ПО­ЧЕ­МУ

AiF na Obi (Novosibirsk) - - НОВОСИБИРСК ГОСТЬ НОМЕРА - Ок­са­на СМИР­НО­ВА

Внук недав­но за­явил, что не хо­чет же­нить­ся. Сей­час, го­во­рит, это – нор­ма, все дру­зья так жи­вут. По­че­му по­яв­ля­ют­ся та­кие эта­ло­ны и за­чем мо­ло­дёжь им сле­ду­ет? В на­ше вре­мя это бы­ло про­ти­во­есте­ствен­но… Н. Тро­фи­мо­ва, Но­во­си­бирск

КАК СТАТЬ ВЗРОС­ЛЫМ?

«Эта­ло­ны и нор­мы су­ще­ство­ва­ли во все вре­ме­на, и боль­шин­ство лю­дей ста­ра­ют­ся им сле­до­вать, что­бы не быть «бе­лой во­ро­ной» и чув­ство­вать се­бя счаст­ли­вы­ми», – счи­та­ет Де­нис САБЛИН, фи­ло­соф и пси­хо­ана­ли­тик.

– Де­нис Сер­ге­е­вич, го­во­рят, что в 90-е мно­гие под­рост­ки не скры­ва­ли, что хо­тят стать элит­ны­ми про­сти­тут­ка­ми и рэ­ке­ти­ра­ми. Сей­час, сла­ва Бо­гу, это ушло. И в 90-х по­яви­лось по­ня­тие «сво­бод­ный» брак. По­че­му он всё боль­ше рас­про­стра­ня­ет­ся?

– По­то­му, что взрос­леть мо­ло­дым лю­дям ста­но­вит­ся всё слож­нее. И под­со­зна­тель­но пар­ни и де­вуш­ки не раз­ре­ша­ют се­бе те ве­щи, ко­то­рые все­гда бы­ли свой­ствен­ны взрос­лым лю­дям, на­при­мер, офи­ци­аль­но за­ве­сти се­мью.

В древ­ние вре­ме­на бы­ло та­кое по­ня­тие, как ини­ци­а­ция. До опре­де­лён­но­го воз­рас­та че­ло­век счи­тал­ся ре­бён­ком, по­том про­хо­дил некое ис­пы­та­ние, воз­вра­щал­ся в об­щи­ну и ста­но­вил­ся пол­но­прав­ным её чле­ном. Вс­пом­ни­те, как Иван Ца­ре­вич из сказ­ки пу­те­ше­ству­ет и пре­одо­ле­ва­ет не од­ну пре­гра­ду в по­ис­ках стре­лы, преж­де чем же­нить­ся и стать взрос­лым. В неко­то­рых аф­ри­кан­ских пле­ме­нах и се­го­дня маль­чи­ков, до­стиг­ших опре­де­лён­но­го воз­рас­та, по­ме­ча­ют спе­ци­аль­ной крас­кой и от­прав­ля­ют в джунгли. От­ту­да они воз­вра­ща­ют­ся толь­ко ко­гда сти­ра­ет­ся «мет­ка» – че­рез несколь­ко ме­ся­цев. Под­ро­сток за это вре­мя про­шёл ис­пы­та­ния, вы­жил в ди­кой при­ро­де – сам, без ма­мы и па­пы.

Сей­час роль та­кой ини­ци­а­ции для вы­пол­ня­ют от­ча­сти ди­плом ву­за, ар­мия. Но слу­жат в ней, как из­вест­но, да­ле­ко не

– За­ме­ти­ла, что мно­гие со­вре­мен­ные па­ры на­хо­дят се­бе вто­рую по­ло­вин­ку мак­си­маль­но по­хо­жую на се­бя. Они слу­ша­ют од­ну и ту же му­зы­ку, вме­сте за­ни­ма­ют­ся йо­гой и да­же внешне по­хо­жи.

– Дей­стви­тель­но, на­ши ба­буш­ки и де­душ­ки мень­ше стре­ми­лись быть по­хо­жи­ми друг на друга – по край­ней ме­ре внешне. Сей­час да­же одеж­ду мно­гие ста­ра­ют­ся вы­би­рать в сти­ле «уни­секс» – уз­кие джин­сы, фут­бол­ки, ке­ды. Да, это да­ёт че­ло­ве­ку внут­рен­нее ощу­ще­ние спо­кой­ствия – я та­кой же, как он и как все. Важ­ность это­го за­кла­ды­ва­ет­ся ещё в дет­стве – ко­гда ре­бё­нок хо­чет стать сна­ча­ла по­хо­жим на ро­ди­те­лей, а за­тем кем-то, кто для него ку­мир, на­при­мер, ге­рой мульт­филь­мов или шо­умен. Он ис­кренне уве­рен, что бу­дет им, по­то­му что он та­кой же, как все, и ес­ли кто-то смог – то и он смо­жет. А взрос­лея, мы это ощу­ще­ние все­мо­гу­ще­ства те­ря­ем, по­то­му что по­яв­ля­ет­ся жиз­нен­ный опыт. Ко­гда на­хо­дим то­го, кто по­хож на нас, – внут­ренне успо­ка­и­ва­ем­ся: всё в по­ряд­ке, я та­кой же, как он, зна­чит, у ме­ня всё по­лу­чит­ся, мои сме­лые меч­ты сбу­дут­ся.

