ЗА МЕД­ВЕ­ДЯ­МИ И ТАЙ­ГОЙ

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЯ КРАС­НО­ЯРСК В ЭТОМ ГО­ДУ ПО­ПАЛ В ТОП-10 СА­МЫХ ПРИ­ВЛЕ­КА­ТЕЛЬ­НЫХ ДЛЯ ТУ­РИ­СТОВ РОС­СИЙ­СКИХ ГО­РО­ДОВ (ПО ОЦЕН­КЕ ПОЛЬ­ЗО­ВА­ТЕ­ЛЕЙ ТУ­РИ­СТИ­ЧЕ­СКО­ГО СЕР­ВИ­СА TRIP ADVISOR). ЧТО ЖЕ ТАК ТЯ­НЕТ ЛЮ­БИ­ТЕ­ЛЕЙ ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЙ НА БЕ­РЕ­ГА ЕНИ­СЕЯ? ВИК­ТО­РИЯ РЕФАС, МЕСТ­НЫЙ ЭКС­КУР­СО­ВОД, ГО­ВО­РИТ, ЧТО ЭТО ВО­ВСЕ НЕ МУ­ЗЕИ СУ­РИ­КО­ВА И АСТА­ФЬЕ­ВА ИЛИ НО­ВО­ДЕЛ В ВИ­ДЕ ФОН­ТА­НОВ, А В ПЕРВУЮ ОЧЕ­РЕДЬ ТАЙ­ГА, ДИ­КИЕ МЕД­ВЕ­ДИ, ША­МА­НЫ…

СТОЛ­БЫ И АР­ХИ­ТЕК­ТУ­РА НЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЯ­ЮТ

При­ня­то счи­тать, что ос­нов­ной ту­ри­сти­че­ский якорь Крас­но­я­рья ­ это скаль­ный за­по­вед­ник «Стол­бы». По ста­ти­сти­ке, несмот­ря на оби­лие кле­щей, здесь бы­ва­ет еже­год­но око­ло 250 тыс. че­ло­век. Но по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из них ­ крас­но­яр­цы.

Стол­бы по­зи­ци­о­ни­ру­ют как ме­сто, ана­ло­гов ко­то­ро­му нет в России. Лю­бой че­ло­век, живущий в тех ре­ги­о­нах, где есть го­ры, ска­жет, что это не так. По­то­му что у каж­до­го круп­но­го си­бир­ско­го или даль­не­во­сточ­но­го го­ро­да, рас­по­ло­жен­но­го в пред­го­рьях, есть ана­ло­гич­ные ме­ста. Един­ствен­ная уни­каль­ность на­ших Стол­бов в том, что вход в них ­ в чер­те го­ро­да, ну и осо­бая суб­куль­ту­ра стол­би­стов, ко­неч­но же. Но к ним в ком­па­нию слу­чай­ный ту­рист вряд ли по­па­дёт. Мно­гие ино­стран­цы, ко­гда их при­во­дят на Стол­бы, недо­умён­но по­жи­ма­ют пле­ча­ми ­ в тех же Аль­пах или Тат­рах есть скалы и по­кру­че.

Слож­но уди­вить за­ру­беж­ных го­стей и ар­хи­тек­ту­рой са­мо­го Крас­но­яр­ска ­ она со­вер­шен­но ти­пич­на для круп­ных си­бир­ских го­ро­дов. Са­мое по­се­ща­е­мое ме­сто ­ го­ра с ча­сов­ней Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы. Прав­да, от­ту­да от­кры­ва­ет­ся до­воль­но невзрач­ная панорама го­ро­да. Лю­бо­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый был в Ев­ро­пе или в ста­рин­ных го­ро­дах ев­ро­пей­ской ча­сти России, та­кая экс­кур­сия бу­дет ма­ло­ин­те­рес­на.

Ма­ло при­вле­ка­ют ту­ри­стов и зна­ко­вые для Крас­но­я­рья име­на Су­ри­ко­ва и Аста­фье­ва. Да, в их му­зе­ях есть на что по­смот­реть, но на­до быть очень боль­шим зна­то­ком твор­че­ства ху­дож­ни­ка и пи­са­те­ля, что­бы по до­сто­ин­ству оце­нить со­хра­нив­ши­е­ся ар­те­фак­ты.

