«НА ЧЕРНУХЕ РЕЙ­ТИНГ НЕ СДЕЛАЕШЬ»

Лю­бовь КОЧНЕВА ­ о кра­е­вой жур­на­ли­сти­ке, кон­ку­рен­ции и объ­я­ти­ях Хло­по­ни­на

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

слу­жа­щих в од­ном те­ат­ре, скуль­пто­ров, не по­ки­да­ю­щих ма­стер­скую, ху­дож­ни­ков. Я не тот ма­стер, ко­то­рый 40 лет вы­та­чи­ва­ет еже­днев­но од­ни и те же де­та­ли. У жур­на­ли­ста жизнь, как река. 40 лет на од­ном ме­сте и ни од­но­го сов­па­де­ния. Ме­ня­ют­ся ве­тер, небо, во­да, за­ка­ты и вос­хо­ды. Так и мы. Журналисты - со­участ­ни­ки всех про­цес­сов, ко­то­рые про­ис­хо­дят во­круг них. За­кос­неть нам не поз­во­ля­ет са­ма ра­бо­та. По­это­му важ­но за­ме­чать, что про­ис­хо­дит во­круг, и от­ра­жать это. Для жур­на­ли­ста нет «мо­е­го» и «не мо­е­го» вре­ме­ни. Как ска­зал клас­сик: «Вре­мя нас не вы­би­ра­ет, в нём жи­вут и уми­ра­ют». По­это­му мне все­гда бы­ло ин­те­рес­но.

- Че­му учи­ли на ра­дио в со­вет­ское вре­мя?

- Мне по­вез­ло по­пасть в кол­лек­тив жур­на­ли­стов-про­фес­си­о­на­лов. Мой пер­вый шеф, ру­ко­во­ди­тель мо­ло­дёж­ной редакции Ни­ко­лай Яшин, на­учил ме­ня чув­ство­вать и улав­ли­вать звук. Жизнь то­гда ки­пе­ла, на­ши ре­пор­та­жи бы­ли на­пол­не­ны зву­ка­ми. А Яшин учил нас во гла­ву уг­ла ста­вить че­ло­ве­ка. Та­ких лю­дей мы и ищем в крае до сих пор - на­пол­нен­ных ра­до­стью жиз­ни. В пе­ре­стро­еч­ное вре­мя бы­ло труд­но, но бы­ли свет­лые лю­ди, ко­то­рые ве­ри­ли, что зав­тра бу­дет луч­ше. На­хо­ди­ли сча­стье в се­бе, в детях, да да­же в ого­ро­де. И по­то­му я не от­ка­зы­ва­юсь от со­вет­ской шко­лы жур­на­ли­сти­ки, по­сколь­ку уве­ре­на: её ещё ни­кто не пре­взо­шёл. Та­лант­ли­вый че­ло­век в то вре­мя мог про­бить­ся на­верх. До­ка­за­тель­ством это­му слу­жит твор­че­ство и Рас­пу­ти­на, и Аста­фье­ва, и Юрия Бон­да­ре­ва. А по­том на­сту­пи­ло пе­ре­стро­еч­ное вре­мя...

