НЕЛЕГ­КО ГО­ВО­РИТЬ ПРАВ­ДУ

Мит­ро­по­лит ПАНТЕЛЕИМОН ­ об уро­ках ре­во­лю­ции, Ста­лине, се­мье и ре­ли­гии

AiF na Yenisee (Krasnoyarsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Оль­га ЛОБЗИНА

«К СТА­ЛИ­НУ НЕЛЬ­ЗЯ ОТ­НО­СИТЬ­СЯ ОД­НО­ЗНАЧ­НО, НО И ВЫ­БРА­СЫ­ВАТЬ НА ПО­МОЙ­КУ НЕ СТО­ИТ. ЭТО ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКАЯ ФИ­ГУ­РА, СВОЕ­ОБ­РАЗ­НАЯ, ХАРИЗМАТИЧНАЯ, АД И РАЙ ПРИ­СУТ­СТВО­ВА­ЛИ В ЕГО ЖИЗ­НИ И ДУ­ШЕ. И СЕ­ГОД­НЯ ОН НЕСЁТ ОТ­ВЕТ ПЕ­РЕД БО­ГОМ», - СЧИ­ТА­ЕТ МИТ­РО­ПО­ЛИТ КРАС­НО­ЯР­СКИЙ И АЧИНСКИЙ ПАНТЕЛЕИМОН.

«СО­ВЕТ­СКИЙ СО­ЮЗ МОЯ РОДИНА»

- 100 лет на­зад про­изо­шла ре­во­лю­ция, ко­то­рая кар­ди­наль­но из­ме­ни­ла жизнь в Рос­сии. От­но­ше­ние свя­щен­но­слу­жи­те­лей к это­му по­нят­но. Меж­ду тем се­год­ня Ста­ли­на од­ни про­кли­на­ют, дру­гие уста­нав­ли­ва­ют ему па­мят­ни­ки и счи­та­ют, что в 1945 го­ду он вы­иг­рал вой­ну. По­че­му вы об этом все­гда го­во­ри­те с бо­лью?

- До 1917 го­да существовала си­сте­ма, сло­жив­ша­я­ся за ты­ся­че­ле­тия. Нель­зя ска­зать, что она бы­ла иде­аль­ной. И ес­ли бы не страш­ные гре­хи цар­ству­ю­щих до­мов (осо­бен­но до­ма Ро­ма­но­вых), пра­вя­щей эли­ты и са­мо­го хри­сти­ан­ско­го мира, то ре­во­лю­ции не бы­ло бы.

Я ро­дил­ся в 1955 го­ду, уже по­сле смер­ти Ста­ли­на. Счи­таю, нель­зя к его прав­ле­нию от­но­сить­ся од­но­знач­но - с нена­ви­стью или лю­бо­вью. Власть не бы­ва­ет без опре­де­лён­но­го на­си­лия. Ис­то­рия Ста­ли­на и на­шей стра­ны - это ис­то­рия бан­ди­тиз­ма и за­кон­но­сти. Но при этом чув­ство гло­баль­но­сти про­изо­шед­ше­го, ви­ди­мо, в нём гос­под­ство­ва­ло. Как бы то ни бы­ло, Ста­лин сто­ял во гла­ве стра­ны, ко­то­рая по­бе­ди­ла фа­шизм. Гос­подь по­мог че­рез мо­лит­вы ве­ру­ю­щих то­му ре­жи­му в войне по­бе­дить, вер­нуть­ся к Бо­гу, дать пе­ре­дыш­ку для рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства, что­бы до­жить по­том до пе­ре­строй­ки.

Си­сте­ма прав­ле­ния, ко­то­рую из­брал Ста­лин, для него ока­за­лась иде­аль­ной, но кро­во­про­лит­ной и да­же ге­но­цид­ной в от­но­ше­нии соб­ствен­но­го на­ро­да. По-хри­сти­ан­ски это бы­ло бе­сов­ское прав­ле­ние. И се­год­ня он несёт от­вет пе­ред Бо­гом.

- Ка­ра­тель­ная си­сте­ма прошлась и по ва­шей се­мье?

