ПО­СЛЕД­НИЙ ПРЕ­МЬЕР ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­СТВА КОЛЧАКА

Что по­гу­би­ло со­рат­ни­ка бе­ло­гвар­дей­ско­го ад­ми­ра­ла?

AiF na Obi (Novosibirsk) - - СИБИРЬ ГРАНИ ЖИЗНИ - Ва­си­лий МАТВЕЮК

В од­ном из про­шлых но­ме­ров в рас­ска­зе о Кол­ча­ке вы упо­мя­ну­ли фа­ми­лию пред­се­да­те­ля пра­ви­тель­ства Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го Вик­то­ра Пе­пе­ля­е­ва. Го­во­рят, что ес­ли бы Пе­пе­ля­е­ву уда­лось сме­стить Колчака, то, воз­мож­но, ис­ход Граж­дан­ской вой­ны в Си­би­ри был бы иным. Так это или нет?

С. Пив­кин, с. Кар­гат

ХО­РО­ШО ЗНАВШИЕ ВИК­ТО­РА ПЕ­ПЕ­ЛЯ­Е­ВА ГО­ВО­РИ­ЛИ, ЧТО ЭТО БЫЛ ЧЕ­ЛО­ВЕК ТВЁРДОЙ ВОЛИ, НАСТОЙЧИВЫЙ В ПРО­ВЕ­ДЕ­НИИ В ЖИЗНЬ ПРИ­НЯ­ТЫХ РЕШЕНИЙ, ГЛУ­БО­КИЙ И ИСКРЕННИЙ ПАТРИОТ СВО­ЕЙ СТРА­НЫ. В АР­ХИ­ВАХ СОХРАНИЛИСЬ ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ ГЛАВ­НО­КО­МАН­ДУ­Ю­ЩЕ­ГО ОД­НО­ГО ИЗ ФРОНТОВ КРАС­НОЙ АР­МИИ АЛЕК­СЕЯ БРУСИЛОВА, ГДЕ ОН ПО­ДРОБ­НО РАССКАЗЫВАЕТ О ПО­СЛЕД­НИХ ДНЯХ КОЛЧАКА И ЕГО СОРАТНИКОВ.

ТАЙНЫЕ ПЛА­НЫ

Февраль­скую ре­во­лю­цию Вик­тор Пе­пе­ля­ев встре­тил в Пет­ро­гра­де. По­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции ока­зал­ся в пер­вых ря­дах про­тив­ни­ков боль­ше­виз­ма.

В кон­це 1917 го­да Вик­тор Пе­пе­ля­ев воз­гла­вил Пет­ро­град- ский со­юз си­би­ря­ков-об­ласт­ни­ков, а в на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да во­шёл в Москве в ру­ко­вод­ство под­поль­ных ор­га­ни­за­ций «На­ци­о­наль­ный центр» и «Со­юз воз­рож­де­ния», его же од­но­вре­мен­но из­бра­ли чле­ном ЦК пар­тии ка­де­тов. По­сле это­го по за­да­нию ЦК пар­тии от­пра­вил­ся в Сибирь и на Даль­ний Во­сток. 28 сен­тяб­ря Пе­пе­ля­ев встре­тил­ся с ко­ман­ду­ю­щим Си­бир­ской ар­ми­ей Ру­доль­фом Гай­дой. (Кстати, в мае 1918 го­да Гай­да был од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей ан­ти­боль­ше­вист­ско­го вы­ступ­ле­ния Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са и ор­га­ни­за­то­ров вос­ста­ния в го­ро­де Но­во­ни­ко­ла­ев­ске; ко­ман­до­вал че­хо­сло­вац­ки­ми вой­ска­ми под Ом­ском.) Вик­тор Пе­пе­ля­ев по­де­лил­ся с Ру­доль­фом Гай­дой сво­и­ми со­об­ра­же­ни­я­ми по по­во­ду кан­ди­да­ту­ры на долж­ность Вер­хов­но­го пра­ви­те­ля Рос­сии и на­звал фа­ми­лию это­го че­ло­ве­ка – Кол­чак. Имен­но Кол­чак, по его мне­нию, об­ла­дал ка­че­ства­ми дик­та­то­ра и мог ис­пол­нить роль спа­си­те­ля Рос­сии. Но ад­ми­рал в это вре­мя на­хо­дил­ся в Мань­чжу­рии. Ру­дольф Гай­да, со­гла­сив­шись с мне­ни­ем Пе­пе­ля­е­ва, от­пра­вил те­ле­грам­му Кол­ча­ку, в ко­то­рой про­сил его по­зна­ко­мить­ся с Вик­то­ром Пе­пе­ля­е­вым. Но в тот раз встре­ча в Мань­чжу­рии не со­сто­я­лась, а про­изо­шла она в на­ча­ле но­яб­ря в Ом­ске.