- Мно­гие пред­по­чи­та­ют на­зы­вать его пе­ре­лом­ным…

- То­гда на ра­дио лю­ди при­хо­ди­ли штуч­ные! У каж­до­го бы­ло че­му по­учить­ся. И мы смог­ли не увлечь­ся, ко­гда открылись ин­фор­ма­ци­он­ные шлю­зы. Ко­гда свобода слова гра­ни­чи­ла со все­доз­во­лен­но­стью. А у нас бы­ли рам­ки го­су­дар­ствен­но­го ра­дио. Очень мно­гие на­ча­ли охо­ту за жа­ре­ны­ми фак­та­ми. А мы со­хра­ня­ли вы­со­кие тре­бо­ва­ния к рус­ско­му язы­ку и про­из­но­ше­нию. Я пом­ню, как ко мне по­до­шли с пред­ло­же­ни­ем на­пи­сать сце­на­рий 20-минутного филь­ма, но с усло­ви­ем: ров­но по­сре­дине долж­на быть смерть од­но­го ге­роя. Я от­ка­за­лась. И уве­ре­на до се­го дня: на чернухе рей­тинг не сделаешь. Мы пред­по­чли сде­лать тех­но­ло­ги­че­ский про­рыв и вы­шли в пря­мой эфир. В редакции стар­шее по­ко­ле­ние вор­ча­ло страш­но. Ведь они при­вык­ли к пе­ча­ти на мик­ро­фон­ной пап­ке, в ко­то­рой каж­дое сло­во за­ве­ре­но. Жизнь по­ка­за­ла, что пра­вы мы, и уже на­ших «ста­ри­ков» бы­ло не вы­та­щить из сту­дии, от­тя­нуть от мик­ро­фо­на. По­том по­яви­лась кон­ку­рен­ция, в эфи­ре ока­за­лось мно­го ра­дио­стан­ций. Мы не ис­пу­га­лись. И оста­лись жить в сво­ём фор­ма­те, ис­по­ве­дуя свои прин­ци­пы. Кста­ти, за это мне нра­вит­ся «АиФ», ко­то­рый прин­ци­пи­аль­но не бро­са­ет прак­ти­ку от­ве­чать на са­мые ост­рые во­про­сы чи­та­те­лей.

ЗВО­НОК ОТ КРУПСКОЙ

- Вы как-то го­во­ри­ли, что по­яв­ле­ние ра­дио в Крас­но­яр­ске свя­за­но с ка­кой-то ту­ман­ной ис­то­ри­ей, и его мог­ло не быть? - В на­ча­ле XX ве­ка Крас­но­ярск и Бар­на­ул бы­ли кон­ку­рен­та­ми и бо­ро­лись за пра­во пер­вы­ми от­крыть офи­ци­аль­ную ра­дио­стан­цию. Клуб ра­дио­лю­би­те­лей Красноярска воз­глав­лял сле­сарь Ви­та­лий Вят­кин. И ко­гда в 1927 го­ду встал во­прос, где от­кры­вать ра­дио­стан­цию, этот Вят­кин уехал в Моск­ву. И про­бил­ся до Надежды Кон­стан­ти­нов­ны. И на­пом­нил ей о, мо­жет быть, са­мом луч­шем вре­ме­ни её мо­ло­до­сти, ко­гда она бы­ла в ссыл­ке в Шу­шен­ском вме­сте с Ле­ни­ным. И та ока­за­ла со­дей­ствие. Так мы опе­ре­ди­ли Бар­на­ул. И ко­гда мы за­пу­сти­ли про­ект «Ра­дио мо­ей жиз­ни», по­сы­па­лись та­кие че­ло­ве­че­ские от­кли­ки! Пом­ню, в Дзер­жин­ском жен­щи­на рас­ска­за­ла, как в ше­сти­лет­нем возрасте они с по­друж­кой разо­бра­ли ра­дио­при­ём­ник, что­бы уви­деть ма­лень­ких человечков, ко­то­рые из него го­во­ри­ли… По­нят­но, что дев­чон­кам вле­те­ло по пер­вое чис­ло, а на той встре­че жен­щи­на по­про­си­ла раз­ре­ше­ния под­нять­ся на сце­ну, что­бы на­ко­нец-то по­тро­гать жи­вых ра­дио­че­ло­веч­ков. Это бы­ла меч­та всей её жиз­ни.

- В крае бы­ли раз­ные гу­бер­на­то­ры: ге­не­рал, ко­то­рый мог ма­те­рить­ся при жур­на­ли­стах, биз­не­сме­ны, умев­шие за­ду­шить СМИ в объ­я­ти­ях. За­пом­ни­лись и за­мы, ко­то­рые жур­на­ли­стов срав­ни­ва­ли с по­мой­ны­ми ко­та­ми. Ко­гда вам ра­бо­та­лось лег­че?

