ШКО­ЛА В ЖИЗ­НИ

Че­му учи­ли в по­сле­во­ен­ные го­ды?

AiF na Murmane (Murmansk) - - МУРМАНСК ОБРАЗОВАНИЕ -

НА­КА­НУНЕ ДНЯ УЧИ­ТЕ­ЛЯ МАК­СИМ КАТРАШОВ ПО­ДЕ­ЛИЛ­СЯ С «АИФ НА МУР­МАНЕ» ЗАПИСЯМИ СВО­Е­ГО ДЕ­ДА ВЛА­ДИ­МИ­РА ЛЕОНИДОВИЧА ЗАГЛАДЮКА.

ПО­СЛЕД­НИЙ МУЖ­СКОЙ

ВЫ­ПУСК С го­да­ми при­хо­дит по­ни­ма­ние важ­но­сти учи­тель­ско­го тру­да, воз­ло­жен­ное в на­шем об­ще­стве в ос­нов­ном на хруп­кие жен­ские пле­чи, тру­да, не име­ю­ще­го, к со­жа­ле­нию, оцен­ки, со­от­вет­ству­ю­щей вло­жен­ным в него уси­ли­ям и важ­но­сти его ре­зуль­та­та.

Мои школь­ные го­ды при­шлись на труд­ное вре­мя - 19431953 го­ды. В пер­вый класс я по­шёл в се­ле Боль­шие Уни Уд­мурт­ской АССР, ку­да нас с ма­мой и сест­рён­кой эва­ку­и­ро­ва­ли из Ле­нин­гра­да в ав­гу­сте 1941 го­да. Учи­тель­ни­ца ве­ла уро­ки на двух язы­ках - рус­ском и уд­мурт­ском, я до сих пор счи­таю на уд­мурт­ском и пом­ню, что хлеб бу­дет «нянь», от­сю­да «нянь­ка» - кор­ми­ли­ца.

Осе­нью 1943 го­да от­ца вы­зва­ли, и мы пе­ре­еха­ли в Бе­ло­ка­мен­ку. В шко­ле нас учи­ла жен­щи­на, за­пом­нив­ша­я­ся ти­хим бла­го­род­ством класс­ной да­мы и боль­шой доб­ро­той.

Че­рез год мы с се­мьёй пе­ре­еха­ли в Мур­манск. Вто­рой класс я окон­чил в муж­ской сред­ней шко­ле №1, ко­то­рая и сей­час сто­ит на гор­ке в кон­це ули­цы Во­ров­ско­го. С этой гор­ки мы с вос­тор­гом на­блю­да­ли за празд­нич­ным са­лю­том 9 мая 1945-го. В тре­тий и чет­вёр­тый клас­сы я по­шёл в ба­зо­вой шко­ле при Мур­ман­ском пе­дучи­ли­ще. А в пя­тый-седь­мой - в шко­ле-се­ми­лет­ке №10 при пе­дучи­ли­ще. Пе­ред её фа­са­дом сто­ял бе­тон­ный пи­о­нер с гор­ном. И, на­ко­нец, с вось­мо­го по де­ся­тый класс я сно­ва ока­зал­ся в муж­ской сред­ней шко­ле №1, ко­то­рую окон­чил в 1953 го­ду. Наш вы­пуск был по­след­ним муж­ским, за­тем стра­на пе­ре­шла на сов­мест­ное обу­че­ние маль­чи­ков и де­во­чек.

За­вуч Ни­на Алек­сан­дров­на Са­мо­хи­на пре­по­да­ва­ла нам рус­ский язык и ли­те­ра­ту­ру. Она убе­ди­ла пед­со­вет не остав­лять ме­ня на вто­рой год. Я дал ей сло­во ис­пра­вить­ся и не смог об­ма­нуть кра­си­вую жен­щи­ну. А учи­тель физ­куль­ту­ры Адась Ни­ко­ла­е­вич Це­ло­бё­нок за­ста­вил ме­ня по­бо­роть при­род­ную ро­бость и вый­ти на бе­го­вую до­рож­ку ста­ди­о­на.

Не­мец­ко­му язы­ку нас учи­ла Аг­нес­са Са­му­и­лов­на Ко­ган. В об­ста­нов­ке все­об­щей нена­ви­сти ко все­му не­мец­ко­му она убеж­да­ла в необ­хо­ди­мо­сти знать язык вче­раш­не­го вра­га. И че­рез мно­го лет эти зна­ния по­мог­ли мне снос­но об­щать­ся с нем­ца­ми. Фи­зик Кон­стан­тин Ни­ко­ла­е­вич Пет­ров до­ка­зал, что от­ри­ца­тель­ный ре­зуль­тат то­же ре­зуль­тат.