В но­яб­ре 1918 го­да Пе­пе­ля­е­ва в Ом­ске из­бра­ли пред­се­да­те­лем Во­сточ­но­го от­де­ла ЦК ка­де­тов. За­тем он стал ди­рек­то­ром де­пар­та­мен­та по­ли­ции и го­су­дар­ствен­ной охра­ны при Ом­ском пра­ви­тель­стве, по­том – че­ре­да но­вых долж­но­стей: ми­нистр внут­рен­них дел, член Со­ве­та Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, пре­мьер-ми­нистр пра­ви­тель­ства Колчака.

Бу­дучи ми­ни­стром внут­рен­них дел, Пе­пе­ля­ев, по­сле за­ня­тия кол­ча­ков­ца­ми Ека­те­рин­бур­га, ру­ко­во­дил рас­сле­до­ва­ни­ем рас­стре­ла цар­ской се­мьи.

Вик­тор Пе­пе­ля­ев был од­ним из ини­ци­а­то­ров со­зда­ния доб­ро­воль­че­ских ча­стей Бе­лой ар­мии во­сто­ка Рос­сии – дру­жин Свя­то­го Кре­ста и По­лу­ме­ся­ца. Вы­сту­пал про­тив сда­чи Ом­ска без боя, счи­тая, что с его по­те­рей пре­стиж бе­лых в Си­би­ри рез­ко упа­дёт. Пы­тал­ся не до­пу­стить об­ра­зо­ва­ния эсе­ро-мень­ше­вист­ско­го вре­мен­но­го Все­рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства – Ди­рек­то­рии, при­зы­вал к уста­нов­ле­нию во­ен­ной дик­та­ту­ры. Из­ло­жив свои ар­гу­мен­ты Кол­ча­ку в от­но­ше­нии Ди­рек­то­рии, он за­явил, что это «при­ве­дёт неиз­беж­но, ес­ли ни­че­го не пред­при­ни­мать, к сда­че вла­сти боль­ше­ви­кам». Кол­чак со­гла­сил­ся с ар­гу­мен­та­ми сво­е­го пре­мьер-ми­ни­стра. «Мы ста­ли пар­ти­ей го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та. Сто­и­ло нам на­ка­нуне вы­ска­зать на­ше мнение, и на­зав­тра то, что долж­но бы­ло свер­шить­ся, свер­ши­лось», – за­пи­сал Вик­тор Пе­пе­ля­ев в сво­ём днев­ни­ке.

Он хо­ро­шо знал о пла­нах сво­е­го «ше­фа» – Колчака, ко­то­рый по­сле по­бе­ды над боль­ше­ви­ка­ми на­ме­ре­вал­ся уй­ти в от­став­ку. Пе­пе­ля­ев рас­счи­ты­вал, что это даст ему воз­мож­ность осу­ще­ствить да­ле­ко иду­щие пла­ны. О них он ни с кем, кро­ме сво­е­го род­но­го бра­та Ана­то­лия Пе­пе­ля­е­ва, ге­роя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, ге­не­рал-лей­те­нан­та, ко­ман­ду­ю­ще­го од­ной из кол­ча­ков­ских ар­мий, не де­лил­ся. Вик­тор Пе­пе­ля­ев хо­тел за­нять ни мно­го ни ма­ло, а са­мый вы­со­кий пост в по­ли­ти­че­ском ру­ко­вод­стве Рос­сии. Нуж­но бы­ло лишь уско­рить про­цесс.