ЗА­ЧЕМ ЗА­МУЖ ЗА «КОЗ­ЛА»?

– Сре­ди де­ву­шек недав­но по­яви­лось и на­би­ра­ет по­пу­ляр­ность та­кое те­че­ние, как чайл­дф­ри – со­зна­тель­ный от­каз от де­тей. Де­ти – это же все­гда бы­ло жиз­нен­ной нор­мой для взрос­лых муж­чин и жен­щин. Что слу­чи­лось?

– Де­вуш­ки или пар­ни уста­нав­ли­ва­ют та­кие «санк­ции», по­то­му что са­ми ещё пси­хо­ло­ги­че­ски незре­лые, не про­шли ту са­мую «ини­ци­а­цию» пе­ри­о­да взрос­ле­ния. А у де­тей не бы­ва­ет де­тей. Кро­ме то­го, се­го­дня ведь по­чти по­ло­ви­на ма­лы­шей рас­тут в непол­ной се­мье. Рас­па­да­ет­ся каж­дый вто­рой брак. И де­ти ча­сто вос­пи­ты­ва­ют­ся в од­но­по­лых семьях, с ген­дер­ным пе­ре­ко­сом. Что го­во­рит мать до­че­ри или сы­ну, ко­то­ро­го рас­тит без от­ца: «Все му­жи­ки коз­лы, и па­па нам, в об­щем-то, не ну­жен, мы и без него справ­ля­ем­ся, твой отец – ни­кто». Кем мо­жет стать та­кой сын? Муж­чи­ной? Тем са­мым «коз­лом», без ко­то­ро­го и так все справ­ля­ют­ся? Ко­неч­но, он им не за­хо­чет быть. А де­вуш­ка не бу­дет стре­мить­ся вый­ти за­муж и стать ма­мой. Прав­да, по­взрос­лев, эти маль­чи­ки и де­воч­ки в ито­ге всё рав­но со­зда­ют се­мью, но чув­ству­ют се­бя в ней неком­форт­но, по­ни­мая, что они здесь лиш­ние. И эту невоз­мож­ность по­том пы­та­ют­ся «ане­сте­зи­ро­вать» – ал­ко­го­лем, ви­део­иг­ра­ми, ра­бо­той.

– Се­го­дня по­ня­тия что хо­ро­шо, а что пло­хо в неко­то­рых слу­ча­ях яв­но из­ме­ни­лись. По­че­му ещё лет 30 на­зад нор­мы бы­ли дру­ги­ми?

– В каж­дый пе­ри­од вре­ме­ни у об­ще­ства бы­ли свои нор­мы. Все боль­ше се­мей­ных пар не хо­тят за­во­дить де­тей.

Са­мо сло­во «нор­ма» при­шло к нам из ан­тич­ных вре­мен. У древ­не­рим­ских ре­мес­лен­ни­ков нор­мой на­зы­вал­ся ин­стру­мент, ко­то­рым они из­ме­ря­ли, на­сколь­ко их по­дел­ки со­от­вет­ству­ют ка­ко­му-ли­бо шаб­ло­ну. Это по­ня­тие при­жи­лось и ста­ло при­ме­нять­ся и в ши­ро­ком смыс­ле. То, что под­хо­дит под стан­дарт­ную мер­ку, ста­ло счи­тать­ся хо­ро­шим, а то, что не со­от­вет­ству­ет шаб­ло­ну, – па­то­ло­ги­ей.

Но бы­ва­ет и на­обо­рот, ко­гда что-то ре­во­лю­ци­он­ное, вы­хо­дя­щее за при­выч­ные рам­ки, счи­та­ет­ся хо­ро­шим, а всё кон­сер­ва­тив­ное – нет. На­при­мер, в на­ча­ле 20-го ве­ка аван­гард счи­тал­ся про­грес­сив­ным ис­кус­ством, а всё ста­рое, кон­сер­ва­тив­ное – бы­ло не в по­чё­те.