- Я от гу­бер­на­то­ров бы­ла да­ле­ко. А с теп­ло­той вспо­ми­наю Алек­сандра Хло­по­ни­на. До сих пор пом­ню, как по его при­ка­зу со­бра­ли луч­ших кор­ре­спон­ден­тов края, по­са­ди­ли в са­мо­лёт и от­пра­ви­ли в Да­го­мыс на жур­на­лист­ский фо­рум. Ту­да же по­ле­тел и ан­самбль тан­ца Си­би­ри. То­гда Крас­но­яр­ский край по­да­вил всех и на сцене, и на дис­кус­си­он­ных пло­щад­ках. Май­ки с над­пи­сью «Крас­но­яр­ский край» бы­ли всю­ду. А сде­лал это Хло­по­нин. И он не от­би­рал кор­ре­спон­ден­товлю­бим­чи­ков. Очень мно­го в са­мо­лё­те бы­ло авторов, ко­то­рые власть кри­ти­ко­ва­ли. А ука­зу­ю­ще­го пер­ста от вла­сти я ни­ко­гда не ви­де­ла. Хо­тя пом­ню из­держ­ки на­шей жиз­ни, ко­гда здесь по ко­ри­до­рам хо­дил Па­ша Цве­то­му­зы­ка, а при­гла­шён­ная звезда об­ра­ща­лась к нему ис­клю­чи­тель­но «наш мест­ный Ро­бин Гуд». Это пе­чаль­но, но это из­держ­ки. Впро­чем, от­ри­ца­тель­ный опыт не ме­нее по­ле­зен.

КРАЙ СО­БЛЮ­ДА­ЕТ ЭТИКУ

- А вы не об­ра­ща­ли вни­ма­ния, как быст­ро се­го­дня гас­нет мо­ло­дая по­росль жур­на­ли­стов? От­ра­бо­тав два-три го­да, они по­ту­ха­ют. Со­бы­тия для них сли­ва­ют­ся в еди­ную кар­ти­ну го­да?

- По­гас­шие гла­за ме­ня страш­но вол­ну­ют. По­че­му? Че­го им не хва­та­ет - со­ци­у­ма? Об­ще­ствен­ной жил­ки? Ведь нас нерав­но­душ­ны­ми за­став­ля­ет быть са­ма про­фес­сия. Как же рас­ки­сать? К нам при­хо­дят ре­бя­та на прак­ти­ку, и их очень труд­но за­ста­вить ис­кать но­во­сти. Для них по­иск - это за­бег по пресс-ре­ли­зам в по­чте. Но это не но­во­сти! Они не уме­ют об­щать­ся с людь­ми. Вый­ти с опро­сом на ули­цу для них пробле­ма. Да у ме­ня та­кое чув­ство, что мо­ло­дые журналисты се­го­дня не смо­гут в го­сти­ни­цу устро­ить­ся, до то­го они не со­ци­а­ли­зи­ро­ва­ны.

- 8 сен­тяб­ря - Меж­ду­на­род­ный день со­ли­дар­но­сти жур­на­ли­стов. А она, эта со­ли­дар­ность, есть у нас в крае?

- Ко­гда есть хо­ро­шая идея, то и к со­ли­дар­но­сти взы­вать не при­хо­дит­ся. И ра­ду­ет, что кра­е­вые СМИ со­блю­да­ют этику и не по­ли­ва­ют кол­лег.

ЖЕН­ЩИ­НА ХО­ТЕ­ЛА ПО­ТРО­ГАТЬ РА­ДИО ЧЕЛОВЕЧКОВ.

Сво­бо­ду слова в 90-х го­дах при­хо­ди­лось от­ста­и­вать.

Фо­то из ар­хи­ва Л. Коч­не­вой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.