«ХО­ЧУ РАЗ­ВЕ­ЯТЬ МИ­ФЫ О РОС­СИИ!»

Пу­те­ше­ствие фотографа – это ми­ро­твор­че­ская мис­сия

AiF na Obi (Novosibirsk) - - НОВОСИБИРСК ГОСТЬ НОМЕРА - Рё СИМИДЗУ. Рё СИМИДЗУ Кон­стан­тин КЛЕЩИН

РОС­СИЯ – ЭТО РАЙ ДЛЯ ФОТОХУДОЖНИКА. В ГЛУБИНКЕ СИ­БИ­РИ И АЛ­ТАЯ – НА­СТО­Я­ЩАЯ ЖИЗНЬ РЯ­ДОМ С ПРИ­РО­ДОЙ.

ДРУ­ГАЯ ПЛА­НЕ­ТА

Фо­то­ху­дож­ник из Стра­ны вос­хо­дя­ще­го солн­ца хо­чет по­се­тить от­да­лён­ные угол­ки Ал­тая, а до­мой при­е­хать на рос­сий­ском ав­то­мо­би­ле.

– Как вос­при­ни­ма­ют Россию в Япо­нии, ка­кая ин­фор­ма­ция до­ми­ни­ру­ет?

– У нас ва­шу стра­ну на­зы­ва­ют опас­ной. Го­во­рят, что в Рос­сии труд­но на­хо­дить­ся, по­то­му что про­бле­мы – на каж­дом ша­гу. Кру­гом мафия, кру­гом агрес­сия и зло. Так­же в Япо­нии ча­сто мож­но услы­шать, что в Рос­сии жёст­кий по­ли­ти­че­ский ре­жим и по при­ка­зу пре­зи­ден­та лю­дей аре­сто­вы­ва­ют и уби­ва­ют.

– Ка­кие ужа­сы. Но для се­бя вы на­шли под­твер­жде­ние этих слов?

– Ко­неч­но, нет. Внешне жители Рос­сии ино­гда ка­жут­ся су­ро­вы­ми. Но это толь­ко на пер­вый взгляд. Есть, ви­ди­мо, ка­кая-то своя культура, о чём я не бе­русь су­дить. Ес­ли уж быть до кон­ца чест­ны­ми, японцы то­же ино­гда мо­гут по­ка­зать­ся ино­стран­цам мрач­но­ва­ты­ми, на­при­мер, ко­гда они о чём-то за­ду­ма­ют­ся.

Моё от­но­ше­ние к Рос­сии из­ме­ни­лось ещё до­ма, так как по­яви­лись рус­ские дру­зья. Это радостные и ин­те­рес­ные лю­ди с боль­шой фан­та­зи­ей и эру­ди­ци­ей. Для ме­ня ва­ша стра­на – это огром­ная неиз­ве­дан­ная пла­не­та. Мне хо­чет­ся фо­то­гра­фи­ро­вать и по­ка­зы­вать эти ра­бо­ты до­ма. И чем боль­ше бу­дет та­ких пу­те­ше­ствен­ни­ков, как я, ко­то­рые смот­рят на жизнь не из ок­на ту­ри­сти­че­ско­го ав­то­бу­са, а идут вглубь, тем луч­ше.

ДО­Е­ХАТЬ ДО ГЛУБИНКИ

– То­гда по­че­му не так мно­го япон­цев к нам при­ез­жа­ет?

– Есть проблема по­лу­че­ния ви­зы. Её дол­го и слож­но по­лу­чать. И эта проблема толь­ко меж­ду на­ши­ми стра­на­ми. Все осталь­ные стра­ны ми­ра японцы ча­сто посещают, по­то­му что по­лу­чить ви­зы ту­да го­раз­до про­ще.

Я в про­шлом го­ду был в Москве. В этом го­ду ви­дел Вла­ди­во­сток, Но­во­си­бирск и со­би­ра­юсь по­ехать сей­час на Ал­тай.