ЗАПРЕТНАЯ ЗО­НА

Ко­гда че­ло­век едет в Си­бирь из Ев­ро­пы или дру­гих ре­ги­о­нов России, у него есть ха­рак­тер­ные уста­нов­ки: Крас­но­ярск ­ это мед­ве­ди, тай­га, хо­лод. Мно­гие оста­ют­ся в шо­ке, уви­дев здесь мно­го­этаж­ные до­ма. Они еха­ли за эк­зо­ти­кой, им это и нуж­но дать. «Посколь­ку обыч­но в го­ро­де смот­реть ни­че­го не хо­тят, я во­жу лю­дей в «за­прет­ную зо­ну» Крас­но­яр­ской ГЭС ­ за­хо­дим че­рез го­ру за пло­ти­ну по пра­во­му бе­ре­гу. Сей­час она пе­ре­ста­ла быть за­прет­ной, но тем не ме­нее мы го­во­рим ту­ри­стам, что это за­прет­ка».

Крас­но­яр­ская ГЭС са­ма по себе ­ один из са­мых по­се­ща­е­мых объ­ек­тов. Смот­реть стан­цию луч­ше все­го не с ав­то­мо­биль­ной до­ро­ги, от­ку­да обыч­но фо­то­гра­фи­ру­ют её ту­ри­сты. С обо­их бе­ре­гов на­топ­та­ны тро­пы по ска­лам к так на­зы­ва­е­мым «ви­дов­кам» ­ пло­щад­кам, от­ку­да от­кры­ва­ет­ся жи­во­пис­ный вид и на во­до­хра­ни­ли­ще, и на сбра­сы­ва­е­мую гид­ро­стан­ци­ей во­ду.

Ес­ли дви­гать­ся к ГЭС с ле­во­го бе­ре­га, мож­но успеть по­лю­бо­вать­ся ми­нин­ски­ми Стол­ба­ми. Здесь же мож­но на­ткнуть­ся на сле­ды ди­ких мед­ве­дей. Осо­бен­но в рай­оне об­шир­ных за­ро­с­лей ма­ли­ны. Там гряз­ная до­ро­га и по­всю­ду вид­ны от­пе­чат­ки лап. Все сра­зу начинают при­кла­ды­вать ру­ки, фо­то­гра­фи­ро­вать. Это та са­мая эк­зо­ти­ка, за ко­то­рой идут в тай­гу и во­об­ще при­ез­жа­ют в наш край. СА­МОЕ ИН­ТЕ­РЕС­НОЕ НЕДО­СТУП­НО

Ста­ро­ве­ры в Крас­но­яр­ском крае до сих пор жи­вут. Что­бы взгля­нуть на уклад жиз­ни лю­дей, не ме­няв­ший­ся с XVII ве­ка, на­до ид­ти на мо­тор­ных лод­ках в вер­хо­вья неболь­ших ре­чу­шек на сот­ни ки­ло­мет­ров. В ито­ге не факт, что ста­ро­ве­ры за­хо­тят об­щать­ся с при­ез­жи­ми. Ве­ро­ят­ней все­го, да­дут от во­рот по­во­рот.

Ма­ло­до­ступ­ны ту­ри­стам та­кие уни­каль­ные ме­ста Крас­но­яр­ско­го края, как пла­то Пу­то­ра­на или ме­сто па­де­ния Тун­гус­ско­го ме­тео­ри­та, а ещё ­ зна­ме­ни­тая за­бро­шен­ная «До­ро­га смер­ти» ­ ам­би­ци­оз­ный ста­лин­ский про­ект Се­вер­ной же­лез­ной до­ро­ги Са­ле­хард ­ Игар­ка. Ес­ли до Пу­то­ран­ско­го за­по­вед­ни­ка и по­сёл­ка Ва­на­ва­ра, ря­дом с ко­то­рым упал ме­тео­рит, мож­но до­ле­теть хо­тя бы вер­то­лё­том, то до «До­ро­ги смер­ти» слож­но до­брать­ся да­же по воз­ду­ху ­ негде при­зем­лить­ся. Не ча­сто до­би­ра­ют­ся ту­ри­сты и до по­сёл­ка Ха­тан­га, где су­ще­ству­ет му­зей ма­мон­та с огром­ной кол­лек­ци­ей ре­аль­ных остан­ков пер­во­быт­ных жи­вот­ных, или до Игар­ки с му­зе­ем веч­ной мерз­ло­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.