- Под жер­но­ва си­сте­мы по­па­ли самые близ­кие род­ствен­ни­ки ма­мы, отец, по­том от­чим. Ма­ма хо­те­ла быть ак­три­сой и да­же три го­да учи­лась, но она бы­ла в ок­ку­па­ции и по­па­ла в немец­кие конц­ла­ге­ря. А спец­служ­бы не до­ве­ря­ли та­ким, за­ста­ви­ли за­брать до­ку­мен­ты, и ей при­шлось уехать в де­рев­ню.

Мно­го бы­ло то­гда неспра­вед­ли­во­го в го­су­дар­стве. Ес­ли при Ста­лине был страх, то по­сле него - бес­че­ло­веч­ная ком­му­ни­сти­че­ская си­сте­ма, осо­бен­но во вре­ме­на Хру­щё­ва. 91-й год вновь по­ста­вил кро­ва­вую точ­ку, ко­то­рую я не при­ни­маю. Со­вет­ский Со­юз, при всех его недо­стат­ках в от­но­ше­нии де­мо­кра­тии, ре­ли­гии, че­ло­веч­но­сти, - моя родина. В глу­бине ду­ши я ещё ве­рую, что Гос­подь по­мо­жет на­ро­дам опом­нить­ся и объ­еди­нить­ся. Пусть в дру­гой си­сте­ме, в сво­бод­ных го­су­дар­ствах со сво­ей ва­лю­той, язы­ка­ми, ре­ли­ги­я­ми, но без ан­та­го­низ­ма и нена­ви­сти, дол­жен воз­ро­дить­ся тот дух един­ства.

- В со­вет­ские го­ды стро­и­ли го­ро­да, в космос ле­та­ли…

- …атом­ные и элек­три­че­ские стан­ции воз­во­ди­ли, наука раз­ви­ва­лась, сель­ское хо­зяй­ство, прав­да, и кор­руп­ция пус­ка­ла свои кор­ни. А се­год­ня мы во­об­ще за­хлеб­ну­лись в этом. Кор­руп­ция по­жи­ра­ет всё - и ве­ру, и доб­ро­ту. Мы мо­лим­ся, что­бы всё это не пе­ре­шло вновь в кро­во­про­ли­тие. Дья­вол тол­ка­ет на­шу стра­ну к это­му. И то­гда бу­дет по­ху­же ре­жи­ма Ста­ли­на. По­это­му я все­гда с та­кой тре­во­гой го­во­рю об этом и от­ка­зы­ва­юсь по­ни­мать все ре­прес­сии. Как же мож­но бы­ло над на­ро­да­ми та­кой огром­ной им­пе­рии, как Со­вет­ский Со­юз, про­во­дить та­кие страш­ные экс­пе­ри­мен­ты? Но при этом у мно­гих то­гда бы­ла и ис­крен­няя лю­бовь к стране. Лю­ди са­мо­от­вер­жен­но ра­бо­та­ли в кол­хо­зах, на за­во­дах. И ис­кренне шли на де­мон­стра­цию 7 но­яб­ря…

УХО­ДИ­ЛИ, ЧТО­БЫ НЕ ВЕР­НУТЬ­СЯ…

- В ре­зуль­та­те го­не­ний пе­ред на­ча­лом Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Си­би­ри прак­ти­че­ски не оста­лось хра­мов. А сколь­ко их се­год­ня на тер­ри­то­рии края?

- Си­бирь - уни­каль­ное ме­сто. Че­ло­век здесь ни­ко­гда не знал ни кре­пост­но­го пра­ва, ни по­ме­щи­чье­го кну­та. Ко­неч­но, борьба за выживание в Си­би­ри тре­бо­ва­ла и си­лы ду­ха. По­то­му лю­ди стро­и­ли хра­мы. Не по­ме­щи­ки, а са­ми пе­ре­се­лен­цы, кре­стьяне, ма­сте­ро­вые, гра­до­на­чаль­ни­ки...

Что де­ла­ет си­би­ря­ка си­би­ря­ком? Ду­хов­ность, му­же­ство и мо­гу­ще­ство че­ло­ве­ка. Это сыг­ра­ло свою роль под Моск­вой, ко­гда си­би­ря­ки оста­но­ви­ли гит­ле­ров­цев, а са­ми по­лег­ли. В честь крас­но­яр­ских ге­ро­ев в Крас­но­яр­ске бу­дет воз­ве­дён храм Ико­ны Ка­зан­ской Бо­жьей ма­те­ри. На том ме­сте, от­ку­да пер­вые доб­ро­воль­че­ские от­ря­ды от­прав­ля­лись на фронт, что­бы сра­зить­ся с вра­гом под Моск­вой. Ухо­ди­ли, что­бы не вер­нуть­ся...