Москва ме­ня уди­ви­ла раз­ме­ра­ми и зе­ле­нью – огром­ный ме­га­по­лис. Я был впе­чат­лён пар­ка­ми. Для япон­ца это очень важ­ный эле­мент го­род­ской сре­ды. За зе­лень у нас бо­рют­ся. Не­из­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние на ме­ня про­из­ве­ли Кремль и ста­рин­ная ар­хи­тек­ту­ра.

Те­перь моя за­да­ча за­брать­ся как мож­но даль­ше в глу­бин­ку. Я хо­чу уви­деть при­род­ные кра­со­ты Ал­тая, за­пе­чат­леть их. Смот­реть чужие фо­то­гра­фии – это не впе­чат­ля­ет, по­то­му что нет эмо­ци­о­наль­ной па­мя­ти о тех ме­стах. Но что­бы по­ехать в от­да­лён­ные угол­ки, нам ну­жен бу­дет уа­зик. Те­перь я знаю, что это луч­шая ма­ши­на для бездорожья. По­это­му хо­чу ку­пить рус­ский вне­до­рож­ник и при­вез­ти его до­мой.

– А что в са­мой Япо­нии нель­зя ку­пить та­кую ма­ши­ну?

– Мож­но. В на­шей стране да­же есть пред­ста­ви­тель­ство УАЗа. Но толь­ко там по­куп­ка бу­дет очень до­ро­гой.

– А до­ма у вас то­же есть по­треб­ность ез­дить в от­да­лён­ные угол­ки по без­до­ро­жью?

– Да, по­даль­ше от боль­ших го­ро­дов. Там, где лю­ди бли­же к при­ро­де, там и жизнь со­вер­шен­но иная. На­сто­я­щая. Хо­тя в Япо­нии та­ких мест ма­ло. На­ша стра­на по срав­не­нию с Рос­си­ей со­всем неболь­шая. У нас сплошь го­ро­да да го­род­ки. Ур­ба­ни­за­ция – се­го­дня бич все­го ми­ра. Лю­ди пе­ре­се­ля­ют­ся в му­ра­вей­ни­ки, со- зда­ют ис­кус­ствен­ную жизнь, да­лё­кую от при­ро­ды.

Пер­вы­ми, как мне ка­жет­ся, от уско­ре­ния жиз­ни и её ур­ба­ни­за­ции стра­да­ют тра­ди­ции и уклад жиз­ни. В этом смыс­ле то, что я уви­дел в Рос­сии, и есть луч­ший при­мер и ил­лю­стра­ция. Здесь я уви­дел, при­чём несколь­ко раз, как ба­буш­ки гу­ля­ют с вну­ка­ми. Их бы­ло мно­го. Они раз­го­ва­ри­ва­ли меж­ду со­бой, что-то объ­яс­ня­ли де­тям, кор­ми­ли их и да­же бе­га­ли за те­ми ре­бя­тиш­ка­ми, ко­то­рые ша­ли­ли. Рань­ше и в Япо­нии мож­но бы­ло уви­деть та­кое. Ба­буш­ки все­гда по­мо­га­ли де­тям рас­тить вну­ков. Это бы­ло ещё в мо­ём дет­стве. И мои ро­ди­те­ли ча­сто рас­ска­зы­ва­ли о ста­ром укла­де. Но сей­час это мож­но уви­деть толь­ко в се­ле­ни­ях, ко­то­рые вда­ли от боль­ших го­ро­дов, и то всё ре­же и ре­же.

– А как вам рус­ская кух­ня? У нас вот по­че­му-то мно­гие си­би­ря­ки лю­бят япон­скую еду.

– Мне ва­ша кух­ня очень по­нра­ви­лась. Вкус­но и сыт­но. Мне по­нра­ви­лась се­лёд­ка под шу­бой – ори­ги­наль­но. Кста­ти, ва­ши су­ши ни­чем не ху­же та­ких же япон­ских ку­ша­ний. Но ин­те­рес­но дру­гое: на­ше блю­до вы умуд­ри­лись мо­дер­ни­зи­ро­вать! (Сме­ёт­ся.) Су­ши в кля­ре! Я та­ко­го до­ма ни­ко­гда не ел, но по­лу­чи­лось вкус­но.

