«ДОЛИНА МЁРТ­ВЫХ ЦАРЕЙ»

Сал­бык­ский кур­ган ­ ме­сто по­гре­бе­ния скиф­ской зна­ти

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - НЕПОЗНАННОЕ - Ли­ка КРАСКО

САЛ­БЫК­СКИЙ КУР­ГАН - ЗАГАДОЧНОЕ И МИСТИЧЕСКОЕ МЕ­СТО. УНИ­КАЛЬ­НЫЙ ПА­МЯТ­НИК, ОСКОЛОК ТАГАРСКОЙ КУЛЬ­ТУ­РЫ, ОКУТАННЫЙ РАЗНЫМИ ЛЕГЕНДАМИ.

МЕНГИРЫ СО «СВЯТОЙ

ЗЕМ­ЛИ» Сре­ди са­краль­ных мест Ха­ка­сии Боль­шой Сал­бык­ский кур­ган поль­зу­ет­ся наи­боль­шей из­вест­но­стью. Он рас­по­ло­жен в До­лине мёрт­вых царей - ме­сте по­гре­бе­ния скиф­ской зна­ти. Сей­час уста­нов­ле­но, что кур­ган был со­ору­жён в III ве­ке до на­шей эры. То­гда вы­со­та земляной пирамиды достигала 25-30 мет­ров. На мо­мент рас­ко­пок, про­ве­дён­ных в 1954-1956 гг. экс­пе­ди­ци­ей под ру­ко­вод­ством ар­хео­ло­га Сер­гея Ки­се­лё­ва, она со­став­ля­ла 11,5 мет­ра. К то­му вре­ме­ни мо­ги­лу огра­би­ли два­жды, по­это­му кро­ме ко­стей учё­ные ни­че­го не об­на­ру­жи­ли.

Сам кур­ган пред­став­лял со­бой слож­ное со­ору­же­ние из огром­ных кам­ней. Вес вер­ти­каль­но сто­я­щих глыб до­сти­га­ет 60 тонн! Эти ме­га­ли­ты при­во­зи­ли за сот­ню ки­ло­мет­ров с бе­ре­гов Ени­сея. Ка­ким об­ра­зом, неяс­но до сих пор.

Учё­ные го­во­рят, что менгиры (так ха­ка­сы на­зы­ва­ют эти пли­ты) по­ста­ви­ли на гра­ни­це со «Святой зем­лёй». За­чем, неиз­вест­но. В по­лу­то­ра ки­ло­мет­рах от это­го места на­хо­дит­ся двух­по­люс­ная ано­маль­ная зо­на, обо­зна­чен­ная дву­мя пли­та­ми, на­зва­ны­ми Сал­бык­ски­ми во­ро­та­ми. Сто­рож-смот­ри­тель му­зея под от­кры­тым небом Игорь ГАЛКИН уже семь лет охра­ня­ет остат­ки ве­ли­чай­ше­го кур­га­на Юж­ной Си­би­ри.

«По­че­му ра­бо­таю здесь? Судьба при­ве­ла, - сме­ёт­ся смот­ри­тель. - Про Сал­бык­ский кур­ган я толь­ко слы­шал, а уже ко­гда уви­дел, то, как го­во­рит­ся, ду­шой про­ник­ся. Есть не­ко­то­рые ве­щи, ко­то­рые толь­ко еди­ни­цы лю­дей зна­ют. Лишь те, кто за­ни­мал­ся рас­коп­ка­ми. Се­год­ня в этом рай­оне по­сто­ян­но на­блю­да­ют­ся ано­ма­лии гео­маг­нит­но­го по­ля».

На мой вопрос, дол­го ли он при­вы­кал к ра­бо­те на кур­гане, смот­ри­тель раз­во­дит ру­ка­ми: «Во­об­ще не при­вы­кал - как буд­то я здесь и был. Мой ра­бо­чий день длит­ся с рас­све­та до за­ка­та».

«А по­сле вы за­кры­ва­е­те во­ро­та и уез­жа­е­те?» - «По­че­му, нет! Мы здесь но­чу­ем. Вах­та ма­лень­кая - трое су­ток. Пря­мо здесь и жи­вём. Нас чет­ве­ро».

МОЛЧАНИЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

Мы пьём ко­фе за сто­ли­ком, на­кры­тым уют­ной ска­тёр­кой с под­сол­ну­ха­ми. В юр­те сто­ро­жа на са­мом де­ле уют­но! На стене боль­шой ко­вёр, на кро­ва­ти - шку­ра вол­ка, на сто­ли­ке чай­ник и чаш­ки с ло­жеч­ка­ми. Игорь Галкин на­чи­на­ет свой рас­сказ с вос­по­ми­на­ния о встре­че с… при­зра­ком. «Он на коне был. В мас­ке. Очень стро­гий. Ес­ли по го­ло­су опре­де­лить - лет 45 ему. За­г­ля­нул в юр­ту, ска­зал мне что-то - и слов­но не бы­ло ни­ко­го. Я не бу­ду го­во­рить, что ска­зал. Это пред­ска­за­ние бу­ду­ще­го. По­ка ни­че­го не сбы­лось, но кто его зна­ет, что впе­ре­ди. Я на ча­сы по­смот­рел - три минуты тре­тье­го. И до ше­сти утра хо­дил по юр­те, об­ду­мы­вал. Не то что ис­пу­гал­ся - от этой мысли от­вя­зать­ся не мог».