– По­че­му к лю­дям, ко­то­рые вы­де­ля­ют­ся, за­ча­стую от­но­сят­ся не очень хо­ро­шо, да­же с агрес­си­ей...

– По­то­му что ко­гда мы ви­дим че­ло­ве­ка, ко­то­рый от нас силь­но от­ли­ча­ет­ся, в этот мо­мент мы по­ни­ма­ем, что и я сам в чём-то не та­кой. Осо­бен­но силь­но та­кая агрес­сия вы­ра­же­на у под­рост­ков, по­то­му что в этом воз­расте че­ло­век на рас­пу­тье: оста­вать­ся ли ему с дет­ски­ми фан­та­зи­я­ми,

или при­знать, что он мо­жет не всё. А это все­гда боль­но.

– Мно­гие под­рост­ки с го­ло­вой «ухо­дят» в вир­ту­аль­ную ре­аль­ность. И в соц­се­тях по­рой при­вле­ка­ют к се­бе вни­ма­ние шо­ки­ру­ю­щи­ми ви­део­ро­ли­ка­ми. На­при­мер, сни­ма­ют на ви­део сце­ны же­сто­ких раз­бо­рок со сверст­ни­ка­ми, из­де­ва­тель­ства над жи­вот­ны­ми и гор­дят­ся этим!

– Во-пер­вых, агрес­сию под­рост­ки ча­сто про­яв­ля­ют не по­то­му, что их оби­дел тот са­мый сверст­ник или та са­мая со­ба­ка. Они вы­ме­ща­ют злость на сво­их обид­чи­ков, ко­то­рым не мо­гут от­ве­тить, по­то­му что те силь­нее. Во-вто­рых, в соц­се­тях ведь лю­ди что де­ла­ют? Об­ща­ют­ся. Но не друг с дру­гом, а с ком­пью­те­ром. А хо­чет­ся, что­бы ощу­ще­ние ре­аль­но­сти бы­ло мак­си­маль­ным. По­это­му мно­гие пы­та­ют­ся сде­лать свой ак­ка­унт «те­лес­ным», вот и вы­кла­ды­ва­ют бе­с­ко­неч­ные сел­фи, фо­то­гра­фии то­го, что едят и пьют. Че­ло­век тем са­мым хо­чет ска­зать: «Я жи­вой, у ме­ня есть те­ло». Сце­ны драк и жи­во­дёр­ства по­яв­ля­ют­ся по той же при­чине – что мо­жет быть жи­вее, те­лес­нее, чем кровь и мор­до­бой? А вот об­ща­ет­ся со сверст­ни­ка­ми вжи­вую мо­ло­дёжь всё ре­же – ес­ли, на­при­мер, по­нра­ви­лась ка­кая-то де­воч­ка, мно­гие да­же и не ду­ма­ют по­дой­ти и по­зна­ко­мить­ся.

– Счи­та­ет­ся, что в со­вет­ские вре­ме­на все бы­ли оди­на­ко­вы­ми, мыс­ли­ли по шаб­ло­ну, а сей­час мы не ско­ва­ны сте­рео­ти­па­ми и нор­ма­ми. Это так?

– Нет. Про­сто сей­час боль­ше воз­мож­но­стей вы­брать се­бе шаб­ло­ны из раз­ных ис­точ­ни­ков, а не из од­но­го, как бы­ло рань­ше. Мод­ные трен­ды увле­ка­ют за со­бой. И се­го­дня нема­ло лю­дей, ко­то­рые вы­гля­дят и да­же ду­ма­ют оди­на­ко­во. Мно­гие де­вуш­ки, на­при­мер, пы­та­ют­ся быть по­хо­жи­ми на звёзд, ко­то­рых ви­дят в лю­би­мых те­ле­шоу или глян­це­вых жур­на­лах. И чем боль­ше че­ло­век по­ни­ма­ет, что его же­ла­ния не сов­па­да­ют с воз­мож­но­стя­ми, что он не та­кой же, как все, тем боль­ше он бу­дет стре­мить­ся со­от­вет­ство­вать ка­ким-то по­пу­ляр­ным в его сре­де шаб­ло­нам и нор­мам. Впро­чем, мо­жет мы сто­им на по­ро­ге об­ра­зо­ва­ния но­вой си­сте­мы ко­ор­ди­нат в на­шей куль­ту­ре, где не бу­дет про­ти­во­сто­я­ния по­ня­тий «нор­ма и ано­ма­лия», «ре­бе­нок и взрос­лый».

СЕ­ГО­ДНЯ ПО­ЛО­ВИ­НА ДЕ­ТЕЙ РАС­ТУТ В НЕПОЛНЫХ СЕМЬЯХ.

Фо­то Еле­ны ИВАНОВОЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.