко­то­рым мы по­ня­ли, что это на­вер­ня­ка «Си­би­ря­ков», по­то­му что ни на ка­кой дру­гой ле­до­кол та­кие ору­дия не уста­нав­ли­ва­лись.

- Вы же ещё и па­мят­ную таб­лич­ку там уста­но­ви­ли…

- В кор­мо­вой ча­сти бы­ли уста­нов­ле­ны две па­мят­ные таб­лич­ки с про­ник­но­вен­ны­ми сти­ха­ми Сергея Шу­ле­ни­на и Ар­тё­ма Мель­ни­ко­ва. Там бы­ли на­пи­са­ны очень хо­ро­шие слова о том, что мы долж­ны от­да­вать долг па­мя­ти не толь­ко лю­дям, но и ко­раб­лям, ко­то­рые сра­жа­лись с вра­гом. Та­ким об­ра­зом мы по­чти­ли па­мять тех, кто по­гиб на судне, и са­мо­му ко­раб­лю от­да­ли долж­ное.

На­до ещё обя­за­тель­но ска­зать вот что. Как по­ве­дал мне один ис­то­рик, у ко­раб­ля «Си­би­ря­ков» был прак­ти­че­ски си­стер­шип - небезыз­вест­ный ле­до­кол «Кра­син», юби­лей ко­то­ро­го мы от­ме­ча­ем в этом го­ду. Ока­зы­ва­ет­ся, «Кра­син» как раз и про­во­дил кон­вой, за ко­то­рым охо­тил­ся «Шеер». Я не знал, что в тот мо­мент он на­хо­дил­ся в том же рай­оне. И ес­ли бы не «Си­би­ря­ков», то ле­жал бы там «Кра­син» вме­сте с дру­ги­ми су­да­ми кон­воя. Их бра­тья­ми мож­но на­звать - «Си­би­ря­ков» и «Кра­син». И по­лу­чи­лось, что один брат спас дру­го­го, по­жерт­во­вал сво­ей жиз­нью ра­ди него. Для ме­ня это бы­ло от­кры­ти­ем и по­тря­се­ни­ем. «Си­би­ря­ков» успел те­ле­гра­фи­ро­вать и со­об­щить, что «Шеер» здесь и он при­ни­ма­ет бой, от­вле­ка­ет его и ухо­дит как мож­но быст­рее. Толь­ко бла­го­да­ря это­му «Кра­син» и дру­гие ко­раб­ли оста­лись це­лы. Это, мне ка­жет­ся, очень важ­но пом­нить.

По ору­ди­ям ис­сле­до­ва­те­ли по­ня­ли, что пе­ред ни­ми имен­но «Си­би­ря­ков».

Бой ле­до­ко­ла «Алек­сандр Си­би­ря­ков» с крей­се­ром «Ад­ми­рал Шеер» 25 ав­гу­ста 1942 го­да (П. П. Пав­ли­нов, 1945 год).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.