Бра­тья ве­ли между со­бой сек­рет­ные пе­ре­го­во­ры на этот счёт. В част­но­сти, Ана­то­лий на­стой­чи­во про­сил стар­ше­го бра­та Вик­то­ра сроч­но при­быть в Томск. На что тот от­ве­чал, что эта встре­ча бес­смыс­лен­на, по­ка он не пе­ре­го­во­рит с Ми­ха­и­лом Ди­те­рих­сом, ярым мо­нар­хи­стом, что он сам спе­шит встре­тить­ся и в пер­вый удоб­ный мо­мент при­бу­дет – гнать бу­дет «на мыс­ли­мой и немыс­ли­мой ско­ро­сти».

Речь шла о смещении Колчака. И уже в на­ча­ле де­каб­ря 1919 го­да бра­тья ре­ши­ли при­сту­пить к де­лу. На уз­ло­вой же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Тай­га они в уль­ти­ма­тив­ной форме по­тре­бо­ва­ли от Колчака сме­ще­ния глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми ге­не­ра­ла Са­ха­ро­ва и за­ме­ны его ге­не­ра­лом Ди­те­рих­сом. Но по­ло­жи­тель­но­го от­ве­та не по­лу­чи­ли. То­гда, до­ждав­шись отъ­ез­да ад­ми­ра­ла со стан­ции Тай­га, они аре­сто­ва­ли Са­ха­ро­ва и на­пра­ви­ли Вер­хов­но­му пра­ви­те­лю те­ле­грам­му с тре­бо­ва­ни­ем со­зы­ва Сибирского зем­ско­го со­бо­ра и фор­ми­ро­ва­ния пра­ви­тель­ства. Ес­ли этот уль­ти­ма­тум не бу­дет вы­пол­нен, угро­жа­ли бра­тья Кол­ча­ку, они пой­дут на край­ние ме­ры. Ка­кие ме­ры бра­тья хо­те­ли пред­при­нять, неиз­вест­но. Но их ре­ши­мость сфо­ку­си­ро­ва­лась в несколь­ких сло­вах: они ре­шат­ся на всё «во имя Ро­ди­ны». Но угро­зы бы­ли слиш­ком позд­ни­ми: ар­мия Колчака уже бы­ла прак­ти­че­ски раз­би­та и по­пра­вить что-то бы­ло невоз­мож­но.

РЕЧЬ ШЛА О СМЕЩЕНИИ КОЛЧАКА.

БОЛЬШЕВИКИ НЕ ПРОСТИЛИ

Между тем Крас­ная ар­мия с всё ещё упор­ны­ми бо­я­ми про­дви­га­лась на во­сток. Шла за­тяж­ная по­зи­ци­он­ная вой­на. В кон­це кон­цов бе­ло­гвар­дей­цы не усто­я­ли под уда­ром боль­ше­ви­ков. Кол­чак и Пе­пе­ля­ев пу­сти­лись в бе­га. И вот в са­мый ка­нун но­во­го, 1919 го­да по­езд, в ко­то­ром они сле­до­ва­ли на Даль­ний Во­сток, был за­дер­жан по при­ка­зу бе­ло­че­хов и взят под охра­ну, а его вы­со­ко­по­став­лен­ные пас­са­жи­ры ока­за­лись в ру­ках эсе­ров, ко­то­рые за­тем вы­да­ли их боль­ше­ви­кам в об­мен на сво­бод­ное про­дви­же­ние на во­сток.

Аре­стан­тов мно­го­крат­но и с при­стра­сти­ем до­пра­ши­ва­ли. Кол­чак при этом дер­жал­ся с до­сто­ин­ством русского ад­ми­ра­ла. Пе­пе­ля­ев же вёл се­бя по-дру­го­му: уни­зи­тель­но про­сил у боль­ше­ви­ков по­ща­ды, обе­щая со­труд­ни­чать с Со­вет­ской вла­стью. Это идёт враз­рез с утвер­жде­ни­я­ми хо­ро­шо знав­ших Пе­пе­ля­е­ва лю­дей о том, что он был че­ло­ве­ком «осто­рож­ным в ре­ше­ни­ях, но ре­ши­тель­ным в дей­стви­ях».

Од­на­ко большевики не простили обо­им же­сто­ко­сти, ко­то­рую они чи­ни­ли в Си­би­ри, и по при­ка­зу Ир­кут­ско­го рев­ко­ма их рас­стре­ля­ли. Это про­изо­шло на ре­ке Ан­га­ре непо­да­лё­ку от Ир­кут­ска.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.