Мест­ные ве­рят: кур­ган сви­де­тель­ству­ет о су­ще­ство­ва­нии силь­ной вла­сти. Это гран­ди­оз­ное по­гре­баль­ное со­ору­же­ние че­ло­ве­ка, мо­гу­ще­ствен­нее ко­то­ро­го 25 ве­ков на­зад в здеш­них кра­ях не бы­ло. При рас­коп­ках бы­ли об­на­ру­же­ны остан­ки пра­ви­те­ля (он по­гре­бён в цен­тре) и шесть ске­ле­тов его при­бли­жён­ных или род­ствен­ни­ков, при­зван­ных со­про­вож­дать сво­е­го гос­по­ди­на в по­след­ний путь.

У по­гре­бён­но­го стар­ца бы­ли трав­ми­ро­ва­ны но­ги и пе­ре­ло­ма­ны рёб­ра. По мне­нию учё­ных, он мог быть не толь­ко пред­во­ди­те­лем пле­ме­ни или пле­мен­но­го со­ю­за, но и мо­гу­ще­ствен­ным жре­цом, имев­шим неогра­ни­чен­ную власть. Су­ще­ству­ет мне­ние, что по­сле рас­ко­пок Боль­шо­го Сал­бык­ско­го кур­га­на дух во­ждя никуда не ушёл.

От ве­ли­че­ствен­но­го кур­га­на се­год­ня со­хра­ни­лось толь­ко ос­но­ва­ние, це­ла древ­няя ка­мен­ная огра­да. На­хо­дясь ря­дом с ней, за­бы­ва­ешь се­го­дняш­нюю ре­аль­ность. Ты слов­но под охра­ной мол­ча­ния тысячелетий, за­го­ро­жен тай­ной, ко­то­рую не узна­ет ни­кто и ни­ко­гда.

«Настро­е­ние кур­га­на… Оно есть, или это за­ви­сит толь­ко от че­ло­ве­ка, при­шед­ше­го сю­да?» спра­ши­ваю я смот­ри­те­ля.

«Тя­же­ло объ­яс­нить… Оно за­ви­сит от лю­дей, ко­то­рые в те­че­ние дня по­се­ща­ют му­зей», - ка­ча­ет он го­ло­вой. «А мно­го при­хо­дит лю­дей?» «Мно­го. И нега­тив сю­да несут. Хо­тя это уже, как го­во­рит­ся, тер­ри­то­рия за­гроб­но­го ми­ра. Идут, как к себе домой. Бы­ва­ет, ме­ня спрашивают: «Вы здесь хо­зя­ин?» Я от­ве­чаю: «Мы все здесь го­сти».

ДЫРА В ЗАГРОБНЫЙ МИР?

К это­му ме­сту при­хо­дят лю­ди, ве­ря­щие в це­ли­тель­ную си­лу каменных глыб. В неко­то­рых ме­стах кам­ни от­шли­фо­ва­ны ру­ка­ми. Долина царей по­пу­ляр­на не толь­ко сре­ди ту­ри­стов, сю­да так­же при­ез­жа­ют ша­ма­ны. Го­во­рят, имен­но здесь они чер­па­ют энер­ге­ти­че­скую си­лу.

Два­дцать три кам­ня рас­став­ле­ны по пе­ри­мет­ру пря­мо­уголь­ни­ка по­сре­ди сте­пи, все они объ­еди­не­ны ров­но про­ло­жен­ны­ми пе­ре­кла­ди­на­ми и под­чи­не­ны стро­гой за­дан­но­сти по­ло­же­ния. В то же вре­мя они воз­ни­ка­ют пе­ред взо­ром буд­то бы невзна­чай, по­ра­жая во­об­ра­же­ние не раз­ме­ра­ми, а со­сто­я­ни­ем сво­бо­ды и спо­кой­ствия, за­клю­ча­ю­щи­ми­ся в них! Опи­сать это зре­ли­ще нере­аль­но. Ка­жет­ся, что ты по­пал на дру­гую пла­не­ту...

«Есть опре­де­лён­ная гра­ни­ца меж­ду на­шим ми­ром и за­гроб­ным. Лю­ди эту гра­ни­цу пе­ре­се­ка­ют не за­ду­мы­ва­ясь. Это как Сал­бык­ский кур­ган с вы­со­ты пти­чье­го по­лё­та.