До ре­во­лю­ции в Крас­но­яр­ском крае (то­гда Ени­сей­ский округ) бы­ло бо­лее 400 хра­мов. В го­ды вой­ны оста­лось 10 хра­мов на весь огром­ный си­бир­ский ре­ги­он. В Крас­но­яр­ске то­гда чу­дом со­хра­ни­лась Ни­ко­ла­ев­ская цер­ковь (Ни­коль­ский храм - един­ствен­ный дей­ству­ю­щий в го­ды вой­ны), в 1943 го­ду в ней про­во­дил служ­бы Лу­ка Вой­но-Ясе­нец­кий (ныне свя­той).

Се­год­ня по­чти вос­ста­нов­ле­но ко­ли­че­ство хра­мов, ко­то­рые дей­ство­ва­ли до 1917 го­да. В Крас­но­яр­ской епар­хии 180, бо­лее 100 в Ени­сей­ской, око­ло 50 - в Но­риль­ской и бо­лее 60 хра­мов - в Кан­ской. Но вос­тре­бо­ван­ность ещё боль­ше. Сей­час в крае про­жи­ва­ет око­ло 3 млн че­ло­век, а до ре­во­лю­ции при на­се­ле­нии в 500 тыс. бы­ло столь­ко же хра­мов.

МО­ЩИ СВЯ­ТЫХ НЕ МУ­ЗЕЙ­НЫЙ ЭКСПОНАТ

- Ле­том в Москве и Санк­тПе­тер­бур­ге, что­бы при­кос­нуть­ся к ча­сти­цам мо­щей свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца, в те­че­ние ме­ся­ца еже­днев­но в оче­редь вы­стра­и­ва­лись ты­ся­чи пра­во­слав­ных. А ведь до ре­во­лю­ции по­чти в каж­дом хра­ме Ени­сей­ской епар­хии хра­ни­лись мо­щи свя­тых. Что уда­лось спа­сти?

- Боль­шая часть свя­тынь бы­ла утра­че­на во вре­мя го­не­ний на цер­ковь. Но бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям свя­щен­ни­ков се­год­ня есть ков­че­ги с ча­сти­ца­ми ка­ко­го-ли­бо свя­то­го по­чти во всех хра­мах. Есть там мо­щи и си­бир­ских свя­тых. Ча­сти­цы мо­щей хра­нят­ся и в кра­е­вед­че­ском му­зее, как и ста­рин­ные ико­ны. Там по­ка не го­то­вы их пе­ре­дать церк­ви. Мы и не тре­бу­ем. Хо­тя ис­то­ри­че­ские ико­ны долж­ны быть до­сто­я­ни­ем жи­те­лей края, а не хра­нить­ся в под­ва­лах му­зеев. На­де­юсь, ко­гда мы воз­двиг­нем Бо­го­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ский со­бор, то сде­ла­ем цо­коль­ный этаж вы­ста­воч­ным (как в мос­ков­ском хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля) и от­да­дим его куль­ту­ре. Ча­сти­цы мо­щей так­же не мо­гут быть му­зей­ным экс­по­на­том, их на­до пе­ре­да­вать в хра­мы. Уве­рен, при­дёт вре­мя и по­ни­ма­ние…

- Ени­сейск - ста­рин­ный си­бир­ский го­род, с бо­га­той пра­во­слав­ной куль­ту­рой и уни­каль­ны­ми хра­ма­ми, ко­то­рый сей­час вос­ста­нав­ли­ва­ют к 400-ле­тию. Воз­мож­но воз­ро­дить паломничество?

