НЕ ЗАБУДЕМ НИ­КО­ГДА

Но­во­си­бир­цы со всей стра­ной отпраздновали День По­бе­ды.

AiF na Obi (Novosibirsk) - - СИБИРЬ ГРАНИ ЖИЗНИ - Ок­са­на СМИР­НО­ВА

ми­нут, он кре­стит­ся и остав­ля­ет цве­ты – алые гвоз­ди­ки, как пят­на кро­ви, яр­ко пест­ре­ют на се­ром фоне.

«На этих пли­тах имя мо­е­го от­ца – До­ро­ган Па­вел Ана­то­лье­вич, – поясняет его сын Ва­ле­рий. – Я его да­же не ви­дел. Мать бы­ла на сно­сях, ко­гда от­ца за­бра­ли на фронт. Поз­же, ко­гда по го­ро­ду про­хо­дил во­ен­ный эше­лон, она ре­ши­ла че­рез зна­ко­мо­го пе­ре­дать для него узе­лок с са­лом и хле­бом – про­дук­та­ми по­де­ли­лись со­се­ди. Но на ми­ну­ту ма­ма опоз­да­ла на вок­зал и, бе­ре­мен­ная, бе­жа­ла за по­ез­дом, что­бы от­дать пе­ре­дач­ку. То­гда по­ез­да ещё ез­ди­ли не так быст­ро, как сей­час, и эше­лон с тру­дом, но мож­но бы­ло до­гнать. Отец на­пи­сал с фрон­та, что по­лу­чил «по­сыл­ку» и раз­де­лил её по­ров­ну с со­слу­жив­ца­ми. Это был скром­ный па­ёк, но ра­ди по­бе­ды лю­ди го­то­вы бы­ли от­да­вать сол­да­там по­след­нее. А они – от­да­ли за нас свою жизнь. Отец до­мой так и не вер­нул­ся, не уви­дел сво­е­го сы­на. Он по­гиб в фев­ра­ле 1942 го­да». В тот день к Веч­но­му ог­ню при­нес­ли ты­ся­чи цве­тов. ЖИ­ВЁМ ЗА СЕ­БЯ И ЗА НИХ

Мно­гие го­ро­жане при­шли к Мо­ну­мен­ту це­лы­ми се­мья­ми. Мо­ло­дая жен­щи­на вме­сте с от­цом, скло­нив­шись к ма­лень­кой до­че­ри с кук­лой, рас­ска­зы­ва­ет ей о пра­пра­де­де. «Его зва­ли Сте­пан, Сте­пан Гань­шин, – со сле­за­ми на гла­зах го­во­рит Жан­на. – Ушёл на фронт в на­ча­ле вой­ны и боль­ше не вер­нул­ся. Офи­ци­аль­но он

СО­БЫ­ТИЕ

счи­та­ет­ся про­пав­шим без ве­сти, но ведь сколь­ко их бы­ло – пар­ней и муж­чин, по­гиб­ших в бою и за­хо­ро­нен­ных в об­щих безы­мян­ных мо­ги­лах. Мы зна­ем, что он то­же был ге­ро­ем».

Ма­лень­кая доч­ка Жан­ны вни­ма­тель­но слу­ша­ет. Свои цве­ты мо­ло­дая жен­щи­на каж­дый год остав­ля­ет у веч­но­го огня. Она уве­ре­на, что и её дочь, ко­гда вы­рас­тет, про­дол­жит тра­ди­цию. «Это па­мять, ко­то­рую нуж­но пе­ре­да­вать сво­им де­тям, что­бы они то­же от­ме­ча­ли этот ве­ли­кий праздник, – счи­та­ет она. – День По­бе­ды был бы са­мым счаст­ли­вым днём для тех, чьи име­на вы­се­че­ны на пли­тах. По­это­му по­ра­до­вать­ся это­му празд­ни­ку мы при­хо­дим и за се­бя, и за них».

По­ток лю­дей к обе­ду ста­но­вит­ся всё боль­ше. Оче­редь к веч­но­му ог­ню рас­тя­ну­лась на де­сят­ки мет­ров. Вой­на и в глу­бо­ком ты­лу за­тро­ну­ла жизнь каж­дой се­мьи в те го­ды. В длин­ных спис­ках на ка­мен­ных пли­тах, каж­дая из ко­то­рых вы­со­той с мно­го­этаж­ный дом, нема­ло не толь­ко оди­на­ко­вых фа­ми­лий, но и схо­жих ини­ци­а­лов од­но­фа­миль­цев. Это не­уди­ви­тель­но, ведь на фронт ухо­ди­ли це­лы­ми се­мья­ми – отец и сын или сра­зу несколь­ко бра­тьев и да­же до­че­ри и сёст­ры – есть здесь и жен­ские име­на. Па­мять о них, су­дя по ко­ли­че­ству цве­тов, остав­лен­ных на ме­мо­ри­а­ле их детьми, вну­ка­ми и да­же пра­пра­вну­ка­ми ещё бу­дет жить дол­гие го­ды.

Жи­те­ли с удо­воль­стви­ем смот­ре­ли вы­ступ­ле­ния ан­сам­блей. Мест­ные маль­чиш­ки не мог­ли ото­рвать глаз от вы­ступ­ле­ния во­ен­но­слу­жа­щих от­ря­да спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния.

Фо­то Дмит­рия ДАНЕВИЧА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.