«ОТ­ВЕ­ЧАТЬ ПОЙ­ДЁТ…»

В стар­ших клас­сах ма­те­ма­ти­ку нам пре­по­да­вал Ни­ко­лай Оси­по­вич (Ио­си­фо­вич) Юх­тер, по­жи­лой ки­ев­ский ев­рей. По­ла­гаю, в том, что вы­пуск­ни­ки шко­лы успеш­но по­сту­па­ли в Ле­нин­град­ский по­ли­тех, его за­слу­га. Ни­ка­кой дру­гой учи­тель, по­жа­луй, не дал мне столь проч­ных зна­ний.

Мы на­чи­на­ли дро­жать ещё на пе­ре­мене пе­ред ма­те­ма­ти­кой, пе­ре­жи­ва­ли, ли­хо­ра­доч­но све­ряя с со­се­дя­ми ре­ше­ние до­маш­не­го за­да­ния и шеп­ча, как мо­лит­ву, за­дан­ный ма­те­ри­ал. За­тем Юх­тер по­яв­лял­ся в две­рях, неболь­шая па­у­за пе­ред вхо­дом в класс, ко­рот­кий, острый взгляд сра­зу на всех из-под пух­лых век и нето­роп­ли­вое ше­ствие к сто­лу под­ни­ма­ли нас в при­вет­ствии на по­лу­со­гну­тых но­гах. Сто­я­ла гро­бо­вая ти­ши­на. Он нето­роп­ли­во вы­тас­ки­вал из сво­е­го по­трё­пан­но­го порт­фе­ля класс­ный жур­нал, вы­ни­мал из на­груд­но­го кар­ма­на ав­то­руч­ку и сно­ва бро­сал на нас ко­рот­кий взгляд. Мы в это вре­мя ста­ра­лись за­нять как мож­но мень­ший объ­ём в окру­жа­ю­щем нас про­стран­стве. Юх­тер рас­кры­вал жур­нал на нуж­ной стра­ни­це и огля­ды­вал класс со сло­ва­ми: «От­ве­чать пой­дёт…» Ко­гда руч­ка за­сты­ва­ла пред­по­ло­жи­тель­но в рай­оне тво­ей фа­ми­лии, ты ста­рал­ся сжать­ся в точ­ку. За 15-20 ми­нут уро­ка он успе­вал опро­сить доб­рую по­ло­ви­ну клас­са и вы­ста­вить всем оцен­ки. Пя­тёр­ки и чет­вёр­ки он ста­вил крас­ны­ми, а трой­ки, двой­ки и еди­ни­цы - чёр­ны­ми чер­ни­ла­ми. При­чём ста­вил он их жир­но и раз­ма­ши­сто, вы­ле­зая за пре­де­лы жур­наль­ных и днев­ни­ко­вых кле­ток.

У ме­ня бы­ло непло­хо с ма­те­ма­ти­кой, но упа­си бог по­сле пя­тёр­ки рас­сла­бить­ся и не вы­учить урок! Од­на­жды Юх­тер вы­звал ме­ня на рас­пра­ву по би­но­му Нью­то­на, ко­то­рый мы уже успе­ли по­за­быть. Жир­ная двой­ка за­мкну­ла бла­го­род­ный ряд пя­тё­рок. Этот урок я за­пом­нил на всю жизнь.

На гео­мет­рии он за­да­вал нам стро­ить мо­де­ли из под­руч­ных ма­те­ри­а­лов. Мы пи­ли­ли, стро­га­ли, шли­фо­ва­ли и кра­си­ли. И тут важ­но, что, кро­ме на­вы­ков ре­мес­ла, тре­бо­ва­лось про­явить изоб­ре­та­тель­ность. Так, к од­ной из мо­их за­дач слав­но по­до­шёл бле­стя­щий ни­ке­ли­ро­ван­ный шар со спин­ки ро­ди­тель­ской кро­ва­ти. Спя­щие в каж­дом под­рост­ке спо­соб­но­сти к твор­че­ству и об­раз­но­му мыш­ле­нию, ин­стинкт со­пер­ни­че­ства и чув­ство здо­ро­во­го тще­сла­вия на­сто­я­щий учи­тель обя­зан раз­бу­дить и рас­тор­мо­шить.

Фо­то из ар­хи­ва «АиФ на Мур­мане»

С этой гор­ки школь­ни­ки на­блю­да­ли за са­лю­том.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.