при­хо­дит че­ло­век в го­сти и то на кро­вать ля­жет, то в хо­ло­диль­ник за­ле­зет. Есть, ко­неч­но, и нор­маль­ные, но мно­го мра­ко­бе­сов. Бы­ва­ет, лю­ди, за­шед­шие на тер­ри­то­рию кур­га­на, шу­мят, хо­хо­чут. Но это пол­бе­ды, - ма­шет ру­кой смот­ри­тель. - А бы­ва­ет, пы­та­ют­ся раз­жечь ко­стёр… Что­бы по­об­щать­ся с умер­ши­ми. При­хо­дят но­чью и… Да­же го­во­рить не хо­чу. Вот и дер­жим де­жур­ное осве­ще­ние. Лю­ди про­сто не по­ни­ма­ют, ку­да они по­па­ли. Про­шлись по тер­ри­то­рии, и ещё неиз­вест­но, кто от­ту­да вы­лез… Ведь это дыра в загробный мир!»

Мне снова ста­но­вит­ся не по себе, как толь­ко по­ду­маю о сво­ей недав­ней про­гул­ке по Сал­бык­ско­му кур­га­ну. «А лю­ди ка­ко­го воз­рас­та при­хо­дят на кур­ган?» -ин­те­ре­су­юсь я. «От ма­ла до ве­ли­ка», - го­во­рит Игорь.

СИЯЮЩАЯ ДУ­ША

Ра­бо­чий день смот­ри­те­ля му­зея на­чи­на­ет­ся в шесть утра.

«Прой­дёшь по тер­ри­то­рии кур­га­на, по­смот­ришь, при­бе­рёшь бу­маж­ки, что­бы ни­че­го не ва­ля­лось», - го­во­рит Игорь Галкин.

«Лю­ди умуд­ря­ют­ся ещё и му­со­рить здесь?» - я изум­ле­на.

«Ко­неч­но. У ко­го что в кар­ма­нах есть… Вплоть до пре­зер­ва­ти­вов. А как-то дед один на­брал ка­меш­ков - на память. По­том при­е­хал опять, несёт в пла­точ­ке - по­ло­жить на ме­сто. «Взял - за­бо­лел…» - оха­ет. Мы все­гда пре­ду­пре­жда­ем, что­бы ре­бя­тиш­ки в кар­ма­ны не со­ва­ли ни­че­го. С мо­гиль­ни­ка та­щить домой, ну за­чем?»

Му­зей «Древ­ние кур­га­ны Сал­бык­ской сте­пи» ра­бо­та­ет круг­лый год.

«Ле­том я ра­бо­таю с де­ся­ти ча­сов утра до ше­сти ве­че­ра, зимой - с один­на­дца­ти до че­ты­рёх, - объ­яс­ня­ет мой со­бе­сед­ник. Здесь бы­ва­ют та­кие за­ка­ты… По­сле случая с крас­ным си­я­ю­щим ша­ром я но­чью пе­ре­стал хо­дить по кур­га­ну. Не бо­ял­ся. По эти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям. Тут за день лю­ди на­до­еда­ют, а ещё и но­чью тре­во­жить… А ес­ли вы­хо­дишь - та­кое ощу­ще­ние, что кто-то на те­бя смот­рит.

Всем из­вест­но, что ду­ши умер­ших при­ни­ма­ют раз­ные фор­мы, и са­мая рас­про­стра­нён­ная - это фор­ма ша­ра, плаз­мо­и­ды. Она са­мая оп­ти­маль­ная для пе­ре­дви­же­ния ду­хов. Бы­ло уже за пол­ночь - в ти­шине вне­зап­но на­ча­ли ла­ять со­ба­ки. Ска­ли­лись на две­ри юр­ты, с двух сто­рон. Чув­ствую - кто-то за две­рью сто­ит, и знаю, что это не че­ло­век. Че­ло­ве­ка со­ба­ки из­да­ле­ка бы по­чув­ство­ва­ли, на­ча­ли бы вор­чать, а тут рез­ко вско­чи­ли и за­ла­я­ли. Я сна­ча­ла не стал вы­хо­дить и дверь от­кры­вать. Про­шло ка­кое-то вре­мя, вы­шел, фо­на­ри­ком по­све­тил в сто­ро­ну са­мо­го боль­шо­го кам­ня. И уви­дел шар, си­я­ю­щий, крас­ный, пря­мо на камне. Он был как раз в том ме­сте, где ты­ся­чи лет на­зад был при­не­сён в жерт­ву ре­бё­нок. Я фо­на­рик убрал, а по­том снова на­вёл свет на ка­мень - шар ис­чез. Я его се­кун­ды ви­дел! Это, ви­ди­мо, ду­ша ре­бён­ка и бы­ла».

«Не бы­ва­ет та­ко­го, что страш­но­ва­то но­че­вать, не мо­жешь за­снуть?» - услы­шав эту ис­то­рию, не мог­ла не спро­сить я.

«Нет. Это бы­ва­ет толь­ко то­гда, ко­гда ду­хи при­хо­дят, - отве­ча­ет смот­ри­тель. - Мы уже привыкли, уже зна­ем. Как-то чув­ству­ешь их».

25-30 МЕТ­РОВ ДОСТИГАЛА ВЫ­СО­ТА ЗЕМЛЯНОЙ ПИРАМИДЫ.

Вер­ти­каль­но сто­я­щие кам­ни ве­си­ли до 60 тонн.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.