- То­больск и Ени­сейск - два уни­каль­ных ме­ста в Си­би­ри. А для нас неспра­вед­ли­во по­ру­ган­ные го­ро­да. Но сей­час их возрождают. И там есть свя­ты­ни. Ко­гда все ре­став­ра­ци­он­ные ра­бо­ты за­кон­чат­ся, они от­кро­ют­ся для па­лом­ни­че­ства. Ве­ли­кое сча­стье жить ря­дом с та­ким го­ро­дом, та­кой куль­ту­рой и хра­ма­ми. На­де­ем­ся, к юби­лею в 2019 го­ду Ени­сейск за­иг­ра­ет но­вы­ми крас­ка­ми. Мы это­го очень ждём.

«СОЛОМА» СГОРИТ В ИС­ТО­РИИ

- Год на­зад при мит­ро­по­лии со­здан об­ще­ствен­ный со­вет. В него во­шли пред­ста­ви­те­ли раз­ных про­фес­сий, пар­тий и да­же ве­ро­ис­по­ве­да­ния. А ко­гда со­вет вы­ра­жал свою по­зи­цию по от­дель­ным во­про­сам (как, на­при­мер, за­прет в шко­лах рас­ска­за Люд­ми­лы Пет­ру­шев­ской «Глюк», под­держ­ка стро­и­тель­ства со­бо­ра на Стрел­ке), до­ста­ва­лось вам и от об­ще­ствен­ни­ков, и от жур­на­ли­стов. Не жа­ле­е­те?

- Счи­таю, это ве­ли­кий дар бо­жий лич­но для ме­ня - встре­чать­ся с та­ки­ми достойными, раз­но­по­люс­ны­ми, но очень цель­ны­ми, интеллектуальными лич­но­стя­ми. И об­суж­да­ем во­про­сы не толь­ко те, что ка­са­ют­ся церк­ви. Пра­виль­но под­ня­ли шум по по­во­ду «Глю­ка». Счи­таю, эта «солома» сгорит в ис­то­рии, как и мно­гие дру­гие кни­ги, ко­то­рые не мо­гут быть жиз­не­утвер­жда­ю­щи­ми. И со­вет сде­лал боль­шое де­ло - при­влёк вни­ма­ние и об­ще­ствен­но­сти, и рос­сий­ско­го ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рое всё-та­ки сде­ла­ло своё за­клю­че­ние: кни­га не ре­ко­мен­до­ва­на для изу­че­ния в шко­ле.

Мы, ко­неч­но, не мо­жем при­ка­зать, ведь че­ло­век сво­бо­ден вы­би­рать. Но вы­ска­зы­вать свою по­зи­цию обя­за­ны. Ина­че для че­го мы жи­вём на зем­ле? Что ка­са­ет­ся ме­ня лич­но… ес­ли Хри­ста окле­ве­та­ли и рас­пя­ли, то нам, свя­щен­ни­кам, тем бо­лее не ждать свет­ло­го пу­ти. И на этой непро­стой до­ро­ге бу­дут и кла­нять­ся, и пле­вать, по­ли­вать гря­зью, кле­ве­тать… Но бо­ять­ся не нуж­но. По­то­му что нелег­ко го­во­рить прав­ду. Ещё слож­нее - при­нять, при этом ни­ко­го не уни­жая и не оскорб­ляя.

- За ок­ном дождь, пас­мур­ная по­го­да. На ко­го-то она на­во­дит тос­ку, вы­зы­ва­ет де­прес­сию... А у вас ка­кое лю­би­мое вре­мя го­да?

- Я на­столь­ко люб­лю жизнь, что к лю­бой по­го­де от­но­шусь с боль­шим ин­те­ре­сом. С ше­сти лет рос на юге, 10 лет в Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти слу­жил, где дожд­ли­вая по­го­да, но она ме­ня все­гда вос­хи­ща­ла и да­ва­ла энер­гию к жиз­ни. Очень люб­лю бу­шу­ю­щее мо­ре. Чем боль­ше волн, тем боль­ше же­ла­ния в них вой­ти на ко­раб­ле. Ду­маю, ес­ли бы не ате­и­сти­че­ское вре­мя и Гос­подь не при­звал слу­жить, я, воз­мож­но, стал бы мо­ря­ком.

СИ­БИ­РЯК ЭТО ДУ­ХОВ­НОСТЬ, МУ­ЖЕ­СТВО И МО­ГУ­ЩЕ­СТВО ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА.

До ре­во­лю­ции в крае бы­ло бо­лее 400 хра­мов, в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны оста­лось 10.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.