– Чем вы за­ни­ма­е­тесь, кем ра­бо­та­е­те?

– Я ра­бо­таю по­мощ­ни­ком про­дю­се­ра на ки­но­сту­дии. Ор­га­ни­зую съём­ки ху­до­же­ствен­ных филь­мов. Это моя ос­нов­ная ра­бо­та и до­ход. Фо­то­гра­фия то­же при­но­сит день­ги. Но их я тра­чу на но­вые пу­те­ше­ствия.

– То­гда вам во­прос как фо­то­гра­фу: лег­ко ли в Япо­нии про­бить­ся че­ло­ве­ку с ка­ме­рой?

– Непро­сто. Очень высокая кон­ку­рен­ция. Это, на­вер­ное, са­мое лю­би­мое за­ня­тие мо­их со­оте­че­ствен­ни­ков – фо­то­гра­фи­ро­вать. Но ес­ли че­ло­век ста­ра­ет­ся, то шанс по­лу­чить при­зна­ние есть. В Япо­нии мно­го раз­ных кон­кур­сов сре­ди фо­то­гра­фов. Мне по­мо­га­ет то, что я зна­ком с из­вест­ны­ми людь­ми из ки­но­ин­ду­стрии. С их по­мо­щью про­ще ор­га­ни­зо­вы­вать вы­став­ки в люд­ных и пре­стиж­ных ме­стах. Но, с дру­гой сто­ро­ны, ес­ли ты сам из се­бя ни­че­го не пред­став­ля­ешь и не уме­ешь, то ни­ка­кие по­кро­ви­те­ли не по­мо­гут.

– Сей­час в Япо­нии сни­ма­ют мно­го исторических филь­мов и се­ри­а­лов про са­му­ра­ев и их ге­ро­изм в смут­ные вре­ме­на, на­при­мер, 16 ве­ка, ко­гда ва­ша стра­на про­хо­ди­ла пе­ри­од граж­дан­ско­го про­ти­во­сто­я­ния. Это об­ра­ще­ние к про­шло­му – по­пыт­ка со­хра­нить се­бя в стре­ми­тель­ном ве­ке уни­фи­ка­ции все­го и вся или это по­пыт­ка по­нять се­бя?

– Кри­вить ду­шой не бу­ду, при­кры­вать­ся пат­ри­о­тиз­мом – то­же. Я эти филь­мы не смот­рю. И кто их смот­рит, мне не­из­вест­но.

– То­гда ка­кие те­мы и пер­со­на­жи вам ин­те­рес­ны?

– Мне ин­те­ре­сен че­ло­век, ко­то­рый хо­чет что-то из­ме­нить. Та­кой пер­со­наж плы­вёт про­тив те­че­ния, сра­жа­ет­ся за жизнь и свои взгля­ды на неё, при этом он ува­жа­ет вы­бор дру­гих лю­дей, хо­тя и стре­мит­ся увлечь всех за со­бой. Этот че­ло­век мо­жет сра­жать­ся да­же с ка­ки­ми-то ве­ко­вы­ми усто­я­ми и штам­па­ми, благо в Япо­нии в них нет недо­стат­ка. На­при­мер, сту­дия, в ко­то­рой я ра­бо­таю, в 2008 го­ду сня­ла фильм «Ушед­шие», и он по­лу­чил «Оскар». Глав­ный ге­рой филь­ма хо­чет, что­бы по­хо­рон­ный биз­нес и лю­ди из него пе­ре­ста­ли быть вто­ро­сорт­ны­ми для об­ще­ства.

ЯПОНЦЫ ДУ­МА­ЮТ, ЧТО В РФ КРУ­ГОМ МАФИЯ И ОПАС­НОСТЬ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.